Отмучался

Повестка дня
Москва, 30.11.2015
«Эксперт» №49 (967)
История Связного банка, которую иначе, как трагедией, не назовешь, подошла к концу: 24 ноября Банк России отозвал лицензию у своего подопечного, прервав его затянувшуюся почти на год агонию

«Связной банк боролся за свою жизнь долго, и были определенные надежды, что рыночными способами удастся восстановить его деятельность. Надежды не оправдались» — такой эпитафией первый зампред ЦБ Алексей Симановский проводил кредитное учреждение в последний путь.

Сейчас кажется, что «Связному» с самого начала было уготовано стать феноменом на отечественном банковском рынке. Максим Ноготков создал его в 2010 году, и с первых дней банк разительно отличался от коллег по цеху. Максимально дружелюбный и высокотехнологичный образ, акцент на кредитные карты и дистанционные каналы обслуживания — на тот момент подобная бизнес-модель была взята на вооружение только Тинькофф-банком. Но если детище Олега Тинькова изначально было заточено на онлайн, то Ноготкову удалось извлечь совершенно взрывную синергию из объединения Связного банка и одноименных салонов связи.

Тем ироничнее звучат слова Алексея Симановского: если бы Центральный банк в 2012 году не запретил «Связному» наращивать депозитную базу более чем на 1% в месяц, возможно, и не пришлось бы отзывать у банка лицензию. Во всяком случае, из основных розничных банков на сегодняшний день сошел с дистанции только «Траст» — и то, как после выяснилось, без скелетов в шкафу эта история не обошлась. «Связной» же проявил совершенно феноменальную волю к жизни. Лишившись возможности закрывать выходящие на просрочку кредиты новыми выдачами, к ноябрю 2014 года Связной банк подошел с 25% просроченных кредитов. Опыт «Русского стандарта» доказывает, что ничего смертельного в этом нет — но только если у тебя есть акционер, готовый искать и находить дополнительный капитал.

Связной банк лишился акционера тогда же, в ноябре 2014-го, когда Максим Ноготков допустил дефолт перед группой «Онэксим» Михаила Прохорова. За неделю встревоженные вкладчики вынесли из банка 11 млрд рублей. Для сравнения: «Трасту» понадобилось всего 3 млрд рублей оттока, чтобы отправиться на санацию. «Связной» тогда выстоял, но уже в конце 2015 года у большей части бизнес-империи Ноготкова появился новый хозяин — Олег Малис, которого банк совершенно не интересовал. Последнее, что успел сделать Ноготков для своего детища, — привлечь субординированный заем на 11 млрд евро от акционера Финпромбанка Анатолия Гончарова. После этого «Связному» удалось продержаться на плаву почти год, регулярно нарушая нормативные требования ЦБ, но безукоризненно расплачиваясь по обязательствам — под руководством бессменного председателя правления Евгения Давыдовича.

В 2015 году у «Связного» был шанс выжить, объединившись с «Ренессанс кредитом», входящим в «Онэксим», но сделка в самый последний момент сорвалась, как и за полтора года до этого, когда Прохоров и Ноготков впервые задумались о слиянии активов. В качестве санатора пытался выступить Финпромбанк, но ЦБ его кандидатура не устроила. Интерес проявлял и Олег Тиньков: в итоге Тинькофф-банк купил у Связного банка большую часть кредитного портфеля. В целом с ноября 2014-го активы «Связного» сократились с 72 до 27,4 млрд руб

Новости партнеров

«Эксперт»
№49 (967) 30 ноября 2015
Не партнёр
Содержание:
Воспитание турецкого султана

Ликвидация российского бомбардировщика в небе над Сирией имеет все признаки спланированной акции. Политическая ошибка Турции привела к серьезному кризису в отношениях с Москвой. Главным проигравшим в итоге окажется президент Эрдоган

Повестка дня
Культура
Потребление
Ямало-Ненецкий автономный округ
Реклама