Два лидера — два блока

Главным бенефициаром Соглашения о Транстихоокеанском партнерстве станут США. Новый блок заставит Китай активизировать формирование альтернативного объединения. Масштабных угроз для российского экспорта соглашение не несет

Одним из важнейших событий минувшего года в сфере международных торгово-экономических отношений стало подписание 12 странами во главе с США готовившегося более десяти лет Соглашения о Транстихоокеанском партнерстве (ТТП).

Инициатива создания ТТП принадлежит Новой Зеландии, Сингапуру и Чили, заявившим в 2003 году о намерении либерализовать торговлю в рамках всего Азиатско-Тихоокеанского региона. В 2005 году эти страны и присоединившийся к ним Бруней подписали соглашение об учреждении партнерства в форме зоны свободной торговли. Четыре страны-учредителя приглашали новые страны присоединиться к блоку, руководствуясь интересами отраслей своей промышлености.

Китай, сосредоточившийся в последнее десятилетие на перспективах расширения АСЕАН, и Россия, инициирующая процессы углубления евразийской экономической интеграции, в течение многолетних переговоров о ТТП не проявляли заинтересованности в присоединении к ним. Равным образом страны ТТП не высказывали намерений привлечь в свои ряды Китай и Россию. Автономность переговоров о ТТП помимо многосложных политических взаимоотношений между странами и намерения США противостоять Китаю имела и объективные технические причины: включение новых крупных участников в многоуровневый переговорный процесс поставило бы под вопрос его завершение в обозримое время, поэтому важную роль сыграло стремление стран зафиксировать результат в текущем составе.

Высокоинтегрированный блок

Соглашение о ТТП охватывает почти четверть мировой торговли. По итогам 2014 года суммарный экспорт стран блока достиг 4,4 трлн долларов, или 23,5% глобального экспорта. Крупнейшими участниками ТТП являются США — 8,7% мирового экспорта, Япония — 3,7%, Канада — 2,5% (см. таблицу 1). Страны ТТП объединяет одна важная черта: все они, за исключением Японии, расширяют свое присутствие в международной торговле в последние годы. Ряд стран ТТП выделяются особенно: с 2010 по 2014 год Вьетнам увеличил экспортные поставки на 21%, Мексика и Новая Зеландия — на 7%, США — на 6%, Канада — на 4%. ТТП — второй по величине торговый блок в мире после Европейского союза, страны которого охватывают около трети мировой торговли.

Среди стран, вошедших в ТПП, сюрпризов нет, за исключением, пожалуй, Вьетнама. В ТПП вошли страны из числа АТЭС (Организации Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества), имеющие высокий уровень экономического развития и интеграции, готовые к дальнейшей либерализации и новым требованиям соглашения в части экологических и социальных стандартов, технических барьеров и интеллектуальной собственности. В этом смысле Вьетнаму будет сложнее всех.

Еще одна особенность нового торгового сообщества — весьма значительная доля внутриблоковой торговли, она составляет почти 48%, а по отдельным товарам, скажем по нефти и легковым автомобилям, существенно превышает эту величину (82 и 67% соответственно).

Самый высокий процент внутриблоковой торговли у Евросоюза, где на взаимный товарооборот приходится более 62%. Далее по интегрированности взаимной торговли следует Северо-Американское соглашение о свободной торговле (NAFTA) в составе США, Мексики и Канады — 50%. Для сравнения: Евразийский экономический союз (ЕАЭС) пока что характеризуется значительно более скромной долей внутренней торговли — 9% (см. график).

Страны Транстихоокеанского партнерства имеют высокую связанность в торговле zzzzzzzzzzzzzzzzzd2_g.jpg
Страны Транстихоокеанского партнерства имеют высокую связанность в торговле


Два мировых экономических лидера — США и Китай стремятся опередить друг друга в гонке за создание структуры, которая не только займет центральное место в архитектуре региональной торговли в АТР, но и станет локомотивом дальнейшей либерализации мировой торговли в целом


Болезненные обязательства пролонгированы

Большинство стран ТТП уже участвуют в двусторонних и многосторонних (типа NAFTA) соглашениях между собой. Например, у Чили на момент подписания Соглашения о ТТП действовал режим свободной торговли со всеми странами проекта за исключением Брунея; у Сингапура — с девятью странами, у Австралии и Японии — с восемью. Общее количество уже заключенных преференциальных соглашений cтранами-участницами ТТП — 216 (без учета самого ТТП). Таким образом, в торговле между многими участниками проекта уже применяются преференциальные или нулевые ставки таможенных пошлин.

