Кость в горле Евросоюза

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ
Евгения Обухова
редактор отдела экономика и финансы журнала «Эксперт»

Греция не в состоянии ни обслуживать свои долги, ни принять условия новой финансовой помощи. Любой вариант разрешения греческого кризиса приведет к изменению политики ЕС в отношении стран его периферии

В ночь с 30 июня на 1 июля был зарегистрирован первый дефолт развитой страны: Греция так и не выплатила в установленный срок Международному валютному фонду долг в размере 1,55 млрд евро.

Aфины просили о продлении срока выплат, но в МВФ ответили, что продолжение финансирования возможно только после выплаты долга. Таким образом, с технической точки зрения вторая программа помощи Греции, формально начавшаяся в феврале 2012-го, завершилась 1 июля текущего года. «Мы проинформировали наш совет директоров, что Греция просрочила выплату и сможет теперь получить финансирование от МВФ только после того, как погасит свою задолженность», — прокомментировал ситуацию официальный представитель фонда Джерри Райс. Министр финансов Германии Вольфганг Шойбле также заявил, что срок действия второй программы помощи Греции истек и теперь стране потребуется третья программа в рамках Европейского механизма стабильности (ESM).

Европейский рынок акций обращает мало внимания на греческие проблемы zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzgrecia_graph1.jpg
Европейский рынок акций обращает мало внимания на греческие проблемы

Впрочем, с технической точки зрения просрочка не является дефолтом Греции по суверенным обязательствам — рейтинговые агентства считают основанием для этого просрочку по коммерческому долгу, а не по долгу МВФ. Первый платеж Греции коммерческим заемщикам, по данным Standard & Poor’s, предстоит лишь 10 июля на сумму 2 млрд долларов. Впрочем, большинство аналитиков сомневаются, что у Афин к этому времени найдутся средства для осуществления подобного платежа. Всего же на руках у коммерческих заемщиков после реструктуризации греческого долга в 2012 году находится лишь 39 млрд евро (22% ВВП).Остальной греческий долг — это долг перед «тройкой кредиторов» (страны Евросоюза, Европейский центральный банк и МВФ). Тем не менее еще 30 июня агентство S&P понизило долгосрочный рейтинг Греции на одну ступень: с ССС до ССС– с негативным прогнозом.

На волне греческих проблем евро вернулось к уровням 13-летней давности zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzgrecia_graph2.jpg
На волне греческих проблем евро вернулось к уровням 13-летней давности

Усиление давления на Грецию без реструктуризации долга может привести к тому, что над страной взойдет «Золотая заря» — вместо леворадикальных политиков из коалиции СИРИЗА греки выберут правых неофашистов, которые тоже предлагают быстрые и радикальные решения. Более того, политически и экономически нестабильная Греция может привести к дезинтеграции всего Евросоюза. «В ЕС и НАТО решения принимаются консенсусом, поэтому не желающая сотрудничать Греция может сковывать обе организации. В частности, по вопросам антироссийских санкций или же судьбы соглашения о Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве», — предупреждает бывший командующий силами НАТО в Европе Джеймс Ставридис. Безусловно, у США и ЕС достаточно влияния для преодоления греческого обструкционизма (не случайно премьер-министр Алексис Ципрас в итоге был вынужден поддержать идею продления антироссийских санкций), однако использование давления на регулярной основе может серьезно подорвать имидж Евросоюза и остатки веры населения всех стран — членов ЕС в целесообразность общеевропейского проекта.

Грекам выкрутили руки

С 2010 года МВФ и страны Европы предоставили Греции 240 млрд евро (из них на Германию пришлось 57,23 млрд, на Францию — 42,98 млрд и на Италию — 37,76 млрд). Европейцы намерены вернуть все до последнего евроцента, поэтому они еще и выставили греческим властям достаточно суровые требования в отношении дальнейшего кредитования. В их числе: отмена льгот по НДС для островов в Эгейском море (Афины отказываются идти на это, считая, что данная мера нанесет урон туристической отрасли); пенсионная реформа; выведение банковской системы из-под контроля государства; снижение объемов дополнительных выплат и премий госслужащим; начало обсуждения понижения минимального уровня зарплаты. Без согласия на эти условия (которое, по сути, похоронило бы политическую карьеру как Ципраса, так и его партии) Европа денег не давала.

