Каждый процесс можно улучшить

Русский бизнес
Москва, 18.01.2016
«Эксперт» №3 (971)
Эффективность рождается тогда, когда ты видишь систему широко, это позволяет создать условия для стабильного производства. А потом следишь за временем с момента получения заказа до его выполнения, снижая потери при выполнении заказов

Я никогда не была сторонником «этнического» подхода к управлению. «Русская школа управления», «японская школа», «немецкая», «американская» — на мой взгляд, это ерунда. Индустрия и индустриальная культура действительно глобальны и универсальны. Во все исторические периоды были страны-лидеры, чье лидерство доказывалось высокими темпами роста экономики при высокой производительности многих местных компаний, и были те, кто их копировал и догонял. Когда-то индустриальный мир копировал подходы к управлению производительностью американца Генри Форда, потом немцев, потом Советского Союза и Японии. Поэтому, когда в России рухнул социализм и заговорили о русской модели управления, которая заключается в том, что творческие русские люди нуждаются в некой особой мотивации к постоянному плодотворному труду, у меня эти теории вызывали недоверие.

Годы затяжного кризиса и попытки многих компаний (в том числе нашей) добиться повышения эффективности в условиях низкой конъюнктуры, показали, что проблема не в сотрудниках, а в менеджерах. Российские топ-менеджеры в большинстве своем пока просто не умеют заниматься налаживанием регулярных процессов и их последовательной оптимизацией, которая, как показывает опыт отдельных компаний, дает невероятные результаты. Эту догадку подтвердил профессор Московской международной школы бизнеса Александр Cергеев в недавнем интервью сайту Executive.ru. Он сказал, что с начала стагнации все бросились реализовывать мобилизационные стратегии — резать косты и повышать «мотивированность» персонала, но эффект такого подхода оказывается минимальным и краткосрочным, после чего наступает апатия. Хорошей альтернативой мобилизации являются усилия по преодолению неэффективной организации производства, продаж, финансов — всего, чем занимается любая компания. «Российские менеджеры не любят создавать организационный порядок — оптимизировать бизнес-процессы, выстраивать правила и процедуры, создавать регламенты, — говорит Сергеев. — Они просто плохо представляют, как это сделать».

Это — правда. И очень важный момент. В последние год-два ко многим управленцам пришло ясное чувство, что, не научившись управлять эффективностью за счет системной работы с теми факторами, которые находятся в нашей власти, мы не сможем преодолеть кризис. (Такое же ясное чувство посетило американцев в 70-е, когда они с ужасом увидели, что японцы теснят на всех рынках).

К счастью для ищущих эффективности, в 2015 году вышла книга «Эффективное производство в России? ДА!», описывающая опыт создания эффективного производства компании «Технониколь». Компании с оборотом более 60 млрд рублей и с производительностью труда на одного сотрудника 14 млн рублей в год. Сразу скажу, что и объем производства, и производительность — мирового уровня, причем компания вышла на этот уровень уже после кризиса 2008 года, и в каком-то смысле именно благодаря этому кризису.

С одним из авторов этой книги и этих преобразований — президентом компании «Технониколь» Сергеем Колесниковым — я и беседую.

У партнеров

    «Эксперт»
    №3 (971) 18 января 2016
    Кризис: Экономика тонет в фарисействе
    Содержание:
    Экономика тонет в фарисействе

    Для выхода из кризиса нужна программа прямого действия, отвечающая на непосредственные потребности хозяйства. Эта программа должна носить именно политический характер и быть предельно краткой

    Реклама