По основной массе «чувствительных» товаров обязательства по снижению тарифной защиты существенно отложены во времени до завершения переходных периодов. Так, согласно перечню тарифных обязательств США, пошлины на грузовые автомобили массой до 5 тонн в отношении Японии будут сняты только 1 января 30 по счету года после вступления соглашения в силу для США (текущий уровень тарифов в США — 25%). То есть реальный (полный) эффект от зоны свободной торговли (ЗСТ) по «чувствительным» товарам отложен — вплоть до 30 лет. Причем автомобильный сектор вновь стал примером одних из самых трудных секторов переговоров со сложной взаимоувязкой результирующих обязательств. По легковым автомобилям предусмотрен 25-летний переходный период (текущий уровень — 2,5%) при импорте из Японии, что вылилось в обязательства со стороны США предоставить взамен более короткие переходные периоды по автозапчастям. Тарифы на 80% тарифных линий для автозапчастей будут обнулены сразу, остальные 20% тарифных линий имеют различные периоды имплементации (до 15 лет); в части правил происхождения для автомобилей и запчастей порог региональной добавленной стоимости установлен ниже, чем в NAFTA (62,5%), — на уровне 45% для автомобилей и 35–40% для автозапчастей.

Автомобили не единственный пример столь длительного переходного периода. Один из лидеров с точки зрения применения изъятий — молочная продукция. Например, в отношении некоторых видов молочного порошка из Новой Зеландии в США предусмотрены тарифные квоты. В первый год действия соглашения беспошлинно можно будет ввезти 3000 тонн молочного порошка. На 29-й год действия соглашения — 8996 тонн, и только начиная с 30-го года беспошлинно можно будет ввозить эту продукцию в любом объеме.

Цепочки создания стоимости: длинные и не очень

При этом методологически при анализе последствий ратификации ТПП для рынков разных стран, входящих и не входящих в соглашение, возможно применение двух подходов. Первый — рассмотрение влияния ТТП на экспортно-импортные операции разных стран; второй — на рынки различных товаров. Первый подход основан на традиционном представлении о мировой экономике, в которой товары и услуги производятся внутри страны и конкурируют с зарубежными товарами. Второй —на представлении, что все возрастающая доля товаров и услуг носит глобальный характер, а страны конкурируют между собой за место и определенную роль в глобальных цепочках создания стоимости (ЦСС).

Наиболее корректным представляется сочетание этих двух подходов. В отраслях с короткими цепочками производства, уровень фрагментации производства в которых составляет от одной до двух стадий, есть смысл рассматривать последствия с точки зрения стран. В отраслях с высоким уровнем фрагментации — для рынков товаров.

К отраслям с наибольшей степенью фрагментации относятся производство телекоммуникационного оборудования, автомобильная промышленность, металлургия, легкая и электротехническая промышленность. Отрасли сектора услуг имеют более короткие цепочки добавленной стоимости. А самая короткая зафиксирована в добывающей промышленности.

Таким образом, с точки зрения последствий для стран целесообразно рассматривать добывающие отрасли, сферу услуг и сельское хозяйство. С точки зрения последствий для рынков логично рассматривать автомобильную промышленность, металлургию, легкую и электротехническую промышленность, производство телекоммуникационного оборудования.

Принципиальная разница в анализе заключается в том, что при первом подходе идет сравнение в основном уровня тарифной защиты стран до и после соглашения, а при втором подходе ключевым является показатель локализации, то есть какая часть добавленной стоимости должна производиться в странах ТПП, чтобы считаться местной (Rules of Origins) и ввозиться-вывозиться по тарифам ТТП.

