Демарши обиженных

Геворг Мирзаян
доцент Департамента медиабизнеса и массовых коммуникаций Финансового Университета при правительстве РФ
21 декабря 2015, 00:00

Саудовская Аравия и Турция решили сами вступить в сирийский конфликт. Их действия могут разрушить российско-американский компромисс

Саудовская Аравия намерена воевать против международного терроризма

Соединенные Штаты и Россия постепенно переходят от рамочных договоренностей по Сирии к конкретным соглашениям. В середине декабря в Москву приезжал госсекретарь США Джон Керри, и по итогам визита стороны окончательно согласовали проект резолюции Совета Безопасности ООН о противодействии финансированию терроризма (она была принята 17 декабря). Кроме того, по всей видимости, Москва и Вашингтон обсуждали модальности дальнейшего политического будущего. Судя по всему, и тут был найден определенный компромисс. «Соединенные Штаты и наши партнеры не стремятся к изменению режима в Сирии. Мы сказали, что не считаем, будто Асад сможет быть лидером Сирии в будущем», — пояснил Керри.

Чтобы это будущее наступило, нужно достижение компромисса между Асадом и оппозицией. Чем быстрее этот вопрос будет снят с повестки дня, тем быстрее Москва сможет сосредоточиться на бомбежках «Исламского государства» (ИГ; запрещенная в России террористическая организация) и тем проще будет договариваться с американцами. Да, на официальном уровне — через Венские соглашения — процесс буксует. Оппозиция (на деле представляющая собой рыхлую конфедерацию различных отрядов) до сих пор не может даже выбрать своих представителей на переговорах с Дамаском и согласовать единую повестку дня. Однако на неформальном уровне процесс уже идет. Ряд полевых командиров (особенно те, кто ежедневно ощущает на себе силу российских ракетно-бомбовых ударов и вынужден отбиваться от наступающих сирийских войск, подразделений «Хезболлы», отрядов иракских шиитов и иранских советников, не готовы ждать, пока живущие в турецких и европейских отелях политические лидеры согласуют размеры собственного эго. Вместо этого они предпочитают договариваться с Асадом напрямую. В частности, такие переговоры успешно завершились в Хомсе, когда боевикам было разрешено покинуть обороняемый ими квартал.

Однако за последние несколько недель у Кремля появились в Сирии новые проблемы, которые грозят не только сорвать сирийский мирный процесс, но и поставить под вопрос российско-американские соглашения. Два государства, оставшихся по собственной вине на обочине мирного процесса, — Саудовская Аравия и Турция — решили разыграть собственные партии. 

Террористическая антитеррористическая коалиция

В середине декабря Саудовская Аравия объявила о создании собственной антитеррористической коалиции. В нее вошли 34 страны и территории, в том числе Иордания, ОАЭ, Пакистан, Бахрейн, Турция, Тунис, Судан, Сомали, Палестина, Катар, Кувейт, Ливан, Ливия, Малайзия, Египет, Нигерия, Йемен. По словам министра обороны Мухаммада ибн Салмана (сына ныне действующего короля и «ответственного» за сирийскую и йеменскую политику государства), целью антитеррористической коалиции будет не только «Исламское государство» но и другие террористические группировки в Сирии, Ираке, Ливии, Египте и Афганистане.

Уже сам взгляд на список участников вызывает сомнение и смятение. Трудно себе представить Турцию, Катар и Саудовскую Аравию, отстреливающих своих клиентов, которым эти страны поставляют деньги, оружие и логистическую поддержку. Кроме того, непонятно, что понимают участники под словом «терроризм»? «Саудовское понимание этого термина простирается гораздо шире понятия насильственных акций вооруженных групп», — говорит корреспондент BBC Фрэнк Гарднер. Не исключено, что по сути это будет антишиитская коалиция — разочарованный в США из-за нежелания Вашингтона идти на конфликт с Ираном, Эр-Рияд, видимо, решил взять дело в свои руки. И, по словам президента Института Ближнего Востока Евгения Сатановского, собрал банду «для того чтобы уничтожить в том числе Сирию, свергнуть Асада, вытеснить Иран и Россию, проводить в жизнь радикально исламистские террористические цели, которые Доха, Эр-Рияд и Анкара преследуют».

