Pыбный край

Русский бизнес
Москва, 31.08.2015
«Эксперт» №36 (955)
Сахалинская рыба — главное условие импортозамещения в рыбной отрасли. «Доплыть» до материка без существенных потерь ей мешают прорехи в законодательстве, питающие алчность крупного бизнеса и чиновников

Сахалинская область — самый рыбный край нашей страны. Развернув в последний год кампанию по продовольственному импортозамещению, власть, судя по всему, озаботилась и проблемой «рыбной» продовольственной безопасности. Правительство поставило стратегическую задачу: развернуть водные биоресурсы Сахалина с экспорта на внутренний рынок.

Между тем на фоне оптимистичных докладов федеральных чиновников, отчитывающихся о «рыбном» импортозамещении, для общественности остается неясным вопрос, действительно ли дальневосточная рыба по желанию чиновников «плывет» в сторону российского потребителя или 80% этой ценной продукции, как часто утверждается, уходит в другом направлении? И что мешает местным рыбакам и рыбопромышленникам на порядок увеличить эффективность внутрироссийского бизнеса?

Корреспондент «Эксперта» попытался выяснить это в эпицентре событий, прожив два месяца на Сахалине, в апреле — на подготовке к путине и в августе — на промысле.

Рыбаки и дороги

Прилететь на Сахалин оказалось проще, чем я предполагал: с этого года по программе субсидирования пассажирских авиаперевозок между европейской частью страны и Дальним Востоком из федерального бюджета оплачивается 50% стоимости авиабилета экономкласса. Перелет из Москвы в Южно-Сахалинск обошелся мне в 6,5 тыс. рублей. И «Аэрофлот», и «Трансаэро» — основные перевозчики на линии — эксплуатируют новенькие дальнемагистральные «Эрбасы» А380, оснащенные современной мультимедийной системой и интернетом.

Однако в Южно-Сахалинске, несмотря на яркую раскраску старых панельных домов, видимо, призванную сгладить депрессивный облик города советской постройки, меня ждал культурный шок. Он был вызван состоянием местных дорог, вернее, можно сказать, их отсутствием. Вот, думаю, удивительно: богатый нефтеносный регион — и не может себе позволить даже обычные асфальтовые дороги. А ведь население области всего 455 тыс. человек, бюджет 121 млрд рублей, то есть по 263 тыс. на жителя, — показатель, которому позавидует любой субъект РФ.

Впрочем, ужас от сахалинских дорог скоро сменился другим шоком — от цен на товары, которые здесь в среднем на 30%, а в продовольственном сегменте и вовсе на 50–60% выше среднероссийских.

В Москве, когда речь заходит о Сахалине, как правило, в первую очередь вспоминают о том, что это — нефть и газ (около острова на шельфе транснациональные корпорации ведут глубоководную добычу энергоресурсов) и лишь потом — что это рыбный край России. Однако с точки зрения социально-экономического благополучия самого региона рыбный аспект намного важнее нефтегазового. Да, из отчислений от последнего на 80% формируется бюджет Сахалинской области, но 72% населения занято прямо или косвенно в рыбохозяйственном комплексе. И внешнеэкономическая конъюнктура на рынках энергоносителей сейчас провоцирует существенное сокращение доходов от экспорта нефти и сжиженного газа. В 2015 году доходная часть бюджета составила 121,7 млрд рублей. По прогнозу, в следующем году она сократится до 82 млрд, а доля нефтегазовых доходов в

У партнеров

    «Эксперт»
    №36 (955) 31 августа 2015
    Органическое счастье
    Содержание:
    Пункт назначения для «Трансаэро»

    Судьба одного из крупнейших перевозчиков страны зависит от того, сочтут ли чиновники его бизнес-модель понятной, а саму компанию — способной преодолеть кризис

    Специальный доклад
    Общество
    Потребление
    Реклама