Этот придает особую актуальность договоренностям об организации производства во Вьетнаме (автомобили и вагоностроение), достигнутым Россией в рамках заключения соглашения о ЗСТ между Вьетнамом и ЕАЭС.

Ключевой бенефициар блока — США

Главным достижением ТТП должно стать усиление регуляторного поля и все большее подтягивание норм стран-участниц под западные стандарты, в частности под нормы США. Это так называемая модель соглашения ЗСТ++, где в отличие от ЗСТ и ЗСТ+ обсуждается более глубокая интеграция и будет урегулирован гораздо более широкий круг вопросов.

Благодаря этому ТТП можно назвать новым этапом в развитии международной торговли. Ведь договоренностями будут затронуты такие вопросы, как таможенное администрирование, поощрение торговли, отраслевые соглашения, специальные санитарные и фитосанитарные меры, инвестиции, услуги, финансовые и банковские услуги, временный въезд бизнесменов, телекоммуникации и многое другое, включая вопросы окружающей среды, регулирования малого и среднего предпринимательства, вплоть до оценки регулирующего воздействия и разрешения споров. Фактически ТТП будет представлять собой некий слепок с ВТО на другом уровне — в этом партнерстве предусматривается даже свой орган по разрешению споров и применение специальных защитных мер внутри группировки.

Именно здесь, по мнению большинства экспертов, должны проявиться основные бонусы от заключения соглашения для США как основного политического драйвера этой интеграции.

Что «обещает» Барак Обама своим избирателям от реализации ТТП?

В подготовленном Управлением торгового представителя США в рамках реализации программы «Сделано в Америке» материале по ТТП декларируется, что Соглашение позволит:

— устранить «налоги» (импортные пошлины) на 18 000 американских продуктов, включая пошлину в размере 55% на автомобильные двигатели и 35%-ную пошлину — на соевые бобы; снижение пошлины на говядину в Японии с 38,5 до 9% в течение 15-летнего переходного периода; устранение пошлин на свинину в Японии по 80% тарифных позиций; 40-процентную пошлину на молочные продукцию на рынке Японии и увеличение поставок на рынки Канады на 50 000 тонн; снижение 58-процентной пошлины на бурбон в Японии;

— установить высокие стандарты Международной организации труда по охране труда, закрепленные в Декларации по фундаментальным принципам и правам трудящихся МТО;

— ввести вопросы защиты окружающей среды в разряд ключевых обязательств, подпадающих под систему разрешения споров. ТТП предполагает обязательства по борьбе с нелегальной торговлей дикими животными, нелегальным выловом рыбы, вводит запрет на применение ряда так называемых рыбных субсидий, применение странами ТТП долгосрочных программ по защите китов, дельфинов, акул, морских черепах, а также носорогов и слонов. Кроме того, ТТП затрагивает вопросы озонового слоя, загрязнения морей судами, и объединение усилий для достижения энергетической эффективности;

— осуществлять поддержку малого и среднего предпринимательства и в качестве практической меры устранить задержки в доставке малых партий и снизить затраты на логистику малых отправлений;

— развивать электронную коммерцию путем создания единой цифровой площадки стран ТТП для ее осуществления по единым правилам и стандартам и ввести запрет на применения требования локализации (размещение серверов с базами данных на территории страны для доступа на ее рынок); осуществлять свободное движение данных и усиливать борьбу с киберпреступностью;

— более жестко регулировать закупки государственными компаниями путем введения требования осуществления всех закупок на базе коммерческой практики без применения национальных преференций и на региональном уровне;

— сделать более открытым рынки услуг, включая телекоммуникационный сектор, логистику, ритейл, программное обеспечение, индустрию развлечения и другие сектора, осуществлять деятельность без требования коммерческого присутствия.

Как уже отмечалось, экспертные оценки выгод от ТТП в сфере расширения торговли вследствие либерализации тарифов более сдержанны нежели у администрации президента, в то время как крупнейшими достижениями США считаются либерализация рынка медицинского оборудования и вопросы ужесточения защиты прав на интеллектуальную собственность в фармсекторе.