Характер дальнейших отношений Греции с кредиторами будет определен референдумом, который правительство Алексиса Ципраса назначило на 5 июля и на котором греческие избиратели должны будут или принять предложения «тройки», представленные ею на заседании Еврогруппы 25 июня, либо же их отвергнуть. Хотя референдум вряд ли будет иметь юридическую силу из-за особенностей греческого законодательства (согласно которому вопросы публичных финансов не могут решаться через плебисцит), его негативный исход сделает выход Греции из зоны евро практически неизбежным из-за прекращения финансовой поддержки со стороны Европейского центробанка (ЕЦБ). В интервью телеканалу Bloomberg министр финансов Греции Янис Варуфакис был крайне категоричен по поводу возможности заключения соглашения на условиях кредиторов. В частности, он заявил, что «скорее отрежет себе руку, чем подпишет его». При этом Варуфакис настаивал на том, что Греция «отчаянно хочет остаться в Европе». По его словам, подписание соглашения с кредиторами на их условиях приведет к тому, что через 6–12 месяцев Афины будут еще более неплатежеспособными, чем сейчас.

Греческий премьер Алексис Ципрас вынес вопрос о принятии условий кредиторов страны на общенациональный референдум. Перекладывание на плечи населения ответственности за тяжелые политические решения, похоже, входит в моду. Прецедентом стал плебисцит в Исландии в марте 2010 года, на котором граждане страны высказались за отказ от обслуживания внешних долгов исландских банков zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzgrecia2.jpg
Греческий премьер Алексис Ципрас вынес вопрос о принятии условий кредиторов страны на общенациональный референдум. Перекладывание на плечи населения ответственности за тяжелые политические решения, похоже, входит в моду. Прецедентом стал плебисцит в Исландии в марте 2010 года, на котором граждане страны высказались за отказ от обслуживания внешних долгов исландских банков

Соцопрос, проведенный в начале июля, показал, что большинство жителей Греции не поддерживают правительство Ципраса, призвавшего голосовать на референдуме против предложений кредиторов. По данным опроса, проведенного греческой социологической службой GPO, 47% опрошенных готовы проголосовать за уступки кредиторам (и сохранение членства Греции в еврозоне и в ЕС). За отказ от выполнения условий ультиматума высказалось 43% респондентов; остальные пока не определились. Примечательно, что до назначения референдума более половины греков выступало за отказ от выполнения условий кредиторов.

Впрочем, вне зависимости от исхода референдума экономика Греции будет нуждаться во внешнем финансировании, перспективы которого являются крайне туманными. По последним оценкам МВФ, Греции в ближайшие три года потребуется 52 млрд евро для покрытия базовых нужд (без учета обслуживания долга в 315 млрд евро, что соответствует 175% греческого ВВП).

В последний день июня Афины обратились к странам еврозоны за третьим пакетом помощи, попросив о частичной реструктуризации задолженности и выделении 29,1 млрд евро в рамках ESM на два года, но не пообещав взамен никаких реформ.

В результате ситуация в отношениях между Грецией и ее партнерами по зоне евро и Евросоюзу приблизилась к патовой. «Похоже, что после нескольких лет оказания помощи Греции европейцы потеряли интерес к ее сохранению в зоне евро, а возможно, даже в самом ЕС. Грецию стали воспринимать как “черную дыру”, которая засасывает все больше средств, но при этом настаивает на пересмотре принципов помощи. В то время как Ирландия, Португалия и Испания смогли справиться с финансовыми трудностями в рамках кризиса периферии еврозоны и вернуться к росту, ситуация в Греции остается довольно безнадежной. Похоже, европейские партнеры сочли, что выборы в начале 2015 года, по результатам которых к власти пришла левацкая СИРИЗА, собравшая голоса на призывах к отмене режима экономии, стали вызовом остальной Европе и ее принципам. В результате Греция и ее партнеры по ЕС оказались в условиях взаимной конфронтации из-за неприятия базовых позиций друг друга», — рассказал «Эксперту» Джон Спрингфорд, старший научный сотрудник Центра европейской реформы в Лондоне.

