1999. Перпендикулярная кошечка

Татьяна Гурова
главный редактор журнала «Эксперт»
20 июля 2015, 00:00

Индивидуальная реализация своих возможностей позволит отказаться от бесконечных поисков «смысла существования России»

— Русского народа нет, — безапелляционно заявила мне сильно молодящаяся дама, затягиваясь элегантным Vogue.

Ее дочь выходит замуж за итальянца, чему дама несказанно рада. Правда, одна беда: потеряла дочь все паспорта — так что непонятно, состоится ли свадьба. Поэтому моя собеседница долго разговаривать не настроена. И все-таки…

— Русского народа нет.

— Как, совсем? — искренне изумилась я.

— Нет, люди-то, конечно, такой национальности есть, но изменился архетип…

— Ах архетип, — я несколько успокаиваюсь. — А что это значит?

— Ну понимаете… Славянофилы нам объясняли: русский народ скромен, духовен, терпелив и тому подобное. А мы недавно провели исследование и выяснили, что все это уже неправда.

— Как же удалось сделать такое открытие?

— Мы задавали респондентам парные вопросы. Сначала спрашивали: русский народ духовен? Да, — отвечало подавляющее большинство. Но мы ожидали, что сработают стереотипы, и поэтому подготовили второй вопрос. А вы лично духовны? И вы знаете, только два процента ответили положительно!

— Так может быть, это из скромности?

— Нет-нет. Социология за последнее время шагнула далеко вперед — и доказано, что такого рода парные вопросы вскрывают истинное положение дел… Уверяю вас, русский народ недуховен, нескромен и нетерпелив. Он другой. Какой, мы пока не знаем.

Между прочим, дама эта — известный социолог. На обсуждении ее работ один хороший экономический аналитик как-то заявил: «Сегодня не может победить ни правая, ни левая идея. Нужна перпендикулярная». Заинтересовавшись, я спросила, какие есть варианты. Ответ был приблизительно следующим. «Не надо агитировать ни за коммунизм, ни за либерализм. Агитировать надо за то, чтобы кошечкам было хорошо». — «Понятно, — говорю. — А нельзя ли перечислить хотя бы несколько кошечек?» — «Пока мы сделать этого не можем».

Другой сюжет. На заседании аналитического клуба выступает демограф. Обсуждаются тенденции изменения продолжительности жизни. Она в России, как известно, довольно сильно снизилась. Если так будет продолжаться и дальше, русский народ станет еще и очень неживучим. Демограф утверждает, что столь неблаговидная тенденция — следствие отсутствия у русских правильного инстинкта самосохранения. Вот на Западе, дескать, правильный инстинкт, а у нас нет. Как с этим бороться? Надо привить российскому населению западный вариант.

Это такая простуда нашего времени. Исследователи, от математиков до искусствоведов, боясь показаться мелкими и нестратегически мыслящими, пытаются делать обобщения, далеко выходящие за рамки того, что позволяет делать им фактура самого исследования. Очень быстро они выходят за пределы своей компетенции — и глобализм вывода убивает конкретику настоящего результата. Становится смешно.

Другое проявление того же процесса — бум «интеллектуальных тусовок». На них, как правило, собираются представители элиты. Часами, если не днями, обсуждают сценарии развития России, возбуждаются, спорят, испытывают явное удовольствие. Цель у всех одна: найти ответ, как спасти Россию. Технология таких сборищ одна и та же. Коллективный разум должен переработать множество небольших идеек, принесенных на собрание его участниками, и в результате появится одна важная идея.

Не хочу никого обидеть, но мне представляется, что это порочный путь идейного поиска. И выбор именно такого пути есть проявление бессилия и лени.

«Идея должна быть не субъективна и не объективна, она должна быть проективна», — утверждал Николай Федоров. Замысел может стать идеей только в том случае, если мечта его носителя совмещена с возможностью реализации этого замысла или, по крайней мере, с планом получения таких возможностей. Например, идея вернуть Крым России может принадлежать очень ограниченному кругу руководителей государства. Такой замысел, оглашенный мэром столицы или любым губернатором, нельзя считать идеей. Это только мечта, поэтому и ее публичное обсуждение бессмысленно.

Страна наша пребывает в безобразном беспорядке. И это пугает тем сильнее, чем ближе предстоящие выборы. Однако маловероятно, что выход из хаоса можно найти, публично обсуждая идеи национального масштаба. Это бессмысленная трата энергии. У каждого из нас есть свой четко очерченный круг возможностей. И только полная реализация уже имеющихся возможностей и последовательное расширение их сделает российское общество более структурированным и понятным — и его членам, и его партнерам. В общем, «не проектируйте будущее за других» (из интервью П. Щедровицкого журналу «Эксперт»).