Новые правила создают сложности в реализации некоторых программ поддержки сферы здравоохранения Новой Зеландии. По мнению Веллингтона, реализация ТТП приведет не только к административному усложнению осуществления программ вследствие ужесточения нормативной базы, но и к повышению себестоимости производства и реализации фармацевтической продукции.

Это в свою очередь создает положительные возможности для российских компаний фармсектора, которые планируют выходить на рынки стран ТТП, так как они получают потенциальное сравнительное преимущество ввиду менее жестких требований, выливающихся в рост себестоимости. В то же время, для успешной реализации необходимо изначально ориентироваться на новые требования, установленные Соглашением.

В целом эффект от ТПП для экономики США эксперты Credit Suisse оценивают в 0,2% прироста ВВП к 2025 году.

Возможные коллизии

Представители молочной индустрии Новой Зеландии заявили о необходимости пересмотра условий соглашения. Причиной послужила недостаточная степень либерализации доступа молочной продукции, составляющей 34% структуры всего экспорта страны, на рынок Канады.

Фармсектор может стать проблемой для ратификации в Малайзии и Перу. Реализацию ТТП эксперты связывают с риском повышения цен на медикаменты. В Малайзии, как в Перу и Вьетнаме, основные объемы продаж медицинских препаратов относятся к незапатентованным товарам, что будет запрещено согласно соответствующему разделу соглашения.

Отдельно необходимо остановиться на участии Вьетнама, особенно на текстильном секторе. Вьетнам расценивается как одна из стран-участниц, которые получат наибольшие выгоды от соглашения. По оценкам экспертов, Соглашение о ТТП поспособствует росту ВВП Вьетнама на 23,5 млрд долларов к 2020 году и на 33,5 млрд долларов к 2025-му, а также увеличению объема экспорта страны на 68 млрд долларов к 2025 году. Вьетнамский экономист Нгуен Чи Хиеу полагает, что «Соглашение откроет вьетнамским предприятиям большие возможности для экспортеров таких товаров, как текстильно-швейные изделия, сельскохозяйственная и рыбная продукция, морепродукты». Страны ТТП являются важными импортерами вьетнамских товаров. В частности, объем товарного импорта США и Японии из Вьетнама составляет 40%.

По итогам переговоров текстильно-швейная отрасль Вьетнама получит наибольший приоритет после подписания Соглашения о ТТП. Для реализации этого потенциала Вьетнаму необходимо отвечать требованиям правил о происхождении товаров, согласно которым для получения преференций текстильно-швейные изделия должны быть изготовлены «начиная с нитей» (yarn forward) в странах — участницах Соглашения о ТТП. Это будет не так просто, так как большое количество тканевых материалов импортируется, в частности из Китая. Председатель совета директоров акционерной швейной компании «Тханглой» Нго Дык Хоа отметил, что «наибольшей трудностью, с которой столкнутся вьетнамские предприятия, станет происхождение текстильно-швейных изделий, потому что на данный момент они не отвечают этому требованию. Причем тканевые материалы из США и Японии продаются по высоким ценам».

Вьетнам также является одним из 15 крупнейших поставщиков сельхозпродукции на рынок США, такой как кофе, кешью, черный перец, рис и чай, и соглашение будет способствовать развитию их экспорта. С другой стороны, вьетнамские производители сахара столкнутся с резким увеличением конкуренции на своем рынке. Присоединение к соглашению предусматривает либерализацию рынка сахара, включая снятие квот. У отрасли появятся трудности из-за высоких издержек производства и возникнет конкуренция с Австралией — третьим по величине экспортером сахара в мире.

Особую роль участию Вьетнама в ТПП придает подписанное соглашение о ЗСТ с ЕАЭС, которое должно стать своеобразным мостиком для российского экспорта в регион и на рынки стран ТТП.

Барьеры преференций

В последние годы в торговой политике используется понятие spaghetti bowl («миска спагетти»), характеризующее все усложняющуюся структуру взаимоотношений стран в рамках проектов международной экономической интеграции. 162 страны ВТО нотифицировали более 400 преференциальных соглашений. Не все проекты воплощены, но число вступивших в силу соглашений о зонах свободной торговли к завершению 2015 года достигло почти двух с половиной сотен.

