Дороже, но свое

Сергей Кудияров
специальный корреспондент журнала «Эксперт»
5 октября 2015, 00:00

В России появился первый завод по производству оптического волокна. Сделан еще один шаг на пути создания полной цепочки производства оптоволоконных кабелей. Но пока наше волокно в силу малых объемов производства будет дороже импортного

Сорок процентов внутрироссийского спроса на оптическое волокно, «начинку» для кабелей, покроет первый в стране завод по его производству, запущенный в Саранске. Инвесторами, вложившими в проект в общей сложности 2,7 млрд рублей, выступили «Роснано» (47,7%), Газпромбанк (47,7%) и администрация Республики Мордовия (4,6%). Построили завод мощностью 2,4 млн километров волокна в год за полтора года. Выход на проектную мощность ожидается к второй половине 2017-го. Срок окупаемости должен составить десять лет.

Региону проект принесет 150 новых рабочих мест, а также возможность синергии производства: как предполагается, до 20% продукции нового завода пойдет на уже работающий в Саранске завод по выпуску оптоволоконных кабелей.

Появление подобного предприятия в России — это долгожданный итог более чем трехдесятилетней программы развития отрасли. Если выпуск оптоволоконных кабелей в России уже освоен (в стране действует 14 предприятий по их выпуску), то волокно для них до сих пор ввозилось из-за рубежа. Крупнейшими поставщиками оптоволокна в Россию традиционно были американская Corning (84%), японские Fujikura и Furukawa Elektric (11%).

Мировая торговля оптическим волокном	 zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzoptika_graph1.jpg
Мировая торговля оптическим волокном

В России неоднократно предпринимались попытки исправить столь прискорбное положение и освоить производство оптического волокна. И Минпромторг включил его в программу импортозамещения. Но только эта, шестая по счету, попытка увенчалась успехом.

Путь к оптике

Применение оптических технологий в связи началось довольно давно. Первопроходцем была американская компания Corning, в 1970 году развернувшая промышленное производство оптоволокна с низким затуханием то есть пригодного для использования в кабелях. Эта компания до сих пор остается в числе мировых лидеров рынка. Хотя сам рынок с тех пор стал высококонкурентным. Он довольно велик — до 320 млн километров в год, но за эти объемы борется только шесть крупнейших компаний. Помимо трех упомянутых это OFS (США), Sterlite Technologies (Индия) и Draka (головной офис расположен в Нидерландах).

В нашей стране этими технологиями тоже начали заниматься в 1970-е. В 1976 году в ведущем отечественном отраслевом институте кабельной промышленности, ВНИИКП, была создана лаборатория волоконной оптики под руководством Вячеслава Шитова.

Уже в 1977 году на международной выставке «Связь-77» была продемонстрирована линия связи (цветное телевидение), использовавшая изготовленный силами ВНИИКП опытный образец оптического кабеля.

В 1979 году во ВНИИКП был организован целевой отдел оптических кабелей под руководством Юрия Ларина. Первая относительно крупная партия оптического кабеля (20 километров) была изготовлена тогда же на опытном заводе ВНИИКП в Подольске.

Кроме ВНИИКП к работам над оптоволоконной тематикой подключились Мытищинское ОКБ кабельной промышленности, Ленинградский НИИ кварцевого стекла и Московский НИИ электровакуумного стекла.

В начале 1980-х была проложена первая в стране оптоволоконная линия связи Ленинград—Волховстрой. Потом к ней добавились линии связи Сочи—Лазаревское, Ленинград—Сосновый Бор и ряд других.

Главный научный сотрудник ВНИИКП Юрий Ларин рассказывает: «Производством оптического волокна мы занимались с 1984 года. Это был опытный завод ВНИИКП, потом ОКБ кабельной промышленности, серийное производство — на заводах “Электропровод” и “Севкабель”. Объемы производства были небольшими — пять—десять тысяч километров, не как сейчас, когда счет идет на миллионы. Но это было. А с 1991 года все это прекратилось. Прекратилась государственная поддержка, не стало и производства. Потом мы неоднократно предпринимали попытки возродить производство оптического волокна в России. Но не удавалось, не было денег».

При этом в постсоветский период потребность в оптическом волокне в стране резко выросла. Сегодня она оценивается в 6 млн километров ежегодно и, вероятно, продолжит расти. Во всяком случае существующие заводы уже сейчас способны выйти на выпуск 11–12 млн километров оптического кабеля в год. Однако, как мы уже отметили, до сих пор все эти мощности работали на импортном волокне.

Пока из импортных компонентов

Каковы перспективы нового предприятия?