Греческий ВВП никак не перестанет падать zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzgrecia_graph3.jpg
Греческий ВВП никак не перестанет падать

Если правительство в Афинах лишится источника финансирования, то оно окажется в ситуации «вынужденного фактического дефолта». Десятки миллиардов евро уже были выведены из банковской системы страны в течение последних недель, а введенные в конце июня ограничения на снятие наличных с банковских счетов (не более 60 евро в сутки) привели к огромным очередям у банкоматов. В случае дефолта Греция будет вынуждена вернуться к драхме, которая испытает очень быструю девальвацию (по некоторым оценкам, минимум 50–60%), что приведет к резкому скачку инфляции. Банковский сектор, отрезанный от кредитов ЕЦБ, также столкнется с кризисом ликвидности, который способен обрушить многие греческие банки. «В случае выхода из зоны евро Греция может оказаться изгоем для финансовых рынков на долгие годы, как это произошло с Аргентиной в 2002 году. Перспективы финансирования из-за пределов Европы, например из Китая или России, сегодня выглядят маловероятными. Из-за полномасштабного экономического кризиса пострадает большинство секторов экономики, включая туризм, один из главных источников валюты. Это лишь повысит и без того высокую безработицу и раскрутит спираль кризиса, банкротящую все большее число греческих компаний. И если в долгосрочной перспективе возвращение к драхме для Греции может стать спасением благодаря ее девальвации, в краткосрочный период подобный сценарий не несет ничего положительного», — рассказал «Эксперту» Иэн Бегг, профессор экономики Лондонской школы экономики.

Сейчас бюджетный дефицит Греции составляет 3,4%, и эта цифра, в общем, не такая и большая по сравнению с 15% дефицита, которые были в 2009 году. Долг страны составляет 175% ВВП. Для сравнения: у Италии долг 134% ВВП при бюджетном дефиците 3%, у Португалии — 129% при дефиците 4,8%, а у Японии, например, госдолг и вовсе составляет 232% ВВП при дефиците 7%, и никто по этому поводу особенно не беспокоится. Похоже, все дело в том, чего требуют твои кредиторы и что ты вообще можешь сделать со своим долгом. Греция оказалась загнана в угол — ее интересы можно было не принимать в расчет, в том время как сама страна очень мало что могла сделать для того, чтобы вернуть себе способность расплачиваться по долгам.

Кто может вложить капитал в греческую экономику, пока совершенно не ясно. Как указывает Джилл Хеджес, представитель научно-исследовательской группы Oxford Analytica, у Греции нет сильного и конкурентоспособного сектора в экономике (таковым с натяжкой можно назвать туризм, формирующий 18% ВВП), и хотя возвращение к драхме и ее ослабление может привлечь в страну большее количество иностранных туристов, вполне возможно, что для полного восстановления экономики страны улучшенного и динамично развивающегося туристического сектора будет недостаточно.

Неизвестная акватория

В то время как греки могут обратиться к весьма разным по результату примерам Аргентины или Исландии, отказавшихся платить по своим долгам, открытым остается вопрос о судьбе еврозоны. На Грецию приходится всего 2% ВВП зоны евро, поэтому выход страны из проекта единой европейской валюты может оказать на еврозону лишь незначительное влияние. Большинство экономистов ожидают, что при таком сценарии ЕЦБ поддержит облигации других периферийных экономик ЕС, особенно Португалии, Испании и Италии, что предотвратит рыночные спекуляции, которые бьют по более слабым экономикам еврозоны.

Но что произойдет в средне- и долгосрочной перспективе? Некоторые эксперты полагают, что кризис вынудил страны зоны евро к более тесному союзу. Другие же считают, что финансовые рынки будут выбирать слабые звенья одно за другим, заставив целую группу периферийных стран — от Кипра и Ирландии до Испании и Италии — покинуть зону евро.

