Ковер-калькулятор

Елена Николаева
28 сентября 2015, 00:00

— Почему вы думаете, что у вас получится? — Мы выявили проблему, с которой сталкиваются миллионы мусульман. Это придает нам уверенность в том, что проект имеет большой потенциал.

«Мы делаем молитвенный ковер для мусульман с электронной системой подсчета ракаатов. Коврик — атрибут, на котором мусульмане совершают намаз. Молитва состоит из ракаатов — это порядок слов и действий, составляющих мусульманскую молитву. Ежедневно мусульманин обязан выполнять пять намазов: утренний — два ракаата, обеденный — четыре, после обеда тоже четыре, вечером — три и ночью четыре. Казалось бы, до четырех посчитать несложно. Но, бывает, когда совершаешь намаз, какая-то мысль или какие-то внешние факторы тебя отвлекли, буквально на долю секунды, и ты теряешь контроль и сбиваешься. А количество ракаатов строго регламентированно. Сбился — повторяй намаз заново», — объясняет Эльдар Клычев, молодой энергичный парень из Махачкалы.

В мире уже есть производители, которые пытаются добавить больше опций в привычную мусульманскую атрибутику. Там и компасы, указывающие на Каабу, и иллюминация, которая пригодится, если молиться в темноте, и бегущая строка — в случае если человек не может запомнить суры Корана.

То, что продвигает Клычев, — это только первая версия изделия. В планах Эльдара также добавить коврику компас, чтобы фиксировать его положение: точно в сторону Мекки. Кроме того, добавится функция «азан» — призыва на молитву. Теоретически, чтобы стимулировать вторую покупку, нужно добавлять опции, поскольку стандартный молитвенный коврик меняется владельцем крайне редко. На свои идеи Эльдар уже получил одобрение от имамов в Дагестане и Саудовской Аравии, патент в России, запущен процесс получения международного защищающего документа.

«Мы делаем этот проект не для того, чтобы продать 50 ковриков или 500. Мы хотим выйти большими тиражами. В мире около миллиарда семисот миллионов мусульман. И эта цифра увеличивается. Моя задача — охватить один процент этого рынка, 17 миллионов человек», — рассуждает предприниматель. «С учетом наших ограниченных ресурсов мы хотим в этом году продать около 500 ковриков. В следующем году наша цель — повезти в хадж 100 тысяч ковров».

 

Его история

 

«Я очередной раз совершал намаз дома. Сбился — тоже в очередной раз. Начал заново. Завершил намаз. И буквально тут же подумал: а почему бы не сделать так, чтобы передо мной был экран и чтобы я четко видел, сколько раз я сделал»? — вспоминает Эльдар.

В то время он работал в футбольном клубе «Анжи». Руководил открытием и развитием фирменного магазина Nike. Проект был временный. Была задача превратить голую бетонную коробку в функционирующую фирменную точку продажи спортивных товаров: «За полтора месяца мы его открыли, и он начал функционировать. Я приезжал в девять утра, а уезжал в одиннадцать ночи. Каждый день, без выходных — и по субботам, и по воскресеньям». После завершения контракта можно было уйти на другие проекты, но Эльдар решил сосредоточиться на своем деле.

 

Патенты мирские

 

 

Есть идея — нужно ее обезопасить. Еще до первых попыток превратить свои открытия в реальный продукт Эльдар обратился в московское патентное бюро. «С патентованием я сталкивался первый раз. На свой страх и риск нашел патентного поверенного и патентное бюро в Москве. У меня были сомнения, стоит ли раскрываться незнакомому человеку, ведь он может попросту украсть идею», — вспоминает Эльдар. «Я думал, что нужно все сделать, готовый продукт принести, показать специалистам Роспатента, чтобы они его изучали. Но я посоветовался с патентным бюро, со своим патентным поверенным. Он говорит: делать так не нужно. Ты потратишь деньги, потратишь время, а тебе могут отказать. Поэтому мы составили полное описание. Причем, когда делали реферат, постарались максимально, с разных сторон охватить все идеи, которые были в голове. Чтобы, например, одним патентом можно было сохранить за собой разные варианты исполнения», — рассказывает Эльдар.

