Экономика малых

Дмитрий Яковенко
25 января 2016, 00:00

Несмотря на сложнейший 2015 год, многие мелкие и средние предприятия готовы инвестировать и расширяться. Им могут помочь как прежние, так и только что принятые меры поддержки МСБ. Основная задача теперь — сделать так, чтобы предприниматели этими мерами воспользовались

В нынешнем году проблемы развития малого и среднего бизнеса, очевидно, займут первое место в экономической повестке дня. Обсуждавшиеся раньше с благодушной декларативностью, теперь они требуют конкретных действий и решений. Есть ощущение, что и финансисты, и даже чиновники понимают: иных драйверов для экономического роста в России фактически не осталось.

В январе была опубликована программа деятельности Корпорации по развитию МСП, чей функционал раньше проговаривали лишь в общих чертах. Определенные подвижки произошли в области финансовой поддержки небольших предприятий. Так, с 1 января Банк России снизил норму резервирования по кредитам МСБ со 100 до 75% — этой довольно очевидной меры рынок ждал не один год. «Опора России» на прошлой неделе провела форум «Малый бизнес — национальная идея?», на котором присутствовал президент Владимир Путин и ключевые фигуры кабинета министров — несмотря на проходящий параллельно экономический форум в Давосе. И хотя мероприятие — в полном соответствии с названием — оставило после себя больше вопросов, чем ответов, пристальное внимание, с которым глава государства относится к теме малого и среднего бизнеса, было зафиксировано.

Год большого провала

Минувший год для малого и среднего бизнеса иначе как катастрофическим не назовешь. По данным Национального агентства финансовых исследований (НАФИ), объем выдачи кредитов МСБ рухнул на фантастические 32%: с 7,61 трлн рублей в 2014 году до 5,2 трлн (см. график 1). Кредитный портфель в целом по рынку сократился не так существенно — всего на 5%. В то же время статистика ЦБ свидетельствует: за 11 месяцев 2015 года кредитование нефинансового сектора выросло на 9%. Правда, львиная доля этого прироста пришлась на валютное кредитование, в то время как рублевое увеличилось лишь на 2,8%. Просрочка по кредитам МСБ (которая и так всегда выше средней по рынку — сказывается, очевидно, способность банкиров маскировать проблемные кредиты «крупняка») буквально за год скакнула с 7,7% до тревожных 13,5%. Другими словами, российские банки довольно четко обозначили, кто является их приоритетом: крупнейшие компании, отрезанные от западного финансирования. МСБ места среди них не нашлось.

Кредитование МСБ сжимается... zzzzzzzzzzzzzzzzzzz1g1.jpg
Кредитование МСБ сжимается...

Однако есть, конечно, и исключения. Так, в Райффайзенбанке отмечают, что за 11 месяцев прошлого года им удалось продемонстрировать небольшой прирост кредитного портфеля. А в банке «Зенит» бодро рапортуют об увеличении кредитования малого и среднего бизнеса. «Помимо законодательного изменения критериев МСБ (изменения в законодательстве расширили круг предприятий, которые относятся к МСБ. — «Эксперт») наш портфель увеличился за счет эффективного использования механизмов господдержки, — рассказывает начальник департамента малого и среднего бизнеса банка «Зенит» Дмитрий Дьяков. — В частности, банк почти в пять раз увеличил объем своего участия в программе финансирования малых и средних предпринимателей за счет ресурсов МСП-банка. Динамика портфеля МСБ в 2015 году без учета изменения критериев составила плюс 15 процентов».

А вот Промсвязьбанк оказался в тренде: за 9 месяцев 2015 года корпоративные кредиты в банке увеличились примерно на 11%, до 668 млрд рублей, но в то же время портфель кредитов МСБ сократился на 32% — до 49 млрд рублей. «У нас есть 150 тысяч клиентов в сегменте МСБ, — рассказывает Владимир Шаталов, руководитель блока «Малый и средний бизнес» в Промсвязьбанке. — Мы смотрим на их остатки по счетам, наблюдаем, как ведет себя выручка. Все эти показатели снижаются и ухудшаются. Этот тренд наметился в конце 2013 года, а после всего того, что случилось в экономике: санкции, девальвация и так далее, падение ускорилось. Но еще в конце 2013 года мы решили начать аккуратно притормаживать клиентов, которые, по нашему мнению, попадали в красную зону, демонстрируя ухудшение по выручке и финансам. Поэтому с 2014 года мы начали ужесточать кредитную политику по отношению к таким заемщикам, а часть клиентов спокойно отпустили к конкурентам. И каждый месяц внимательно смотрели, что происходит, и вводили какие-то изменения или ограничения: по ковенантам, по залогам (мы, например, не хотим видеть товары в обороте), по поручительствам. Поэтому за 2014–2015 годы наш портфель сократился. Мы продолжаем кредитовать, но объем выдач стал меньше объема погашений».