Безработица в Греции драматично выросла за годы экономии zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzgrecia_graph5.jpg
Безработица в Греции драматично выросла за годы экономии

«Если посмотреть на первоначальную реакцию фондовых рынков на новости о греческом дефолте, то она оказалась не такой плохой. Отдельные европейские коммерческие банки сейчас имеют немного греческих гособлигаций. В финансовой системе еврозоны не наблюдается проблемы дефицита ликвидности. Конечно, важной окажется реакция ЕЦБ, которому придется более активно заниматься интервенциями, чтобы успокоить рынки. При таком развитии событий эффект “грекзита” (выход Греции из еврозоны. — “Эксперт”) на экономику зоны евро будет незначительным, в районе 0,2–0,4 процента, что существенно ниже, чем в кризисы 2008-го или 2010 годов», — рассказал «Эксперту» глава отдела глобальной финансовой системы Международного экономического форума в Давосе Андерс Борг.

С такой оценкой согласна и Дженнифер Маккьюэн, экономист исследовательского центра Capital Economics в Лондоне: «На самом деле эффект “грекзита” в краткосрочной перспективе будет ограниченным. Но валютный союз в рамках ЕС должен будет измениться. Перспективы нестабильности, связанные с выходом одного из членов из зоны евро, должны будут заставить оставшиеся страны двигаться в направлении большей интеграции. Ведь евро по-прежнему будет сталкиваться с проблемой процентных ставок, определяемых состоянием экономики Германии, что подходит для крупных экономик ядра зоны евро, но не работает на периферии. Поэтому оставшимся странам зоны евро придется принимать решения, которые заставят их двигаться и к фискальному союзу».

 zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzgrecia3.jpg

Но некоторые полагают, что возможен и куда более опасный сценарий. «Выход Греции из евро пересмотрит правила и ожидания в Евросоюзе. Если раньше интеграция предполагала лишь движение в одном направлении — Греция даже ликвидировала свои печатные станки, на которых раньше печатались драхмы, то теперь правила игры меняются. Вместе с интеграцией появляется и вариант дезинтеграции, вынужденного выхода одной или большего числа стран из европейской валюты или из ЕС в целом. Это означает, что рынки будут теперь учитывать и подобные сценарии, и некоторые участники будут играть на их реализацию. Если “грекзит” произойдет, то ближайшие несколько лет могут стать опасными для других проблемных стран европейской периферии», — считает Роберт О’Дэйли, экономист лондонского центра Economist Intelligence Unit в Лондоне.

 

Затишье перед драхмой

 

Европейские фондовые рынки слабо отреагировали на дефолт Греции, однако если по итогам референдума греки продолжат упорствовать и решат выйти из еврозоны, реакция рынков может оказаться куда более серьезной. Так, Банк Англии уже предупредил о возможном ухудшении прогноза по финансовой стабильности из-за опасений, что греческие проблемы распространятся не только на еврозону, но и отзовутся за ее пределами.

Слабая пока реакция инвесторов на греческие события объясняется, во-первых, прекращением всех торгов на греческом фондовом рынке до проведения референдума — соответственно, не торгуются и биржевые фонды ETF, ориентированные на греческие бумаги. Правда, в США такие ETF до приостановки торгов успели упасть на 20%, и 6 июля мы можем увидеть резкое падение в этих активах.

Во-вторых, частным инвесторам пока что ничто особо не угрожает. Греческий банковский сектор в случае банкротства заденет в основном европейские наднациональные институты — ЕЦБ, EFSF (European Financial Stability Facility — Европейский фонд финансовой стабильности) и т. п. Надо напомнить, что четыре крупнейших греческих банка — Alpha Bank, National Bank of Greece, Piraeus Bank и Eurobank Ergasias — еще в 2010 году на 60–70% стали собственностью Hellenic Financial Stability Fund (Греческий фонд финансовой стабильности). Этот фонд был создан для распределения средств, получаемых Грецией в рамках международных программ помощи, он не подчиняется греческим властям, а немногочисленные частные инвесторы, которые владеют акциями греческих банков и их облигациями, похоже, смирились с неизбежным и уже заложили дефолт в свои прогнозы.

