Никудышные рецепты

Тема недели
Москва, 06.07.2015
«Эксперт» №28 (951)
Российский Минфин, по всей видимости, с неодобрением взирает сейчас на своих упрямых греческих коллег

Во всяком случае, такое предположение можно сделать, если сравнить предложения нашего Минфина с тем, от чего упорно пытаются отвертеться греки.

Российское финансовое ведомство настаивает на том, чтобы придерживаться жесткой бюджетной политики при формировании бюджета на следующие три года. Важнейшая задача — выход на бездифицитный бюджет к 2018 году (в текущем году ожидается дефицит около 3%). Пока же Минфин считает необходимым индексировать пенсии не по уровню текущей инфляции, а по уровню таргетируемой; от индексации зарплат госслужащих, сотрудников органов внутренних дел, ФСИН, ФСКН, военнослужащих, пожарных, таможенников и судей и вовсе предлагается в этом году отказаться. Министр финансов Антон Силуанов также неоднократно высказывался за повышение пенсионного возраста.

А вот Греция. Ее кредиторы настаивают на сокращении пенсий и зарплат в госсекторе, повышении реального возраста выхода на пенсию с текущих 64 лет сразу до 67 (совсем недавно греки уходили на пенсию в 57 лет) и выходе на профицитный бюджет (пока дефицит греческого бюджета составляет 3,4%). И греки — подумать только! — сопротивляются.

В комментариях по поводу греческих проблем постоянно звучат слова «структурные реформы». Но, похоже, никто толком не представляет себе, в чем они должны заключаться в случае с Грецией. Простая экономия не сработала, жесткая — тоже. Перевод массивного и, допустим, неэффективного госсектора на рыночные рельсы не состоялся — да и вряд ли это можно считать решением в условиях, когда стране предлагалось передать госсобственность в руки иностранцев. Банковский сектор Греции грекам уже не принадлежит — и нельзя сказать, что греческие банки в результате стали лучше и устойчивее. Простое снижение зарплат очевидно не работает, а лишь запускает сжатие потребительского рынка и без того небольшого греческого ВВП.

Кто будет готов инвестировать в страну, которая не может инвестировать в свою экономику сама? Этот вопрос пока никто не задает, но после референдума, независимо от его итогов, грекам придется подумать над ответом.

Основное, что бросается в глаза в случае с Грецией, — вся «помощь», предоставленная МВФ и коллегами по ЕС, фактически оказалась бесполезной, а все предлагаемые — а потом и навязываемые — меры совершенно не помогли греческой экономике (кстати, бурно росшей в 2003–2007 годах) не то чтобы снова показать рост, а хотя бы перестать сжиматься. Рецепты от МВФ возможно, и могли бы помочь вернуть кредиторам их деньги, но никоим образом не способствовали возрождению греческой экономики. Так, одним из условий помощи от МВФ было проведение масштабнейшей, на 50 млрд евро (притом что доходы греческого бюджета в год составляют 120 млрд евро), приватизации, однако фактически это требование не было выполнено. Конечно, госсектор в экономике Греции составляет 40% ВВП, однако вряд ли греки смогли бы много выручить за госактивы в условиях серьезного спада в экономике и турбулентности на мировых рынках. А тот факт, что «Газпрому», например, не удалось купить за 1,9

У партнеров

    «Эксперт»
    №28 (951) 6 июля 2015
    Троянский конь европы
    Содержание:
    Кость в горле Евросоюза

    Греция не в состоянии ни обслуживать свои долги, ни принять условия новой финансовой помощи. Любой вариант разрешения греческого кризиса приведет к изменению политики ЕС в отношении стран его периферии

    Потребление
    На улице Правды
    Реклама