Прецедентный спор

Русский бизнес
Москва, 28.09.2015
«Эксперт» №40 (959)
Молодой российский стартап судится с фармацевтическим гигантом Novartis за право вывести на рынок дженерик — аналог дорогого лекарства против рассеянного склероза. Если Novartis выиграет, будет создан прецедент широкого толкования отечественного закона об обращении лекарственных средств, что может сильно затормозить импортозамещение в отрасли

Швейцарская компания Novartis, создатель оригинального препарата против ремиттирующего рассеянного склероза под торговым названием «Гилениа» (международное непатентованное наименование — финголимод) притормозила выход на рынок российского дженерика «Несклер», созданного компанией «Биоинтегратор». Арбитражный суд первой инстанции встал на сторону «Биоинтегратора». Другой арбитражный суд в ответ на апелляцию опротестовал это решение, удовлетворив жалобу Novartis. Тяжба продолжается. Представители российской фармацевтической отрасли считают, что исход этого разбирательства может иметь далекоидущие и неприятные для российской фармацевтической отрасли последствия.

Цена вопроса

Заявление о регистрации отечественного препарата «Несклер» было подано в Минздрав РФ в апреле 2012 года. Препарат был зарегистрирован в ноябре 2014 года. И более того, даже включен в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП) наряду с оригинальным «Гилениа». Включение в перечень дает компаниям преимущество продавать лекарство государству для использования его в госпитальном секторе страны. Тогда пациенты получают его бесплатно. Это важно, потому что лекарства могут быть очень дорогими: в частности, цена на «Гилениа» в ЖНВЛП составляет 76 200 рублей, на «Несклер» — 69 130. Но, как пояснил гендиректор «Биоинтегратора» Андрей Гремяков, вопрос о цене не так прост. В перечне ЖНВЛП речь идет о предельных ценах, которые компании не могут превысить (государство контролирует цены на стратегические лекарства). Но цена в перечне ЖНВЛП не всегда показательна: часто бывает, что компания, особенно если она монополист, может заложить такую цену, которая не ущемила бы ее маржу в обстоятельствах, когда, например, сильно колеблется курс национальной валюты. В розничной продаже цена может быть как ниже, так и выше. Обычно при монопольном режиме она выше. В частности, «Гилениа» в аптеках стоит от 70 до 100 тыс. рублей за упаковку. Однако как только на рынок попадает дженерик, в дело вступают рыночные правила. Цена существенно снижается и в аптеке, и на торгах госзакупок в конкурентной борьбе за лоты. И «Несклер», по словам Андрея Гремякова, имеет хорошую возможность этому поспособствовать. Существенное снижение цены на препарат может дать государству возможность закупить его в больших количествах. Поэтому вступиться за «Несклер» призывает президент Общероссийской общественной организации инвалидов — больных рассеянным склерозом Ян Власов, обратившийся к Минздраву с соответствующим письмом.

Наверное, потенциальная возможность серьезного снижения цен не очень устраивает Novartis. И компанию можно понять. Чтобы разработать и вывести на рынок оригинальный препарат, крупные инновационные компании тратят от 1 до 5 млрд долларов. Понятно, что нужно не только как можно быстрее окупить вложения, но и как можно больше заработать, чтобы полученные средства снова вложить в разработки. Однако с каждым годом вернуть затраты становится все труднее, поскольку время блокбастеров, р

У партнеров

    «Эксперт»
    №40 (959) 28 сентября 2015
    Коррупция в беде
    Содержание:
    Хотели посадок?

    Антикоррупционная кампания приобретает системный характер. В силовых структурах создано особое подразделение, перед которым поставлена задача провести тотальную чистку региональных элит

    Экономика и финансы
    Политика
    Потребление
    Реклама