Греческие облигации тоже в основном находятся на балансе ЕЦБ, а те бумаги, которые находятся в европейских банках, как ожидается, Европейский центробанк сможет выкупить без особого труда.

«МВФ многими инвесторами и финансовыми организациями воспринимается как отдельная самодостаточная структура, и кредитные отношения с фондом не напрямую проецируются на рынок, — говорит аналитик инвестиционного холдинга “Финам” Антон Сороко. — Тем не менее десятилетние гособлигации Греции сейчас торгуются с доходностью около 15 процентов, прибавив за последние дни около 400 базовых пунктов. При этом европейские фондовые индексы практически не отреагировали на это известие — их поддерживают новости о том, что Греция все же может согласиться на условия тройки кредиторов и не усугублять технический дефолт, хотя, конечно, инвесторы будут теперь с осторожностью вкладывать средства в греческие ценные бумаги».

Другое дело — евро: на волне греческих проблем и рисков развала еврозоны курс единой валюты уже спикировал к тринадцатилетнему минимуму (по отношению к доллару США) и вполне может продолжить свое падение. В «Финаме» предполагают, что в случае негативного развития событий (если греки проявят упрямство) европейская валюта вполне может двинуться в сторону паритета с долларом США.

Борьба с кризисом на периферии: у кого получилось?

Кроме Греции с началом глобального финансового кризиса 2008–2009 годов с проблемами в экономике столкнулись и другие страны периферии еврозоны. Так, кризис на рынке недвижимости привел к спаду в экономике Ирландии и Испании, а в Португалии назрел «пузырь» на рынке государственного долга. Так как рынки стали активно играть против периферийных стран, стоимость заимствования их правительств постоянно росла. Так, в 2010 году Португалии для привлечения инвесторов пришлось предлагать по своим гособлигациям доходность в 15% годовых.

Чтобы справиться с кризисом, эти страны привлекли финансовую помощь. В 2010 году Ирландия получила экстренный кредит в 68 млрд евро от других стран ЕС и МВФ, благодаря чему удалось спасти банковскую систему, национализировав многие банки. В 2011 году пакет помощи в 78 млрд евро получила Португалия. В 2012 году помощь в 40 млрд евро получила и Испания через механизм европейских стабилизационных фондов. Тем не менее в Испании, как ранее в Греции, Португалии и Ирландии, ввели режим экономии расходов, направленный на стабилизацию бюджетов.

Ирландия считается сегодня образцом успеха в преодолении кризиса с помощью мер строжайшей экономии. Уже в конце 2013 года Зеленый остров первым среди получателей помощи сумел отказаться от услуг европейских стабилизационных фондов и вернулся на рынок частных заимствований. В 2014 году экономический рост страны составил 5% — рекорд для всего Евросоюза, а ВВП почти достиг докризисного уровня.

Программа финансовой помощи для Испании, позволившая провести рекапитализацию банков, завершилась в январе 2014 года. В нынешнем году правительство страны оптимистично рассчитывает на экономический рост в 3% (международный консенсус-прогноз обещает 2,7%). Однако безработица в Испании остается высокой — 22,7%, а докризисный уровень доходов еще не восстановлен. При этом левацкие партии, активно критикующие политику «затягивания поясов», сумели добиться успеха на региональных выборах.

Португалия пользовалась европейской программой финансовой поддержки в течение трех лет и вышла из нее в мае 2014 года. Экономика страны впервые показала рост, правда, небольшой — всего 0,9%. Правительство обещает продолжать реформы, хотя ситуацию осложняет демографическая проблема — быстро стареющее население десятимиллионной страны. По уровню благосостояния португальцы по-прежнему остаются на последнем месте в Западной Европе.

Николай Федотовский, Лондон