Вторая волна рецессии?

Экономика и финансы
Москва, 29.06.2015
«Эксперт» №26-27 (950)
В апреле-мае кризис в экономике, первоначально наиболее сильно поразивший торговлю и строительство, стал все больше захватывать промышленное производство. При этом интенсивность смягчения ЦБ денежно-кредитных условий снижается из-за опасений нового витка инфляции в связи с июльским повышением тарифов ЖКХ

Банк России 15 июня, еще не имея основного пакета статистических данных за май, четвертый раз подряд с начала года смягчил денежно-кредитные условия. Ключевая ставка опустилась с 12,5 до 11,5% годовых. Снижение на 100 базовых пунктов на сей раз совпало с ожиданиями консенсуса Bloomberg и прогнозом VTB Capital. Регулятор в комментарии к своему решению констатировал наблюдающиеся в изобилии признаки циклического спада, вызванного инерционным «пережевыванием» экономикой изменившихся внешних условий и вторичными эффектами внешнего шока в виде повышенных ставок, откладывания домохозяйствами крупных покупок и инвестиций до более благоприятных времен.

Кризис догоняет промышленность

Межу тем в вышедших позже данных явно видны следы изменения переживаемой экономикой рецессии. Они отражают плоды происшедшего в апреле-мае укрепления рубля. В то время как реальная зарплата и потребление населения готовы, кажется, нащупать дно, спад инвестиций и выпуска ускоряется. При этом сжатие выпуска перемещается из торговли и строительства, которые оно преимущественно поразило в первые месяцы текущего года, в промпроизводство.

В пакете данных за май Росстат радикально пересмотрел темпы прироста зарплаты и доходов в сторону увеличения (или, правильнее сказать, — уменьшения глубины спада, если говорить о реальных, скорректированных с учетом инфляции цифрах). В частности, рост номинальной заработной платы за апрель убыстрился с беспрецедентно низкой первой оценки в 1% до 5,2% в годовом сопоставлении, а в мае достиг уже 7,2%. Вместе с замедлением инфляции это привело к тому, что в мае падение реальной зарплаты остановилось и даже развернулось к незначительному росту.

Соответственно, падение покупок в розничной торговле тоже практически остановилось и нашло дно (возможно, временное) на отметке –9,2% от прошлогоднего. Покупки продовольствия стабилизировались на уровне –8,8% в годовом сравнении, спад покупок непродовольственных товаров замедлился до 9,6 с 10,4% в апреле.

Эта стабилизация зарплат и потребления, по-видимому, отразила напряженное состояние рынка труда, сохраняющееся несмотря на сжатие выпуска и остающийся стабильным курс рубля на протяжении двух последних месяцев. Импорт, хоть и продолжал сжиматься (в последних данных за апрель он был на 40% меньше, чем год назад в физическом объеме, то есть с поправкой на инфляцию долларовых цен), но, видимо, сжатие это в последние месяцы происходит целиком за счет продукции инвестиционного назначения и потребительских товаров длительного пользования (автомобили, бытовая техника). Импорт продовольствия, очевидно, постепенно стабилизируется.

Ранние индикаторы деловой активности в мае в виде индекса менеджеров по закупкам PMI, оптимистично предрекавшие близкое или даже уже состоявшееся прекращение спада в секторе услуг, не обещали тем не менее промышленному производству ничего утешительного. Что и подтвердила официальная статистика за май. Спад индекса промпроизводства (ИПП) углубился до 5,5% в годовом сравнении (на 1 п. п. против

У партнеров

    «Эксперт»
    №26-27 (950) 29 июня 2015
    Глухая стена неолиберализма
    Содержание:
    Корпус стражей институциональной революции

    Петербургский международный экономический форум показал: экономические проблемы России видны все отчетливее, но их все меньше пытаются решать с помощью экономических инструментов

    Повестка дня
    Тема недели
    Международный бизнес
    Потребление
    Панорама страхования
    Реклама