Подавали заявку «на полезную модель». Около четырех месяцев заняли экспертизы, еще два месяца после принятия Роспатентом решения о выдаче документа ждали его получения. В итоге спустя шесть месяцев (и минус 35 тыс. рублей, выложенных за услуги консультанта) на руках у Эльдара был документ о признании его прав на идею «умного» молитвенного коврика. Процедура получения международного признания, что может занять до трех лет.

 

Что говорит религия

 

Как выяснилось, никаких законов его гаджет не нарушает, более того, вызывает одобрение у богословов: «В Махачкале я уже со многими имамами разговаривал. Некоторые и сами ко мне приходили. А еще о моем проекте делали репортаж на местном телевидении. Журналисты пришли к имаму узнать его мнение о моем проекте. Говорят: “Вы как относитесь к такому? Нужно это вообще или не нужно?” А он в ответ, что у него ремонт дома, семья, дети. Шумно, голова кругом… Сказал, что сам постоянно сбивается. И подтвердил, что это хорошая вещь. Еще заместителя имама центральной мечети в Махачкале спрашивали. Он сказал, что в благих целях такой коврик может быть использован». После этих интервью вопрос, можно или нельзя, был закрыт.

 

Производство

 

У коврика нет кнопок. Включается он двукратным касанием в точке соприкосновения с лбом молящегося и начинает отсчет на небольшом экране. После завершения молитвы сам отключается. Нет никакой технической сложности в интеграции экрана и внутренней пластины-кнопки, реагирующей на прикосновение, в молитвенный коврик. Но кто-то это все-таки должен был собрать, соединить между собой проводки. В общем, превратить идею в продукт. «Оказалось, что не так просто в Дагестане найти инженера. Еще оказалось, что хорошие специалисты в этой области не хотят менять свою жизнь. Они работают на своей стабильной работе. А все остальное им не интересно. И они не хотят лезть во что-то в новое. Я сталкивался просто с такими людьми, они хотят просто сидеть на своей работе и больше никуда не лезть. Вот так. И только в 2014 году мне повезло», — вспоминает Эльдар. Знакомый знакомого, молодой инженер, заинтересовался идеей информационных ковриков. Правда, несмотря на предложенное партнерство, с работы он тоже уходить не решился — вызвался помогать предпринимателю в свободное время. Закупили составные части, и процесс пошел.

Главная задача — коврик не должен отвлекать, он должен помогать человеку, совершающему молитву. «В каждом ракаате человек касается лбом ковра два раза. Либо два раза делает земной поклон. Вот когда первый раз коснулись, на экране появляется ноль. Первый раз мы коснулись, загорелся ноль с точкой — это означает, что мы коснулись в первом ракаате один раз — загорается точка. Один раз коснулись, но ракаат еще до конца не совершен. Потом мы встали, опять коснулись, тогда вместо нуля с точкой загорается единица. И человек уже знает, что один раз он уже сделал. Вообще, изначально была идея поставить экран с отсчетом по центру ковра. Потом, уже в диалоге с коллегами, друзьями, получая обратную связь, мы решили перенести его чуть-чуть в сторону, вбок, чтобы он в глаза не бросался. Потому что если человек сбился, то он, если что, может посмотреть. Чтобы постоянно перед глазами у него не маячил этот экран. А вдруг он не сбился, правильно? — описывает ход мыслей предприниматель. — Там, где маленький экран, еще небольшая плата с него размером, не больше самого экрана, чтобы все было компактно. Посередине пластина, которая при касании уже отправляет сигнал. Как будто кнопочка, но ее невозможно почувствовать. Плюс установлена батарейка». Благодаря такому нехитрому механизму обычный заводской коврик превращается — пока что вручную — в продукт технологический и становится дороже в несколько раз.

«Вообще, ковры бывают разные. Те, что от пятисот рублей, уже можно брать. Мы используем заводские, турецкие. Нам поступало предложение делать ручные ковры. В Дагестане у нас есть такие села, где их ткут, но это предложение не подошло по двум простым причинам: цена (она, конечно, не запредельная, но высокая) и, главное, время: на один ковер уходит месяц. Да и по текстуре он все-таки грубоватый. Когда человек будет касаться лбом, неприятно будет. Как о наждачную бумагу. В любом случае пользуются спросом заводские, мягкие, с мягким ворсом ковры, которые не вызывают раздражения. К которым просто приятно прикасаться».

