РОМАН

Вячеслав Суриков
редактор отдела культура журнала «Эксперт»
29 июня 2015, 00:00

Любовь к радио

Дорр Энтони. Весь невидимый нам свет. — СПб.: Азбука, Азбука-Аттикус, 2015. — 592 с. Тираж 20 000 экз

Энтони Дорр — свежеиспеченный лауреат Пулитцеровской премии, каковым он стал сразу вслед за Донной Тарт, очаровавшей в прошлом году жюри своим «Щеглом». Эти романы уместно поставить рядом, поскольку в центре повествования и там и там — подростки. К тому же и там и там двигатель сюжета — предмет, притягивающий внимание читателей, который в кинематографе принято обозначать термином «макгаффин». И если Донна Тарт наделяет своего героя редкой старинной картиной, то у Энтони Дорра героиня становится обладательницей крупного алмаза, который, по легенде, дарует бессмертие. Это говорит о том, что сентиментальные истории с элементами волшебной сказки действуют на жюри Пулитцеровской премии безотказно. Главная героиня романа «Весь невидимый нам свет» — слепая французская девочка Мари-Лора, пытающаяся выжить посреди ужасов Второй мировой войны. Второй герой — влюбленный в радио немецкий мальчик Вернер, который использует свой талант для перехвата вражеских радиостанций. Автор устремляет их друг к другу и даже в конце концов устраивает им короткую встречу.

Екатерина Доброхотова-Майкова перевела роман в глаголах настоящего времени, что противоречит русской повествовательной традиции, и к этому надо привыкнуть. Впрочем, привыкнуть надо не только к этому: автор разбивает повествование на короткие эпизоды, как принято делать в кино, перемежая одну сюжетную линию другой, и к тому же нарушает порядок течения времени, что не всегда выглядит оправданным. Но самое сомнительное место у Дорра связано с упоминанием пластинки с фрагментом «Времен года» Вивальди, будто бы записанной в 1904 году. Между тем в начале прошлого века эта музыка была малоизвестна и, по всей вероятности, не могла быть записана. Но всем свойственно ошибаться.