И теперь весь вопрос в том, сосредоточится ли Саудовская Аравия на мелких пакостях или же действительно вторгнется в ту же Сирию. Второй вариант ничем хорошим не закончится — ни для России, ни для Ирана, ни для США, ни для всего мира. По сути речь пойдет о вторжении суннитского альянса в управляемую шиитами страну, а значит, о превращении гражданской войны в полноценную религиозную, с участием иранской армии, вовлечением Вашингтона в прямой конфликт с Тегераном, и о срыве американо-иранской ядерной сделки. Но даже если Вашингтон жестко запретит Эр-Рияду вступать в американо-ирано-российскую игру, сама возможность вторжения уже негативно повлияет на процесс достижения политического компромисса в Сирии, поскольку дает оппозиции надежду на победу. Саудовцы уже обещали собравшимся в Эр-Рияде оппозиционерам военную поддержку их дальнейшего сопротивления Асаду и дали понять, что договариваться с сирийским президентом на его условиях не обязательно. «Или в Сирии будет достигнуто политическое урегулирование путем переговоров и Асад покинет свой пост, или конфликт будет продолжаться и эта цель будет достигнута военным путем», — заявил министр иностранных дел королевства Адель ибн Ахмед аль-Джубейр.

При этом у создаваемой Эр-Риядом коалиции есть шанс внести реальный вклад в антитеррористическую войну. Для этого, правда, не нужно вторгаться в третьи страны — достаточно лишь заняться реформированием собственных режимов. Ведь очевидно, что один из основных факторов, способствующих распространению терроризма, —безнадежность, отсутствие социальных лифтов, высокая коррупция и другие проблемы в странах арабского мира. Начать можно было, например, с отказа от ваххабитской идеологии в Катаре и Саудовской Аравии. Однако шансы на такой сценарий без мощнейшего давления США стремятся к нулю.

Маленькая турецкая война

Если в Эр-Рияде еще раздумывают над вторжением, то в Анкаре, судя по всему, решение уже приняли. Турция ввела войска на территорию Северного Ирака.

Эксперты давно предупреждали, что нынешняя конфигурация на ближневосточной шахматной доске сложилась совсем не в пользу турецкого президента Реджепа Эрдогана. Его заносчивость и авантюризм привели к тому, что страна превратилась из некогда регионального лидера в «больного человека Ближнего Востока», перефразируя знаменитую максиму XIX века. Изменить ситуацию можно было лишь одним способом — смести фигуры с доски, то есть провести в регионе маленькую победоносную войну, которая изменит баланс сил.

Очевидный формальный противник в этой войне — ИГ (в конце концов, Турции же надо было доказывать, что она не спонсирует эту группировку). Воевать против нее лучше всего было бы в Сирии, однако там находятся российские войска, и после инцидента с Су-24 до Анкары было донесено, что в этой стране турецкой технике лучше не появляться под угрозой превращения в металлолом. В итоге жертвой стал Ирак, в северной части которого располагаются дружественные Турции на данный момент иракские курды. Анкара купила их лояльность за счет обеспечения экономической и инфраструктурной независимости от Багдада — Турция поставляет в Иракский Курдистан многие необходимые товары и экспортирует через свою территорию курдские углеводороды. Туда была направлена турецкая группировка численностью чуть более 100 человек, (по неофициальным данным — несколько тысяч бойцов). В Анкаре уверяют, что они займутся обучением местных курдских сил самообороны и защитой их от ИГ. «Лагерь Башика, в тридцати километрах к северо-востоку от Мосула, является тренировочным объектом, созданным для поддержки местных добровольческих сил, которые борются с терроризмом», — уверяет премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу.

Однако, по данным турецких СМИ, учебой дело не ограничится — Анкара намерена создать в районе Мосула постоянно действующую военную базу. Она не только станет возможным плацдармом для дальнейшего турецкого проникновения в регион, но и будет прикрывать нелегальный нефтяной бизнес Анкары. Судя по сообщениям СМИ, после того как российские самолеты развернули охоту за идущими в Турцию бензовозами, они сменили маршрут и теперь отправляются через территорию Северного Ирака.

Естественно, все эти вторжения и вопросы с базой прошли мимо Багдада — разрешения иракских властей на вторжение турки не спрашивали, а на требования немедленно покинуть иракскую территорию ответили отказом, уверяя, что своим присутствием защищают Ирак. Судя по всему, ни с одним из нынешних партнеров Ирака — США и Ираном — эта защита не согласовывалась. И для Вашингтона эта самодеятельность стала проблемой — уже второй после истории с российским самолетом. Своими действиями в Ираке турки не только ставят под вопрос американское лидерство и обостряют американо-иракские отношения, но и фактически играют на раскол «западной» коалиции. По всей видимости, Соединенным Штатам придется заняться воспитанием Турции. Например, через усиление контактов с сирийскими курдами. Ну а Москва, скорее всего, будет и дальше доказывать турецким властям, что помидорами ее ответные действия не ограничатся.