Выход из Коми

28 сентября 2015, 00:00

В России без официального объявления войны началась глобальная зачистка проворовавшихся чиновников

Дела против преступных сообществ в Коми и на Сахалине, по нашим данным, лишь открывают охотничий сезон — под колпаком еще с десяток регионов, а решение по остальным будет принято по итогам правильно усвоенных сигналов и предельно хорошего поведения. Старт же нынешней кампании был дан еще в 2012-м, после возвращения в Кремль Владимира Путина. Силовики подбирали ключи и собирали доказательную базу, а потом понеслось — полетели головы среднего муниципального и регионального звена в Дагестане, Крыму, Магадане, Калуге, Московской области. Нынешний год рекордный: возбуждено 837 дел по статье «коррупция». За решеткой впервые в истории страны — действующие губернаторы. Что вам еще нужно, господа критики, алчущие чиновничьей крови?

Кризисные времена — самое подходящее время для самоочищения бюрократии. Они же, впрочем, способны разогнать репрессивный моторчик до состояния перпетуум мобиле. И шутливое название СМЕРШ, которым оперативники нарекли специальный следственный отдел по антикоррупционной борьбе, приобретает в таком разрезе немного жуткий оттенок. Бесспорно, горизонт работы у оперативников бескрайний, в то же время не стоит забывать: искоренить коррупцию под корень невозможно, доказано мировой наукой. Рано или поздно дивиденды от борьбы с этим явлением уступят место затратам — материальным, моральным, кадровым.

Проблема усугубляется «черной меткой», которую мы сами выдали себе в постсоветской реальности при содействии западных адептов «чистой демократии». Ведь абсолютный коррупционный характер российской власти — та мантра, которой привыкли оправдывать широкий спектр неэффективных управленческих решений, прежде всего в экономической политике. В Китае за последние 12 лет расстреляны 14 тысяч нечистоплотных чиновников. За 30 лет в тюрьме оказалось свыше миллиона человек по обвинению в коррупции. Однако мы можем только позавидовать темпам роста КНР, несмотря на не сопоставимый с нашим уровень мздоимства. Коррупция в Штатах начала XX века вообще являлась системной основой госуправления — и ничего, выросла мощнейшая держава, высшая бюрократия которой и сегодня не чурается многомиллионных откатов.

Конечно, «независимая» американская организация Transparency International, поставленная Вашингтоном на передовую борьбы с коррупцией в других странах, шлет нам неприятные известия. В 2014 году Россия делит позорное 136-е место с Нигерией, Ливаном, Киргизией, Ираном и Камеруном. Но сегодня, похоже, уже нет сомнений в истинной ценности таких рейтингов. Как и ранжирования по уровню «демократии», «свободы», «правам человека» — понятиям конъюнктурным и весьма удобным в качестве механизмов давления на государства, не желающие брать равнение на звездно-полосатый. Предел этого цинизма, похоже, пройден на минувшей неделе, когда Саудовская Аравия при поддержке США возглавила в ООН консультативную группу Совета по правам человека. Отметить это событие в ближайшее время Эр-Рияд собирается публичным обезглавливанием и распятием 17-летнего шиита.

Возвращаясь к антикоррупционной кампании в России и искренне приветствуя ее долгожданный старт, мы тем не менее вынуждены призвать следственные органы к аккуратным и взвешенным, постепенным решениям. В нынешних кризисных реалиях, при действующем формате системы госуправления, в условиях серьезного внешнеполитического давления мы просто не можем позволить себе масштаб итальянской операции «Чистые руки». Тогда, в 1991-м, всего за один год под следствием оказалось свыше 20 тысяч человек, пять тысяч получили реальные сроки. Попытка скопировать этот подход может привести к деградации всей вертикали власти и неоправданному усилению силового блока. Схожий путь наше государство проходило не раз. Необходимо понимать, что коррупция — это норма для любой страны мира, а ее локализация — вовсе не тотальные репрессии, а широкий спектр мер в самых разных плоскостях от налоговой сферы до общественного контроля.