На ручной труд уходит 40 минут. Поначалу корпели по два часа.

 

Планы

 

Пока продукт сырой, продается штучно. И, хотя есть возможность выложить свои изделия на полки магазинов при мечетях родного города, первоочередная задача Эльдара — довести продукт до ума и промышленного производства. «Выход на рынок зависит от двух ключевых факторов. Во-первых, это ресурсы. Как бы ни была хороша наша идея и амбиции по выходу на зарубежные рынки, у нас нет для этого финансового фундамента. У нас задача следующая: мы хотим привлечь в наш проект деньги, которые помогут нам глобально. Хотя бы в России. Скорее всего, нужно будет производить в Китае. Потому что все, что нужно, чтобы изготовить этот коврик, все производится там. Это первый момент. Второй момент — там уже все отработано, легко и довольно дешево налаживать это само производство. Это второй момент. И третий момент, который очень важен, — логистика. Если мы хотим отправлять в такие страны, как ОАЭ и Саудовская Аравия, то из Китая это делать намного проще и дешевле. Это же бизнес. Его нужно сделать с минимальными вложениями, чтобы получить максимальную выгоду. Мы можем сделать и в Махачкале, мы можем построить линию, нанять людей. Но это будет гораздо дороже, менее эффективно и гораздо дольше. Два — это связи и компетенции. Нам нужен партнер, у которого есть опыт масштабирования бизнеса, у которого есть опыт вывода товара на международный рынок. У нас такой ритейл-проект, физический продукт, который нужно продавать. Это не IT-проект, который можно, сидя где-нибудь в горах, масштабировать куда хочешь. Физический продукт намного сложнее распространять, чем IT. И нам нужен такой партнер, который сможет нам в этом помочь», — считает Клычев.

Зачастую масштабное мышление не позволяет увидеть выход совсем рядом: договорившись с хозяином местной лавки и предложив свои изделия его покупателям, можно было бы и обратную связь для доработки изделия получить, и сарафанное радио включить. И, если верить в теорию шести рукопожатий, это могло бы привести к молодому предпринимателю партнера. Но у каждого практика, разумеется, свой путь.

Сейчас в поисках партнеров и финансирования Клычев участвует в стартап-конкурсах. Недавно получил приглашение в Стамбул. На масштабном Startup Istanbul проекту пообещали выделить стенд. Возможно, там ему удастся найти инвестора, готового выделить 5 млн долларов на производство миллиона молитвенных ковров с системой подсчета поклонов. «На самом деле у меня была очень амбициозная задача: попасть в этом году на хадж. Ежегодно в хадже участвует более десяти миллионов мусульман, паломников. И там ежегодно продается около миллиона обычных ковриков. Даже если человеку не нужен коврик, он берет их штук десять, чтобы раздарить друзьям и близким. Потому что отношение такое: вот с хаджа привезли — уже интересно, уже нравится людям. И там, в хадже, продается все», — подсчитывает Эльдар. Входной билет на этот рынок — местные оптовые партнеры. По известным законам в Арабских Эмиратах это должен быть местный житель.

 

Калькулятор

 

В свой проект Эльдар вложил 200 тыс. рублей собственных средств. 2013 год — 35 тыс. рублей ушли на патент. 2014-й — 70 тыс. рублей на попытки сделать коврик, готовый к продаже, расходы на сайт, открытие ООО. 2015-й — 110 тыс. рублей на производство ста ковриков. Стандартный коврик, который предприниматель начиняет электроникой, обходится ему в 500–750 рублей. Ставшее «умным» изделие продается уже за 2 тыс. рублей. Над ручным производством пока трудится два человека. Клиенты разные: и молодые — 20–25 лет, и взрослые — 50–65 лет. Сейчас продано более 50 ковриков. «Продав еще полсотни, мы окажемся в плюсе», — говорит Клычев.