На фронте и в тылу российской медицины

Тема недели
Москва, 14.09.2015
«Общероссийский народный фронт» выступил с резкой критикой реформы здравоохранения. На повестке дня оказался принципиальный вопрос: какова конечная цель реформ и справится ли с этим одно государство?

Ухудшилась доступность медицинских услуг, увеличилось количество отказов в оказании медицинской помощи, снизилось ее качество, выросли цены на лекарства — эти и многие другие претензии к руководству Министерства здравоохранения были сформулированы в докладе форума «За качественную и доступную медицину», организованного «Общероссийским народным фронтом» 6 и 7 сентября. Во второй день форум посетил президент России Владимир Путин, перед которым выступили представители дискуссионных площадок, а он отвечал на поставленные ими вопросы. Поддержав многих выступавших, президент подчеркнул, что реформа может быть только скорректирована, но не остановлена и тем более не отменена. Однако в каком именно направлении будет развиваться процесс преобразований, осталось неясным.

Стакан наполовину пуст или наполовину полон?

Оптимизация здравоохранения, которую называют реформой, началась в 2014 году, и уже можно подводить итоги. Первый и главный итог оказался подведен статистикой. После многолетнего снижения смертности — с 16,1 на 1000 человек в 2005 году до 13,0 в 2013-м — в 2014 году смертность выросла до 13,1, а в первой половине 2015 года — до 13,6 (см. график 1). Министерство здравоохранения объясняет это рядом неблагоприятных факторов, в частности ошибкой, допущенной ВОЗ при определении штамма вируса гриппа в 2015 году, в результате чего разработанная вакцина и, соответственно, прививки против гриппа, оказались неэффективными, что привело к росту смертности во всем мире. С этим согласна и часть врачей. Но российская общественность придерживается другого мнения, объясняя рост смертности неправильно выбранной стратегией реформы, основное содержание которой свелось к сокращению, числа врачей и другого медицинского персонала, и коечного фонда.

Независимо от причин, как сказано в докладе ОНФ, «умирать людей в конце 2014-го и начале 2015 года стало реально больше, и именно на этом нам всем надо сосредоточиться». Тем более что смертность в России все еще значительно выше, чем в других развитых странах, и даже не очень развитых. Что хорошо видно на графике 1, где представлены данные о смертности, стандартизированные по возрасту, по некоторым странам. Такие данные больше подходят для сравнения, чем не стандартизованные.

В качестве положительного тренда, как правило, указывается рост расходов на медицину (финансирование здравоохранения в 2005 году составило 865,7 млрд рублей, а в 2014-м — 2532,7 млрд). Однако если мы сделаем поправку на инфляцию, то окажется, что в ценах 2005 года мы потратили в 2014 году всего 1001 млрд рублей, то есть реальный рост составил всего 15% за девять лет (см. график 2). При этом реальный ВВП России вырос на 30% за тот же период, то есть медицина недополучила денег. Отсюда все проблемы. При этом проблема усугубилась начиная с 2013 года: на фоне растущей инфляции расходы на здравоохранение стали быстро снижаться в реальном выражении. Потребовалось сокращать — людей, койки. Нельзя исключить, что сокращения оказались «несовместимыми с жизнью»

У партнеров

    «Эксперт»
    №38 (957) 14 сентября 2015
    Демократия здоровья
    Содержание:
    На фронте и в тылу российской медицины

    «Общероссийский народный фронт» выступил с резкой критикой реформы здравоохранения. На повестке дня оказался принципиальный вопрос: какова конечная цель реформ и справится ли с этим одно государство?

    Наука и технологии
    Политика
    Культура
    Потребление
    Русский бизнес
    Реклама