«Мы будем аккуратно идти по этому минному полю»

Дмитрий Яковенко
12 октября 2015, 00:00

Чем нынешний кризис в страховой отрасли отличается о предыдущих и как в сегодняшних условиях жить и выстраивать отношения с клиентами? Рассказывает Андрей Зернов, генеральный директор страховой компании «Энергогарант»

Андрей Зернов, генеральный директор страховой компании «Энергогарант»

Страховой рынок, производный от состояния экономики в целом и банковского сектора в частности, переживает непростой год. Итоги первого полугодия показали даже снижение сборов по добровольным видам страхования относительно первого полугодия 2014-го. О том, как страховщики справляются с кризисом и какие видят пути развития, «Эксперт» поговорил с генеральным директором САК «Энергогарант» Андреем Зерновым.

— Андрей Алексеевич, как себя чувствует страховой рынок?

— Нужно понимать, что страховой рынок за все время своего существования оказывался в условиях кризиса не один раз. Мы проходили через дефолт 1998 года, проходили через мировой финансовый кризис 2008–2009 годов. Но нынешний кризис иного рода. Он в большей степени инфраструктурный, и мы к нему давно уже шли. Определенные проблемы начали накапливаться два-три года назад. Этого не было видно, потому что после кризиса 2008–2009 годов рынок шел в гору, компании показывали солидную прибыль. Бизнес «Энергогаранта» исторически всегда был нацелен на корпоративное страхование, поэтому мы сразу видим, как себя чувствует наш основной клиент в сложных экономических условиях. На каком-то этапе стало заметно, что сворачиваются инвестпрограммы, начинали поступать тревожные сигналы от банковского сектора. Рынок же в это время, как мне кажется, пребывал в состоянии некой эйфории, продолжался безудержный демпинг, начавшийся еще в 2008–2009 годах, одновременно росли размеры вознаграждения и аппетиты посредников. В какой-то момент рынок столкнулся с проблемой массового мошенничества. Наконец, на выплаты, связанные непосредственно со страхованием, начали накладываться все большие судебные и юридические расходы. Время для созидания было потеряно, сформировать богатую и стабильную страховую отрасль как необходимый сегмент экономики и бизнес структуры не удалось, и уже 2013 год можно было назвать кризисным. Есть ощущение, что в отличие от предыдущих кризисов, которые продолжались год-полтора и завершались резким отскоком, нынешний все-таки будет затяжным.

— Как вы реагировали на эти проблемы?

— Жесткая селекция рисков — единственный способ улучшить финансовый результат. Например, мы начали проводить селекцию по существовавшему на тот момент моторному портфелю: какие продукты продавать, по каким видам транспорта, каким клиентам. Мы начали уходить из тех регионов, где не могли справиться с автоюристами и мошенничеством. Одновременно старались активнее использовать возможность досудебного урегулирования споров. Кроме того, снижали размер аквизиции (затрат, связанных с продажей страховых продуктов. — «Эксперт»). К 2015 году отдельные страховщики справились с этой ситуацией, в какой-то мере благодаря скорректированным тарифам ОСАГО, которые дали нам дополнительные финансовые резервы. Работать стало комфортнее, финансовая ситуация на рынке в целом улучшилась. Конечно, риски остались. Из-за девальвации рубля растут цены на запчасти автомобилей. Проблема мошенничества сохранилась. До сих пор не удалось добиться адекватной работы судебной системы. Существующая единая методика расчета убытков по ОСАГО зачастую игнорируется, и в ряде случаев возникает ситуация, когда в соответствии с судебным решением мы должны заплатить удвоенную, а то и утроенную сумму по сравнению с той, что на самом деле необходима для ремонта автомобиля.

Франшиза как спасение

— Какую динамику показали различные сегменты рынка?

— Рынок корпоративного страхования в этом году упал почти по всем статьям. Максимальное падение показал рынок строительно-монтажных рисков: он сократился примерно в два с половиной раза. Конечно, падение инвестиционной активности и так наблюдалось в течение последних лет, но сейчас мощным сдерживающим фактором стал отказ от страхования государственных и муниципальных строек в результате инициативы по исключению из смет расходов на страхование.

По основным видам имущественного страхования и страхования ответственности падение меньше — порядка 10 процентов. В связи с санкциями и девальвацией упали объемы страхования грузов — примерно на 7 процентов. Падение рынка страхования выезжающих за рубеж составило примерно 12 процентов.

При этом незначительный рост показал рынок добровольного медицинского страхования — порядка 15 процентов при одновременном значительно более активном росте стоимости услуг лечебных учреждений.

— Зато хорошо себя чувствует рынок ОСАГО.

— Да, тут рост брутто-премий за первые девять месяцев года, по нашим оценкам, составит около 60 процентов. При этом количество контрактов по ОСАГО не увеличилось, выросла только их цена. В то же время рынок каско упал на 15 процентов: с одной стороны, нам стало неудобно работать из-за возросших судебных издержек и мошенничества, с другой — потребитель столкнулся с резким удорожанием полиса. Цены могли вырасти в полтора-два раза. Согласитесь, это ощутимо: платить около 100 тысяч рублей страховой премии за машину среднего класса.

