О том, что на всё есть манера

Александр Привалов
научный редактор журнала "Эксперт"
28 сентября 2015, 00:00

До отечественных медиа добралась новость о резком сокращении гуманитарного компонента в японской высшей школе

Фото: Эксперт
Александр Привалов

В июне тамошнее министерство образования отдало государственным университетам распоряжение сократить или вовсе отменить учебные программы по гуманитарным и социальным наукам, усиливая внимание к областям знания, «лучше отвечающим потребностям общества». Два главных университета страны, Токийский и Киотский, выполнять этот приказ отказались, но семнадцать из шестидесяти с чем-то университетов, где гуманитарные программы вообще имелись, уже объявили об их закрытии, девять — о сокращении и это, скорее всего, не конец: бо́льшая часть японских университетов впредь не будет готовить ни юристов, ни экономистов, ни политологов, ни социологов, ни всяких прочих гуманитариев. Новость эта и сама по себе занятна, но то, как её комментируют наши и не наши люди, ещё занятнее.

С известной долей патриотической гордости мы можем отметить, что наши комментаторы — во всяком случае, многие — будут повеликатнее ихних. Наш человек, прежде чем осудить японский минобр и сказать суровые фразы о чрезвычайной важности гуманитарного знания, как правило, оговаривается: мол, конечно, я, будучи гуманитарием, могу оказаться не вполне объективным, но — и тут уж валяй по всем трём. А вот, скажем, колумнист BloombergView (в миру — ассистент профессора по финансам) клеймит японцев, до оговорок не снисходя. Они-де отупляют свои вузы, потому что Япония хочет вернуться к индустриальной экономике, и это страшно глупо. Потому что «финансы, консалтинг, маркетинг, страхование — все они не создают товары, но зато помогают более эффективно организовать производство», а как раз в этом Япония отчаянно нуждается. Ассистенту не приходит в голову, что такие соображения уже много лет втолковывают японцам те самые факультеты, которые сейчас решено закрыть; японцы все эти банальности знают — и принимая своё решение, заведомо их учитывали. Впрочем, и наши комментаторы умеют отжечь не хуже. Так, я не у одного из них прочёл, что правительства норовят прижать гуманитарное образование, ибо оно плодит молодёжь с идеями, которая мутит воду и затрудняет мирный выпас народных масс. С чего они это взяли? Видимо, считают, что Сахаров, Солженицын, Шафаревич — дипломированные политологи, отчего и напридумывали каверз против законной власти. Не знаю, как в чужих землях, но у нас гуманитарное образование скорее плодит не бунтарей, а диванных фрондёров и пользователей эзопова языка (на нём писан и обсуждаемый сейчас комментарий: мол не об Японии ведём речь…), от которых власти ни жарко ни холодно.

Что на самом деле происходит в японских университетах? Понятно, что всякое сокращения спектра исследований ли, направлений образования ли всегда чревато потерями — не всегда понятно, сколь эти потери значимы. Нередко говорят: американцы после распада СССР позакрывали львиную долю отделений и кафедр кремленологии, советологии, славистики и проч. – и глядите, как просело качество политики, проводимой ими в нашей части глобуса. Да, просело; но арабистику-то они вроде не сокращали — и что? Так что не берусь уверенно судить о качестве обсуждаемой японской реформы; но то, что пока о ней известно, мне нравится. Она, кажется, и срезает, и сохраняет ровно то, что нужно. Ну не нужны никому бессчётные факультеты политологии и журналистики (это, как вы заметили, я тоже не об одной Японии говорю); не нужны в таком диком количестве ни факультеты экономики (точнее, economics), ни юрфаки. Страшно же вымолвить: два миллиона дипломов юриста роздано в России за последние двадцать лет! Девятьсот вузов вот прямо сейчас продолжают раздавать их ещё и ещё! Не думаю, что в Японии столь же велико перепроизводство юристов и так же ужасна девальвация этого звания, но, видно, и там пора заворачивать кран — они и заворачивают.

С другой же стороны, того гуманитарного знания, без которого действительно немыслима жизнь нации, а уж тем более нации великой, их реформа, похоже, не трогает. Не думаете же вы, в самом-то деле, что главные университеты затеяли самопальный бунт? Конечно же нет. Настоятельные «рекомендации» министерства и не должны были их касаться. Скажем, японистика или синология, абсолютно необходимые Японии и весьма там сильные, никуда и не денутся. Исследования будут продолжаться, научные кадры будут готовиться — только не везде. Этого не будет в каждой префектуре — не в последнюю очередь потому, что везде нельзя удерживать достаточно высокую планку. Молодым людям, желающим посвятить жизнь японской истории или философии, придётся приехать для этого в Токио или в Киото. Ничего страшного.

И как раз тут разительный контраст с нашим сжатием гуманитарных наук. У нас оно идёт в чисто бухгалтерском духе: свирепо «резать косты» должны все, бюджетные места сокращают и ведущим гуманитарным вузам (иногда даже кажется, что прежде всего им), увеличение нагрузок преподавателя до величин, исключающих нормальную работу, идёт везде, четырёхлетний формат, катастрофически непригодный для подготовки толкового лингвиста или историка, впендюрен повсеместно — и все радостно ждут подъёма отечественной гуманитарной науки. Очень характерный в этом смысле комментарий японских новостей дал ярый поклонник новых веяний в нашем образовании Дмитрий Песков из АСИ. Горячо похвалив японцев, он пишет: ну правильно! Прежние гуманитарные науки обречены! Какая-нибудь кафедра историографии «не будет больше привлекательна ни для талантливых преподавателей, ни для талантливых студентов. Межфакультетская междисциплинарная программа, собирающая команды из историков, археологов, лингвистов, программистов, BigData и geospatial-специалистов и решающая интересную задачу с привлечением Watsonа — будет». Оно бы и чудесно, да только где же взять для таких команд «историков, археологов и лингвистов», если наличные методы их подготовки идут под нож? Это же, в сущности, прямая цитата из дедушки Крылова: жёлуди нужны, а дуба хоть бы и век не было. Но так как кафедры русской литературы тоже, скорее всего, уже не нужны, цитаты никто и не опознаёт.

Так что и сокращение гуманитарного образования бывает очень разным.