Единство действий мирового сообщества в решении глобальных проблем - изменение климата и защита окружающей среды, усложняются из-за санкционной политики Запада. У российских экспертов есть предложения по преодолению этих проблем

Наконец-то США определились с главной угрозой миру, и это глобальное потепление. Об этом 3 августа объявил в Белом доме президент Барак Обама. По его словам, «мир не сможет противостоять глобальному потеплению, если не предпримет агрессивных действий, чтобы его остановить». Миновали времена, когда Штаты относились к проблеме скептически (позиция Джорджа Буша-младшего перед саммитом «большой восьмерки» в Глениглсе в 2005 году, заключавшаяся в отрицании наличия самой проблемы; выход США из Киотского протокола в 2001 году).

Обещания и реальность

Главным форматом борьбы с глобальным потеплением признано снижение выбросов парниковых газов в атмосферу. Собственно говоря, именно на этом акцентировал внимание Барак Обама, представляя в преддверии Генеральной Ассамблеи ООН и Парижской конференции ООН по климату масштабные обязательства Америки по сокращению выбросов парниковых газов. К 2025 году США планируют снизить свои ежегодные выбросы не менее чем на 26% по сравнению с уровнем 2005 года. В абсолютных цифрах это снижение почти на 2 млрд тонн СО2-эквивалента в год (с 7,37 до 5,45 млрд тонн).

Де-факто это означает серьезную перестановку в глобальном «климатическом оркестре», в котором Америка отныне намерена играть роль первой скрипки, оттеснив Евросоюз, обжившийся в этой роли за последние лет пятнадцать. Чтобы обосновать эти претензии, американский лидер заявил, что Штаты уже сейчас снизили объем выбросов парниковых газов больше, чем другие страны мира.

Чтобы результаты Америки лучше смотрелись на мировом фоне, расчеты американского «Плана действий в области климата» ведутся от искусственно подобранного базового года: им был выбран рекордный по выбросам 2005-й вместо общепринятого 1990-го. Такие манипуляции со сменой базового года совсем не безобидны — достаточно вспомнить, каких усилий стоило мировому сообществу согласовать тот же 1990-й. Он тоже был не всем удобен, например Японии, которая добилась немалых сокращений еще в 1980-е, но по соображениям глобальной солидарности была вынуждена согласиться с принятием 1990-го в качестве базы.

Американцы старались не зря, они понимали, что с базовым 1990 годом их обязательства будут выглядеть бледно: в этом случае амбициозные 26% сразу проседают до реальных 13,4. Однако за кадром остается вопрос: откуда взялась такая некруглая цифра — 26%? Ведь речь идет не о Киотском протоколе с его режимом обязательных сокращений. Обязательства для Парижской конференции добровольны, поэтому большинство стран обозначает их в процентах круглыми цифрами (кратными десяти или хотя бы пяти).

Конечно, Америка не одинока в своих манипуляциях цифрами: не без греха и Евросоюз с его небезупречной практикой подсчета сокращений выбросов, и та же Япония, недавно в качестве базового года для своих обязательств выбравшая 2013-й — рекордный по выбросам после катастрофы на АЭС «Фукусима». И объясняется это, разумеется, желанием доказать всему миру свою способность провести масштабные сокращения. Наша страна в области глобального климата не

У партнеров

    «Эксперт»
    №38 (957) 14 сентября 2015
    Демократия здоровья
    Содержание:
    На фронте и в тылу российской медицины

    «Общероссийский народный фронт» выступил с резкой критикой реформы здравоохранения. На повестке дня оказался принципиальный вопрос: какова конечная цель реформ и справится ли с этим одно государство?

    Наука и технологии
    Политика
    Культура
    Потребление
    Русский бизнес
    Реклама