Друзья миллионеров

Экономика и финансы
Москва, 19.10.2015
«Эксперт» №43 (962)
Несмотря на катаклизмы, происходящие в российской экономике и банковской системе, отечественный private banking пользуется все большим спросом среди состоятельных клиентов. Этот сегмент уже прошел путь от VIP-обслуживания до полноценного управления частными капиталами

В России индустрия private banking зародилась в конце 1990-х. Казалось бы, менее двадцати лет — ничто по сравнению с бизнесом старейших швейцарских банков Wegelin & Co, Pictet & Cie и Lombard Odier, появившихся на рубеже XVIII–XIX веков. Но несмотря на нежный возраст, отечественный рынок private banking вплотную приблизился к финальной стадии своего развития. Вместо десятка банков, в свое время обзаведшихся отделениями для премиального обслуживания, сегодня остался костяк из финансовых учреждений, для которых private banking не просто платиновая кредитная карта, но готовность удовлетворить любую финансовую или юридическую потребность владельца крупного состояния.

Кто они?

«Порог входа» в мир private banking у лидеров рынка уже долгое время остается неизменным, хотя при этом может существенно различаться от банка к банку. «Порог составляет 15 миллионов рублей для Москвы и Санкт-Петербурга и 10 миллионов рублей для регионов, — рассказывает Алина Назарова, старший вице-президент, руководитель блока Private banking банка “ФК Открытие”. — За последние полтора года эти цифры мы не изменяли, так как в первую очередь мы оцениваем клиента в целом и перспективу сотрудничества с ним». «Уралсиб|Private Bank» работает с клиентами, готовыми разместить 1 млн долларов. В Газпромбанке private banking начинается с 10 млн рублей, в Промсвязьбанке — с 20 млн рублей для Москвы и 10 млн рублей для регионов. Примечательно, что практически эти же цифры банкиры называли «Эксперту» и два, и три года назад. Такое постоянство может свидетельствовать о том, что как таковая отрасль private banking в России уже состоялась, банкиры определились с тем, кого хотят видеть среди своих клиентов, да и среднестатистический российский хайнет (High Net Worth Individuals — высокообеспеченные частные лица, именно так сотрудники private banking называют свою клиентуру) не изменился — во всяком случае, если смотреть на него глазами банков.

Конечно, специалисты private banking руководствуются не только размером состояния своих клиентов. Они могут нарисовать и более подробный портрет хайнета. Здесь, кстати, кроется одно из основных отличий российского private banking и его швейцарского прототипа. Если сотрудники швейцарских банков на протяжении столетий работают с капиталами, формировавшимися из поколения в поколение, то состояния первых российских хайнетов возникли на рубеже 1990-х и 2000-х. Но уже давно вместе с хайнетами первой волны в отечественные банки приходит новое поколение миллионеров. «Мы давно говорим о смене поколений владельцев крупного капитала и не раз описывали потрет клиента нового типа, — рассказывает Ольга Дегтярева, главный исполнительный директор “Уралсиб|Private Bank”. — Я говорю о людях в возрасте 35–40 лет. Это либо наследники, либо люди, самостоятельно заработавшие свое благосостояние. По складу ума это аналитики, в вопросах управления их благосостоянием — скептики, не склонные принимать что-либо на веру. Это люди мира. Они обладают опытом работы с зарубежным

У партнеров

    «Эксперт»
    №43 (962) 19 октября 2015
    Рейтинг 400 крупнейших компаний России
    Содержание:
    Осталось только молиться

    Реальный бизнес уверен, что российская экономика в кризисе, и предупреждает, что экономического роста не будет еще очень долго. Однако правительство довольно своими действиями и уверено, что ситуация управляема и стабильна

    Новый бизнес
    Экономика и финансы
    Потребление
    Реклама