Появление термина «миска спагетти» характеризовало основную черту политики интеграции 2000-х годов — резкий рост преференциальных соглашений. Это касается как увеличения общей вовлеченности стран, так и существенного усложнения участия отдельных торговых игроков во множестве региональных интеграций. Например, Чили является участником 27 двусторонних и многосторонних ЗСТ, а Сингапур и Южная Корея — 26. Безусловный лидер – ЕС, который выступает стороной в 88 соглашениях.

Резкий рост числа и расширение сфер договоренностей в рамках региональных экономических интеграционных объединений изменил глобальную карту международной торговли и ее регулирования. Страны — основные участники международной торговли прибегают к инструменту интеграции для достижения лучших условий по сравнению с уровнем прав, предоставляемым системой соглашений ВТО, отмечая при этом, что ВТО остается фундаментом построения новых конструкций.

Предоставление все большего числа взаимных уступок сторонами ЗСТ создает новый вид барьера в международной торговле — барьера преференций. Углубление двусторонней либерализации и расширение спектра взаимных преимуществ приводит к вытеснению с рынка договаривающихся сторон товаров и услуг третьих стран, пользующихся «базовым» режимом наибольшего благоприятствования ВТО. Таким образом, углубленные взаимные преференции служат инструментом обеспечения доступа на рынок интересующего партнера и одновременно барьером от конкурентов из стран, не вошедших в интеграционное объединение. Установление барьера преференций по ключевым для третьих стран товарам и секторам услуг вынуждает эти страны вносить коррективы в свою торговую политику и вовлекает их в переговорный процесс о вхождении в уже созданную партнерами экономическую интеграцию или заключать свое собственное, альтернативное соглашения. Это в свою очередь приводит к установлению новых барьеров преференций, так как новый участник желает достичь лучших условий, что в большинстве случаев возможно только благодаря расширению уступок в других сферах.

Китайская альтернатива

В 2014 году Китай обошел США по ВВП, что привело к активизации соперничества за определение стандартов мировой торговли и инвестиций в XXI веке. Об этом Барак Обама открыто заявил в своем послании в октябре 2015 года.

Два мировых экономических лидера стремятся опередить друг друга в гонке за создание структуры, которая не только займет центральное место в архитектуре региональной торговли в АТР, но и будет локомотивом дальнейшей либерализации мировой торговли в целом.

Китай — идеолог и лидер создания Регионального всеобъемлющего экономического партнерства (РВЭП) из 16 стран, а США, соответственно, ТПП из 12 стран (см. таблицу 2).

Пересечение участников интеграционных процессов zzzzzzzzzzzzzzzzzd2_t2.jpg
Пересечение участников интеграционных процессов

На страны — участницы Соглашения о Транстихоокеанском партнерстве приходится почти четверть глобального экспорта zzzzzzzzzzzzzzzzzd2_t1.jpg
На страны — участницы Соглашения о Транстихоокеанском партнерстве приходится почти четверть глобального экспорта

Если рассматривать истоки ТПП и РВЭП, то в первой структуре отчетливо просматривается идея азиатско-тихоокеанской интеграции при лидерстве США, а во второй — идея интеграции в АТР без США. Только в 1960–1980-е года лидерство в идее азиатской интеграции играла Япония, а сейчас — Китай.

За последние десять лет Китай активно наращивал экспорт в страны ТТП, в среднем на 13% в год, более всего в Бруней, Перу, Вьетнам, Чили и Мексику.

Создаваемый барьер преференций на рынках стран ТТП, что непосредственно связано с правилами определения происхождения, поставит перед Китаем задачу расширения совместных проектов на территории стран ТТП для сохранения уровня торгово-экономического сотрудничества и долей рынков этих стран. Кроме того, Китай должен будет соблюдать правила и стандарты, предписанные в соглашении.

С точки зрения возможности Китая присоединиться к ТТП, если отвлечься от геополитики, явными препятствиями в регуляторике ТТП станут высокие требования к свободно конвертируемой валюте и защите интеллектуальной собственности.

В РВЭП вошли развивающиеся страны АТР, для которых вступление в ТТП было бы преждевременным, сплотившись возле Китая, где схожий уровень развития институтов государства и рынка. Интрига сохраняется только с Южной Кореей.

