Мы у себя дома

18 января 2016, 00:00

Для нашей страны 2016 год будет переломным, ключевым с точки зрения дальнейшего движения

Для нашей страны 2016 год будет переломным, ключевым с точки зрения дальнейшего движения. Причем никакой дилеммы: Россия в 2016 году переломит негативный тренд, в котором живет последние два года. Этот процесс перелома может оказаться тяжелым, и он не даст мгновенного материального результата, которого мы все так жаждем. Но он будет. 

Что заставляет нас делать такой, в общем-то, оптимистический прогноз? Прежде всего — проявленность, очевидность основного социального конфликта. К концу ушедшего года стало очевидно, что эффективность российской бюрократии, особенно той ее части, которая отвечает за экономическую и финансовую политику страны, не соответствует уровню проблем, с которыми страна столкнулась. Но не только не соответствует — пока еще чувствуя свою всевластность, бюрократия не считает необходимым обсуждать с обществом ни проблемы, ни свои планы по их разрешению. Это обозначенная пустота места, где должна формироваться стратегия по преодолению экономического кризиса, столь очевидна, что она неизбежно потребует своего заполнения. 

С другой стороны конфликта находится русский народ, причем представленный всем социальным спектром — от бедных до элиты, желающей развивать капитал своей страны. В текущем году у этого народа есть возможность избрать такой парламент, который будет в состоянии предъявлять бюрократии требования — профессиональные и пронациональные. Для этого накоплен ряд инструментов, позволяющих провести выборы не только демократичные по форме, но и содержательные, то есть демократичные по сути. Институт праймериз, а также использование смешанной выборной системы в принципе открывают путь в парламент новому поколению политиков. А активная работа таких институтов, как Общественная палата и «Народный фронт», уже создала предпосылки для того, чтобы в выборный год в регионах и на федеральном уровне формировалась актуальная для народа, то есть народная повестка дня. 

Указанный конфликт и наметки к его разрешению широко представлены в этом номере. Продолжение экономического спада неизбежно, одновременно с заметным ухудшением уровня жизни населения. Мы полагаем, что преодоление этого спада возможно только в результате включения реальной контрциклической политики — политики прямого действия. Это снижение налогов, решение об увеличении дефицита бюджета, оперативное формирование каналов поступления ликвидности в промышленный сектор. Наш подход разделяет западный экономист Жак Сапир, который пишет, что главным приоритетом сегодняшнего российского правительства должно стать формирование суверенной финансовой системы, способной проводить российские сбережения в промышленный сектор. Сапир, правда, указывает, что сделать такой шаг тяжело, особенно в сложной международной обстановке, но тем не менее нужно. 

Как показывает наш блиц-опрос российских политиков, большинство из них разделяют тревогу по поводу экономической политики и понимают, что решение кроется в развитии производства, которое невозможно без реконструкции финансовой системы. Заметим, что из многочисленных политиков, опрошенных нами, только представитель «Яблока» говорит, что правильным решением будет быстрое восстановление отношений с Западом, снятие санкций и возвращение к западному финансированию. Приятно, что сейчас это воспринимается как очевидная глупость. 

Между тем российский бизнес пытается выжить. Главный метод выживания — новое качество эффективности. Компании в большинстве своем начали глубокую работу по увеличению эффективности, что скажется в будущем на темпах роста, облегчая принятие решения о смене экономической политики. 

Что еще очень важно для понимания глубинного тренда. У Фернана Броделя есть понятие трех времен. Первое — быстротечное политическое, принадлежащее элите, второе — поколенческое, принадлежащее среднему классу, и третье — вековое, принадлежащее народу. Конечно, очень смело так утверждать, но кажется, что в текущем кризисе все три времени сходятся в одно, и элите и народу придется стать едиными. Глубинная точка перелома случилась где-то в 2013-м, когда страна достаточно легко и в то же время содержательно «перемолола» белоленточное движение. За ненационально ориентированной оппозицией люди не пошли, но их разумные претензии приняли к сведению. Украинский кризис и присоединение Крыма еще более подчеркнули абсолютное принятие всеми слоями российского общества национальной суверенной политики. Это был момент, когда появилась вера в свою страну, не в прошлую, а нынешнюю. И она появилась у всех. В этом номере три текста фиксируют нашу готовность принять как нераздельную и как родную всю свою историю. Это тексты о романах «Обитель» и «Зулейха открывает глаза», интервью по поводу выставки «Моя история. 1914–1945» и текст Марины Ахмедовой про донецкую молодежь, для которой героями осталась «Молодая гвардия». 

То есть, несмотря на очевидную экономическую сложность момента, мы все-таки можем фиксировать: российское общество всем своим нутром подтвердило и приняло свой суверенитет. А в своем доме хозяин всегда сможет навести порядок.