Больной будет либо жив, либо мертв

Русский бизнес
Москва, 14.12.2015
«Эксперт» №51 (969)
Замена импортных лекарств на отечественные во многих случаях может оказаться опасной для пациентов государственных больниц ввиду слабого контроля за качеством медпрепаратов и большого количества производимых в стране фальшивок

Вступившее на прошлой неделе в силу постановление правительства об ограничении государственных закупок иностранных лекарств при наличии двух аналогов, производимых в странах Евразийского экономического союза (ЕАЭС), заставило медицинское сообщество вновь заговорить о качестве отечественных медпрепаратов. Проблема фальшивых лекарств волнует человечество более шести тысяч лет (первые предупреждения датированы IV веком до н. э.), но даже теперь ВОЗ ставит ее на четвертое место среди вызовов современности после малярии, СПИДа и курения, поскольку от подделок ежегодно умирает до 700 тыс. человек. И Россия занимает третье место в мире после Китая и Индии по производству некачественных препаратов, в которых полезного вещества либо нет вовсе, либо его количество не соответствует заявленному, либо отсутствуют важные сопутствующие ингредиенты препарата. При этом контроль за качеством лекарств в у нас далек от совершенства и коррумпирован, что и вызывает беспокойство врачей, вынужденных теперь давать пациентам то, что можно, а не то, что нужно.

Фора нашей фарме

Ограничение затронуло жизненно необходимые и важнейшие лекарственные препараты (ЖНВЛП) — список из 608 наименований, из которых 282 уже производятся на нескольких российских предприятиях. Главный смысл «дискриминации» импортеров в том, чтобы помочь отечественным компаниям сбывать гарантированные объемы государству и в том числе таким образом расширить собственное производство. По планам властей, к 2020 году объем используемых отечественных лекарств должен дорасти до 90% с нынешних 25,4% (в стоимостном выражении). Впрочем, в натуральном выражении у нас на рынке продается всего 38,8% импортных препаратов и 62,2% отечественных, а это значит, что мы делаем в основном дешевые традиционные препараты и дженерики, при этом в 92% случаев — на основе импортных субстанций. Генеральный директор консалтинговой компании DSM Group Сергей Шуляк оценил, что уже сейчас потери зарубежных компаний от новых ограничений могут составить около 5% всего оборота лекарств из списка ЖНВЛП (более 21 млрд рублей за девять месяцев 2015 года), и то ли еще будет. В том, что российские фармпроизводители безусловно получат экономический эффект, никто не сомневается. Однако при этом и надежды главы Минпромторга Дениса Мантурова на то, что новое ограничение для иностранцев, помимо прочего, приведет к экономии бюджетных средств за счет снижения стоимости ЖНВЛП, могут оказаться тщетными. «До сих пор наши предприятия хотя бы конкурировали в цене с импортерами, — говорит профессор, член Формулярного комитета РАН и Европейского комитета экспертов по медицинским исследованиям Василий Власов. — А теперь вполне может оказаться, что две-три российские компании сговорятся и будут продавать государству лекарства дороже, чем производители оригинальных препаратов. Так что об экономии для бюджета при исключении иностранного производителя с торгов говорить преждевременно».

Председатель Московского городского научного общества терапевтов Павел Воробье

У партнеров

    «Эксперт»
    №51 (969) 14 декабря 2015
    Вторая Французская
    Содержание:
    Одна за всех и все против Ле Пен

    «Национальный фронт» Марин Ле Пен неожиданно подвинул традиционные политические элиты Франции. Получит ли двухпартийная система Пятой республики третий, ультраправый полюс?

    Потребление
    Реклама