Следствия для России

Предварительная оценка влияния Соглашения о ТТП по отдельным товарным группам показывает, что проект не несет существенных товарных рисков, а сочетание факторов девальвации рубля и усиления регулятивных издержек в странах-участницах создает потенциальные возможности для расширения российского экспорта. Есть и конкретные угрозы роста конкуренции на рынках стран, которые рассмотрены ниже.

В 2012–2014 годах доля «внешнего импорта ТТП» оставалась примерно постоянной и составляла чуть больше 61%. Оформившаяся «специализация» стран ТТП позволяет говорить об условной зависимости от импорта по ряду товаров. Из товаров, общий импорт которых в страны ТТП составил более 1 млрд долларов в 2014 году (при общем объеме импорта 5,1 трлн долларов), наибольшая зависимость наблюдается в секторе цветной и черной металлургии, драгоценных камней, урана-235, ноутбуков и другой бытовой электронике (сборочное производство расположено вне блока), одежды, некоторых лекарственных средств, сырой нефти.

Профиль внешнего импорта блока позволяет выделить 23 подгруппы товаров (уровень шести знаков ТН ВЭД), объем поставок которых из России в 2014 году превысил 1 млн долларов, а доля импорта из России в общем импорте стран ТТП составила более 20%. Это удобрения, рыба и морепродукты, реактивные двигатели, черная и цветная металлургия, уран-235. Поставки полуфабрикатов из железа и нелегированной стали, необработанный палладий, ферросилиций — потенциальные точки роста российского экспорта.

Анализируя барьер преференций, мы в первую очередь отобрали для каждой страны — члена ТТП пять-шесть самых больших по объему (импорт из России данного товара занимает более 5% в общем объеме импорта данной страны) и доле на этих рынках позиций нашего экспорта (нефть и нефтепродукты из анализа исключены) и выявили наших конкурентов. Например, в последние годы мы весьма серьезно нарастили поставки в Японию необработанных сплавов алюминия и необработанного нелегированного алюминия. Наш анализ показывает, что на Россию сейчас приходится соответственно 24 и 20% всего импорта Японией этих товаров. Но есть и другие поставщики этой продукции на японский рынок с долями от 2 до 27%. Это Канада, Австралия и Новая Зеландия.

Или, например, в Сингапуре на Россию приходится 52% всего импорта никеля нелегированного, необработанного. А 34% этого рынка в Сингапуре занимает Австралия. В Сингапуре мы также конкурируем с Малайзией за поставки прутков и профилей из рафинированной меди.

В США мы экспортируем мороженых крабов в объеме 12% всех поставок. Здесь серьезным конкурентом является Канада с долей 55% поставок. На рынках Малайзии и Новой Зеландии у нас большая доля по различным удобрениям — до 35%. На этих же рынках существенные доли поставок некоторых видов минеральных удобрений приходятся на Австралию, Канаду и Чили.

На первый взгляд торговые преференции внутри ТТП угрожают многим значимым товарам нашего экспорта. Однако анализ тарифной защиты стран-участниц или ввозных таможенных пошлин показал, что на большинство товаров, которые мы поставляем в страны ТТП, пошлины невысокие или снижены вплоть до нулевой ставки. Иными словами, с точки зрения ценовой конкуренции для экспорта этих товаров нет прямой угрозы со стороны ТТП.

Так, в Японии нет ввозных пошлин на уже упомянутые алюминий и его сплавы. В Сингапуре нет ввозных пошлин на никель и прутки из рафинированной меди. В Новой Зеландии нет пошлин на ввоз нитрата аммония и различных удобрений. А в Австралии нет пошлин на поставки мороженых крабов (там наш основной конкурент — Чили).