В этих случаях на помощь приходят продукты, позволяющие оптимизировать затраты на страхование и снизить риск мошенничества. Это так называемые продукты с франшизой, предполагающие, что какая-то небольшая часть ущерба не будет покрываться страховой компанией. Как правило, речь идет о франшизе в размере 3–5 процентов страховой суммы. Для мошенников это уже не выгодно, а клиент не будет обращаться в компанию по поводу какого-то мелкого ущерба: например, царапин или сколов. Для страховой компании это, в свою очередь, ведет к снижению затрат и, как следствие, к снижению стоимости полиса для клиента. Так что «франшизные» продукты —это полезный компромисс, особенно в кризис: человек меньше платит за страховую защиту, но при этом берет на себя мелкие риски. У нас такие продукты не особо развиты, но в зарубежной практике применяются повсеместно. У нас в стране только начата работа по формированию единой информационной базы (БСИ РСА), которая позволит отслеживать статистику страховых случаев по каждому водителю и транспортному средству. С помощью такой общедоступной для страховщиков системы мы будем знать, как ездит каждый водитель, и сможем адекватно тарифицировать стоимость полиса.

Не время для суперприбыли

— Какой стратегии вы придерживаетесь в сегменте корпоративного страхования?

— Стратегия проста и понятна: мы настроены на долгосрочное и взаимовыгодное сотрудничество с нашими клиентами и партнерами. Наша работа — просто быть всегда рядом и подставить плечо в трудную минуту. Вообще, принцип работы корпоративного страховщика базируется на двух столпах. Во-первых, нужно быть хорошим консьержем и обладать широким спектром услуг, которые можно оперативно предоставить клиентам. Будет неправильно, например, застраховать имущество клиента, но отказаться страховать работников по ДМС, и наоборот. Надо уметь делать все, быть универсальным и профессиональным во всем. Во-вторых, необходимо быть для клиента хорошим риск-менеджером, помогать ему определять целесообразность и рациональность использования его финансовых ресурсов.

Понятно, что, когда бюджет трещит по швам, предприятия активно сокращают издержки. Под это сокращение в первую очередь попадают незащищенные статьи, в том числе расходы на страхование. Есть, конечно, определенные виды страхования, минимизировать которые никак нельзя: обязательные виды страхования, страхование залогов, страхование грузов и ответственности при международных перевозках. С другой стороны, попадет в перечень незащищенных медицинское страхование сотрудников.

Полностью отказываться от страхования мы не рекомендуем, так как в жизни все может случиться, а масштаб возможных потерь может быть столь серьезным, что это способно привести к банкротству даже очень состоятельные предприятия. При этом мы можем предложить клиенту сэкономить на излишествах, например, в случае медицинского страхования — на дорогостоящих программах медицинского обслуживания (косметология, протезирование), даже просто оптимизировать список лечебных учреждений, но обязательно оставить услуги неотложной и специализированной помощи.

Из опыта работы нашей компании в качестве примера можно привести события, которые произошли в 1998 году с нашим основным в то время клиентом московского региона — крупнейшей энергосистемой страны, ОАО «Мосэнерго». После августовского дефолта наряду с кризисом неплатежей произошло четырехкратное падение курса рубля, для «Мосэнерго», которое одновременно несло купонные обязательства в валютном выражении по выпуску размещенных облигаций, ситуация складывалась крайне негативно. У крупнейшей профицитной энергокомпании страны начались проблемы с оплатой текущих платежей, включая зарплату персонала. На тот момент мы выстроили систему страхования всех электростанций региона с перестраховочной защитой в крупнейших западноевропейских компаниях. Понимая, что график платежей страховых взносов может быть сорван, мы предложили «Мосэнерго» оптимизировать затраты на страхование введением франшиз, а с перестраховщиками договорились о реструктуризации платежей. В результате договор не был расторгнут, «Мосэнерго» сохранила страховое покрытие по категории средних и крупных убытков.

— Какие цели стоят перед страховщиками сейчас и каким вам видится будущее страхового рынка?

— Сейчас нужно максимально сохранить те позиции, те финансовые ресурсы и ту клиентскую базу, которые мы накопили за предыдущие годы. Не время играть мускулами и показывать какую-то суперприбыль. Нужно работать рентабельно и при этом стараться взять с рынка то, что может усилить наши позиции. И сейчас события на рынке играют в нашу пользу. 2015 год запомнится еще и тем, что Центральный банк взялся за активную расчистку «авгиевых конюшен». Сейчас ситуация такова, что значительная часть страхового рынка — может быть, даже больше половины — представляет собой компании, которые не имеют реальных активов. В таком состоянии дальше они не смогут работать на рынке.

После кризиса страховщиков станет меньше, но зато оставшиеся «зубры» страхового рынка закалятся, как хорошая сталь. Необходимо помнить, что ужесточение контроля со стороны регулятора всегда ведет к росту административных затрат, а это отражается на всех участниках. Рынок необходимо довести до максимальной устойчивости и прозрачности, но при этом, конечно, важно, чтобы страховщики, которые соответствуют требованиям, имели возможность нормально работать.

Уходящие игроки оставляют после себя и специалистов, и хорошие портфели, и клиентов. Так что, думаю, мы сможем усилиться в этот период. Все-таки кризис — это всегда шанс. Поэтому мы будем аккуратно идти по этому минному полю в надеже, что ситуация рано или поздно нормализуется. И мы уже видим, что сейчас — в отличие от начала кризиса и моментов крайней турбулентности, когда на рынке начиналась паника, — ситуация в целом стабилизируется и появляется больше оптимизма и возможностей, чтобы принимать правильные стратегические и тактические решения.