Скажем сразу: о полном импортозамещении речи еще не идет.

Во-первых, 2,4 млн километров мощности — это только 40% рынка, даже без учета возможного роста спроса. Хотя «Оптиковолоконные системы» планируют работать в этом направлении. Уже сейчас предприятие, по словам его генерального директора Андрея Николаева, изучает возможность увеличения мощности до 4–4,5 млн километров оптоволокна в год за счет модернизации оборудования, оптимизации режима работы и повышения производительности.

Во-вторых, завод пока работает на импортных компонентах. Оптическое волокно изготавливается из заготовок-преформ. Они в России не выпускаются. Завод в Саранске эту проблему еще не решил — он будет работать на импортных заготовках японской Sumitomo.

Производство оптических кабелей в России zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzoptika_graph2.jpg
Производство оптических кабелей в России

Но в планах предприятия — освоение производства заготовок из синтетического кварца, и тогда в Саранске сформируется полный цикл производства оптоволокна. Разрешение на строительство второго пускового комплекса, то есть производства собственно заготовок, предприятие уже получило.

Андрей Николаев утверждает, что подобное развитие отрасли вполне нормально. Китай, создавая собственное производство оптического волокна, шел тем же путем. Сначала создавались предприятия по вытяжке нитей оптического волокна из импортных заготовок. Потом, через несколько лет, освоив вытяжку и получив из нее качественный продукт, китайские компании перешли к собственному производству, включая и свои заготовки.

Можно ли ожидать проблем со сбытом продукции нового саранского предприятия? С одной стороны, «Оптиковолоконные системы» сообщают, что ведущие предприятия отрасли — «Сарансккабель-Оптика», «Еврокабель-1» и «Москабель-Фуджикура» — уже протестировали первые образцы саранской продукции и выдали положительное заключение. Саранцы рассчитывают и на участие в федеральной программе «Устранение цифрового неравенства», которая должна сгенерировать в России большой спрос на оптическое волокно.

С другой стороны, саранское волокно будет дороже импортного. По словам Андрея Николаева, цены будут выше на 10–20%: «Понятно, что при объеме выпуска 2–2,5 миллиона километров нельзя иметь ту же цену, как при объеме 30 миллионов километров, как в США и Японии. И тем более нельзя иметь ту же экономику, как при объеме выпуска 180 миллионов километров, как в Китае. Но при этом надо учитывать: если у страны есть стратегическая задача иметь эту технологию и собственное производство, то это идет и для военки, и для спецсвязи. Перед заводом не стоит задача продать волокно любой ценой, поскольку мы понимаем, что конечный продукт — это оптоволоконный кабель».

На конечной стоимости кабеля, по словам г-на Николаева, разница в цене волокна отразится не столь существенно — всего на 2–3%.

Заместитель генерального директора ВНИИКП Евгений Васильев согласен, что 2,4 млн километров в год — небольшие мощности даже в масштабах страны, не только мирового рынка: «Ясно, что американская компания Corning за годы своего существования снизила издержки производства и сегодня имеет право устанавливать низкую цену. Двадцать лет назад мы закупали и у Corning, и у других европейских фирм волокно по 60 долларов, сегодня оно у них стоит уже шесть-семь долларов. Можно представить, сколько науки и техники было заложено в стоимость этого продукта. Разумеется, сегодня наш саранский завод не обеспечит столь низкую цену, но восемь долларов — это вполне реально».

Однако, по его словам, ни одна зона техники в кабельной промышленности так не зависит от импорта, как оптические кабели. Это вопрос национальной безопасности. К тому же в перспективе покупать отечественное оптическое волокно из-за колебания валютных курсов может стать даже выгодным.

При этом, вероятно, в обозримом будущем нас ожидает появление мер господдержки, направленных на повышение конкурентоспособности отечественного оптического волокна в его борьбе за рынок с импортом.

«Российское волокно действительно будет стоить на несколько долларов дороже, чем американское, даже с учетом таможенных пошлин и повышения курса валют. Но мы понимаем, что если этот продукт для кабельных заводов на первом этапе будет дороже, то необходимо создать механизм, позволяющий компенсировать эти затраты», — заявил зампред правительства Аркадий Дворкович.

Глава нового саранского предприятия предлагает обратить внимание на китайский опыт. В Китае, по словам Андрея Николаева, с 2014 года действуют антидемпинговые пошлины на импортное оптическое волокно в размере 17–50%. Таким образом государство стимулировало развитие отрасли, и это позволило Китаю выйти на большие объемы производства этой продукции.