Главный марафонец

21 декабря 2015, 00:00

В уходящем году человеком года по версии «Эксперта» стал Владимир Путин — как для России, так и для всего мира в целом. В этой номинации отрыв российского президента от условных преследователей с каждым годом только увеличивается

2015 год закрепляет позиции России в роли державы глобального позиционирования, а Владимир Путин становится ключевой фигурой в мировой политике. Несмотря или даже вопреки тяжелейшим экономическим неурядицам, захлестнувшим наше государство. Кризис уже тормозит развитие страны, но очевидно, что выйдем мы из него значительно более сильной и сплоченной нацией. (Если по горькой традиции сами не разрушим до основания всё воссозданное из постсоветского пепла.) Мы вновь определяем фундаментом экономики собственное промышленное производство, отвязываемся от западной «постиндустриальной» идеологии, восстанавливаем пищевую, кадровую, инновационную самообеспеченность. Пусть и со скрипом идут эти процессы, но вектор, который задает президент, позволяет рассчитывать на стратегический приоритет этих целей для государства.

Кажется, что мы можем и должны бежать быстрее, догоняя развитых конкурентов. Но если спринт окажется марафонской дистанцией, сбить «дыхалку» и растерять стартовый запал будет критичным для нашей огромной соблазнительной территории. А Владимир Путин, похоже, видит финишные ленточки далекими. С каждым годом системы привычного нам мироустройства ломаются все быстрее и очевиднее, и Россия, подзадержавшись на старте, может просто потерять свою дорожку. Президент, опираясь на свой уникальный опыт, делает осторожные, но решительные шаги, определяя наше место на исторической дистанции. Вместо безликой глобализации и потери ценностных ориентиров предлагает опору на семейные ценности и активирует запрос на поиск национальной идентичности. Взамен стертых идеологических границ в мировой партийной системе делает ставку на в самом истинном смысле народный фронт и институты прямой демократии. Осторожный подход к внутренней экономической политике можно объяснить разрушением основ и правил мировой финансовой системы (как показал недавний шаг МВФ по Украине): если мир на грани долгового коллапса, верно ли раздувать кредитные обязательства? Укрепление военного потенциала — отнюдь не экспансионистские замашки, но реакция на разгул терроризма, который от точечных атак и акций устрашения перешел к полноценным боевым действиям, выродившись уже в целое «государство».

Владимир Путин играет вдолгую, оперируя отрезками в десятилетия, принимая действительно исторические решения. Это возвращение Крыма, которое в этом году, кажется, прошло кризис неприятия западным миром. Это притухший конфликт на Украине, которую удалось удержать на самом краю от «сомализации», стиснув зубы от обиды на «дурного родственника». Наконец, это Сирия, где Москва сегодня определяет правила игры, пусть и сложной, многосоставной, подлой. У нас удивительно короткая память, замазанная информационным потоком: еще пять месяцев назад мы «отдувались» за западную провокацию в Донецке, а сегодня определяем расклад ближневосточного пасьянса в эпицентре борьбы с терроризмом. Таков Владимир Путин со своей дзюдоистской философией: он постоянно регулирует баланс странового потенциала, подчас замедляя темп, чтобы не обрушить нашу слабую экономику, не взорвать безответственные элиты и не скатиться к диктатуре, но в то же время регулярно предпринимает стремительные инициативные шаги, дабы постоянно занимать активную позицию на глобальном татами. Все это уже большая история с главками в учебниках, и нам, безусловно, повезло жить в одной реальности с фигурой исторического масштаба, все еще обладающей достаточными волей и энергией для изменения нашего бытия.

Владимир Путин остается удивительным по своей значимости национальным лидером, ценностным зонтиком, под которым консолидируются и левые и правые, и либералы и западники, и националисты и космисты. Его подчас даже можно упрекать за молчаливое принятие иногда откровенно враждебных нашему государству течений и их представителей. Но, похоже, плюрализм мнений, разброс оценок и трактовок, демократичность общества в целом в нашей стране стали возможны лишь благодаря такой зонтичной структуре государственной системы. Ведь в противном случае вседозволенность 1990-х вполне могла вылиться в репрессивные акции доминирующей идеологии, поддержанные всенародно. У нас, русских, такая историческая последовательность едва ли не в крови.

Журнал «Эксперт» называет Владимира Путина «человеком года» второй раз подряд. И не расстроится, если выбор повторится еще раз. Оценивать историю легко. Трудно ей соответствовать.