Женщина из дома с привидениями

Анна Ковальская
12 октября 2015, 00:00

15 октября в прокат выходит готическое фэнтези мексиканского режиссера, продюсера и сценариста Гильермо дель Торо «Багровый пик». Одну из главных женских ролей в нем сыграла Джессика Честейн

Для Джессики Честейн «Багровый пик» — второй опыт сотрудничества с Гильермо Дель Торо. Два года назад она сыграла главную роль в фильме «Мама», где он был продюсером

В последние годы Джессика Честейн входит в число ведущих актрис Голливуда. Ключевой в ее карьере стала роль в фильме Теренса Малика «Древо жизни», где она сыграла в дуэте с Брэдом Питтом. С тех пор на ее счету главные роли в таких масштабных проектах, как «Цель номер один» Кэтрин Бигелоу и «Интерстеллар» Кристофера Нолана. В этом году состоялась премьера еще одной картины с участием Честейн — «Марсианина» Ридли Скотта. С Гильермо дель Торо она начала сотрудничать, сыграв главную роль в фильме «Мама» (2013), где тот выступил продюсером.

 

— Как вы получили роль в «Багровом пике»?

Гильермо дель Торо отправил мне сценарий. Я ему ответила, что мне нравится героиня, потому что ничего подобного я до этого не играла, для меня это будет новое свершение и своего рода вызов. Я думаю, это его немного удивило.

— Изменил ли он как-то сценарий в расчете на то, что именно вы будете играть одну из главных ролей — Люсиль Шарп?

Гильермо адаптировал его под каждого актера, поэтому, когда мне дали роль, мы многое изменили, что-то делали прямо на площадке. Постоянно обсуждали, что еще можно добавить или привнести. Так что образ Люсиль мы воплощали вместе, как партнеры, а не просто как режиссер и актриса.

Что для вас значит участие в проектах дель Торо?

— Гильермо дель Торо — легенда кинематографа. Не уверена, что найдется более авторитетный эксперт по мистическим триллерам, чем он, — Гильермо обожает этот жанр. Так что он идеальный режиссер для такого рода картин. И человек отличный. Для меня это очень важно, особенно когда нужно играть что-то мистическое или драматическое. Я должна знать, что на площадке есть кто-то, кто меня поддержит и защитит, а не будет пользоваться ситуацией. Чувствовать себя подопытной в каком-то эксперименте я не хочу! Мне важно понимать, что все это лишь игра, мы создаем что-то с нуля, и я не провалюсь в эту пропасть ужаса.

Дель Торо и в самом деле сочинил для каждого героя биографию?

Каждый из нас получил десятистраничное жизнеописание его персонажа — от рождения до того момента, с которого начинается фильм. Я узнала, кто Люсиль по гороскопу, ее предпочтения. Например, она обожает горький шоколад и запах табака. Ей нравится несвободная одежда — тесные корсеты, все облегающее, будто заковывающее в клетку. Все эти мелочи оказались очень полезны. Я даже знаю, какую Люсиль любит музыку. Обычно я сама додумываю все эти детали, но тут режиссер все прописал. Я знаю и ее секреты, где она была, когда ей было шестнадцать, и какой образ жизни вела. У нас с Гильермо был собственный язык, на котором мы говорили о героине, — на съемках это очень помогало. Например, кто-то повел себя агрессивно, я отпрянула, — Гильермо понимает, почему в этой сцене я среагировала именно так.

Как вы готовились к роли?

Для меня это был просто сумасшедший дом. «Багровый пик» снимался одновременно с «Самым жестоким годом» (фильм Джея Си Чендора; премьера состоялась в октябре 2014 года. — «Эксперт»). Там моя героиня Анна — очень земная, чувственная, открытая, Люсиль же полная ее противоположность, и я просто разрывалась между ними! В какой-то момент Люсиль отдалилась от меня, потому что я увлеклась работой над ролью Анны. Мне хотелось буквально вжиться в этот образ, ведь Люсиль не самый радостный персонаж, чтобы себя с ним отождествлять. Пришлось прибегнуть к паре трюков, чтобы вновь обрести Люсиль. В своем вагончике на съемках я развесила картины, которые могли бы проноситься в ее воображении, слушала много ее любимой музыки. У меня даже фортепиано стояло, в свободное время я постоянно играла, готовилась к роли. Я начала подготовку в ноябре, а к съемкам мы приступили уже в конце февраля.

— Как бы вы описали характер вашей героини?

Для меня она как животное, над которым издевались. Как побитая собака, запертая в клетке, — пытаешься ее приласкать, а она кусает. Но иногда таким животным очень хочется ласки, тогда они подпускают близко, но все равно кусают. Вот такие у меня ощущения от Люсиль. Она постоянно ищет близости и любви, но ей нужно научиться любить.

— Вам случается совершать какие-либо открытия в том, что касается человеческой природы, когда вы играете ту или иную роль?

В школе я обожала уроки психологии. Мне нравится понимать, почему мы совершаем те или поступки и как наши детские переживания влияют на всю нашу жизнь. Это меня просто поражает. Чем больше я об этом узнаю, тем ближе мне становятся другие люди. Мне кажется, мы вовсе не такие уж и разные. Каждый из нас — потенциальный злодей, ведь никогда не знаешь, на что ты способен.

Как бы вы объяснили популярность фильмов ужасов?

Может быть, страх заставляет нас почувствовать себя живыми. Это как резкий выброс адреналина в стрессовой ситуации. Кто-то получает эту энергию на рок-концерте в толпе фанатов, а кто-то ходит на фильмы ужасов. Видно, мне мало тех стрессов, что уже есть в жизни. Мне нравятся фильмы ужасов, но я из тех зрителей, кто зажмуривается на чересчур страшных сценах.

Что вы думаете о мистических фильмах?

Мне они очень нравятся. Я думаю, это потому, что всех занимает вопрос: а что происходит после смерти? Остаемся ли мы в земных пределах? Приходим к родным, говорим с ними? Или внезапно выключаем и включаем свет в комнате?

— Вам приходится испытывать страх за пределами кинозала? Есть что-то, что способно вас по-настоящему испугать?

Не могу сказать, что я часто сталкиваюсь с чем-то ужасным. Боюсь змей и акул. Я даже в океане не плаваю. Я много читала и смотрела интервью с пережившими нападение акул. Окажись я на их месте, я бы просто сдалась, не стала бы даже пытаться выдернуть руку. Просто подумала бы: «Ну все, моя песенка спета».