Вместе с тем для некоторых значимых товаров нашего экспорта можно выявить и риски от создания ТТП. В Японии из пяти самых значимых товаров нашего экспорта пошлина в размере 1,2% установлена лишь на хвойные лесоматериалы (расколотые или распиленные). Наша доля на этом рынке составляет 13%. Наши конкуренты, которым в рамках ТТП могут обнулить пошлины, — Новая Зеландия (доля рынка 1%), Канада (34%) и Чили (5%). На рынке США из пяти наших крупных позиций пошлина установлена только на ввоз мороженых крабов — 3,8%. Для главного конкурента России на этом рынке — Канады (55% рынка против наших 30%) — пошлина уже обнулена, поскольку США и Канада торгуют в режиме ЗСТ. Однако в США мороженых крабов поставляют Япония, Новая Зеландия, Малайзия и Вьетнам. Правда, их доля на этом рынке менее 1%, и пока сложно сказать, смогут ли они при обнулении пошлины существенно нарастить поставки в ущерб нашему экспорту. Одна из крупных статей нашего экспорта в Австралию — водка. На этом рынке мы занимаем 6%, а основной наш конкурент из числа стран ТТП — Канада — имеет долю 8% этого рынка. Для России и Канады ввозная пошлина установлена в размере 5%. Обнуление пошлины для Канады наши экспортеры могут очень быстро почувствовать.

Серьезным вызовом ТТП выглядит с точки зрения борьбы нашего экспорта за рынок Малайзии. Там высокая пошлина на импорт проволоки из рафинированной меди — 25%. Наша доля этого рынка — 18%. Основной наш конкурент — Япония с долей рынка 6%. Такая же пошлина установлена не только для Японии, но и для Австралии, Канады и Чили. Но они этот товар в Малайзию не поставляют. Если причина в высокой пошлине, то при ее обнулении у нас могут появиться серьезные конкуренты (переходный период 6 лет).

Россия также обеспечивает 30% малайзийского импорта «прочих минеральных и химических удобрений». Ввозная пошлина на этот товар — 5%. Она же установлена для всех наших конкурентов — Японии, Сингапура, Канады и Вьетнама. Пока основной наш конкурент на этом рынке — Канада с долей 52% против наших 30%. Доли других стран ТТП пока составляют менее 1%.

Тем не менее даже в том случае, если какие-то страны сегодня имеют меньший объем поставок, чем Россия, при снижении для них таможенных пошлин до нуля есть вероятность изменения ситуации на рынке и вытеснения наших поставщиков. Либо им придется снижать цену поставок, сокращая свою маржу, либо они будут терять в объемах.

В то же время, как показал наш анализ, рискованных для торговли со странами ТТП позиций из отобранных нами для исследования нескольких десятков российских товаров не так уж много — не более 10. А среди этих товаров есть и такие, которые страны ТТП не производят и не поставляют на этот рынок. Например, в Чили никто из стран ТТП не поставляет некоторые виды каучука. В Канаду нет поставок из стран ТТП платины и палладия. Почти в каждой из стран есть подобные позиции нашего экспорта, можно сказать, защищенные от влияния преференций внутри ТТП. Конечно, по всем позициям у России есть конкуренты из других стран мира. Но по отношению к странам ТТП они находятся в равных условиях, и можно сказать, что создание ТТП в конкуренции с этими странами для России ничего не меняет.

Чтобы минимизировать риски обострения ценовой конкуренции, которую влечет за собой создание ТТП, в первую очередь необходимо развивать внутреннее конкурентоспособное производство, обладающее экспортным потенциалом. При высокой вероятности увеличения поставок в данный регион сельскохозяйственной продукции промышленное производство должно принимать во внимание новые требования в сфере технического регулирования и защиты прав на интеллектуальную собственность, которые могут усложнить доступ на рынки ТТП.

России необходимо продолжить анализ возможностей и заключать новые преференциальные торговые соглашения, что позволит нивелировать часть созданных и создаваемых барьеров преференций.


Углубление двусторонней либерализации и расширение спектра взаимных преимуществ в рамках зон свободной торговли приводит к вытеснению с рынка их странучастниц товаров и услуг третьих стран, пользующихся базовым режимом наибольшего благоприятствования ВТО. Этот феномен получил название «барьер преференций»


В работе над статьей принимали участие сотрудники департамента международного сотрудничества и содействия развитию торговли ОАО ЦМТ Алексей Саврасов, Лада Прогунова и Анна Тангаева