Действительно, проблема залогов сейчас остро стоит на рынке, особенно учитывая, что подавляющее большинство МСБ — торговля и услуги, которые обеспечением в принципе не могут похвастать. Так, 49% опрошенных НАФИ представителей МСБ отметили, что в 2015 году требования к залогам ужесточились. С другой стороны, в России уже сейчас весьма неплохо развиты механизмы гарантийной поддержки. «В вопросе обеспечения очень помогают государственные гарантийные инструменты, — говорит старший вице-президент банка “Возрождение” Ирина Семенова. — Это и гарантии Корпорации МСП, и поручительства региональных гарантийных организаций. Благодаря в том числе антикризисным продуктам, которые корпорация внедрила в конце 2014 года, практически по любому кредиту субъекта малого и среднего бизнеса, вне зависимости от целей и сферы деятельности предприятий, может быть использован тот или иной гарантийный инструмент. Банк “Возрождение” принимает гарантии корпорации как ликвидное обеспечение, и именно благодаря гарантийной поддержке многим нашим клиентам удалось получить финансирование в запрашиваемых объемах, несмотря на дефицит собственного ликвидного залога».

Но работать еще есть над чем. НАФИ попыталось оценить удовлетворенность предпринимателей работой региональных гарантийных фондов по шкале от единицы до пяти. По такому показателю, как простота получения гарантий, «четверки» и «пятерки» им поставили 52% опрошенных. На «хорошо» и «отлично» оценили сроки кредитования 67%, а условия получения (ставку) — 48%.

... а просрочка быстро растет zzzzzzzzzzzzzzzzzzz1g2.jpg
... а просрочка быстро растет

К вопросу о кредитах

При всем том приходится признать: банковское кредитование продолжает оставаться недоступным для большинства предпринимателей. Лишь 29% бизнесменов, опрошенных НАФИ, в 2015 году обращались в банк за кредитом. А получили его только 18%. Вообще, необходимо объяснить, почему столь скромной является доля предпринимателей, предпочитающих развиваться на заемные средства. Для многих тот факт, что почти 70% малого и среднего бизнеса работают «на свои», якобы подтверждает отсутствие необходимости в активной стимулирующей кредитной политике. Так, на прошлогоднем форуме «ВТБ Капитала» «Россия зовет!» глава ЦБ Эльвира Набиуллина радовалась тому, что компании инвестируют в развитие в основном свои средства.

Однако нам кажется, что поводов радоваться здесь немного. Для России в принципе характерна низкая доля кредитных средств в инвестициях в основные средства (10%, по данным Росстата) и чуть большая — для пополнения оборотных. Но причина здесь в крайней ущербности банковской системы в нашей стране — а именно в отсутствии длинных денег, в запредельных ставках по кредитам даже в благодатные времена, в тотальном взаимном недоверии между банкирами и бизнесменами. 46% опрошенных НАФИ предпринимателей ответили, что от заемного финансирования их отталкивают высокие ставки, 17% высказали сомнение в возможности расплатиться по кредиту, 11% посетовали на отсутствие залогов, 7% и вовсе сообщили, что не доверяют финансовым организациям. При этом 41% отметил, что не испытывают потребности в заемных средствах, — но, согласитесь, это уж никак не провозглашаемые 70–90%.

«Из 150 тысяч наших клиентов МСБ кредиты берут только порядка 15 тысяч, — рассказывает Владимир Шаталов. — В малом бизнесе качество финансовой информации на порядок хуже, чем в крупных компаниях. Для банков заемщик из сегмента МСБ куда менее прозрачен, и работать с ним сложнее. При этом у оставшейся части малого бизнеса, которая не берет кредиты в банках, определенно сохраняется потребность в финансировании. Где они ее закрывают? В принципе до последнего времени не так сложно было получить потребительский кредит на предпринимательские цели. Так что какая-то часть сегмента брала кредиты как физлица — это проще и для банков, и для предпринимателей. Часть финансирования закрывалась в микрофинансовых организациях. Ну и нельзя забывать о традиционных способах — займах у друзей и родственников». И действительно, опрошенные НАФИ предприниматели заявили, что проще всего (36% опрошенных) взять заем у друзей и знакомых или в МФО (34% опрошенных). Только 3% опрошенных согласились, что получить залоговый банковский кредит — это просто. С другой стороны, 90% вообще затруднились ответить на вопрос, легко ли привлечь финансирование в кредитной организации.

Иными словами, банкиры и предприниматели идут разными дорогами, но это вовсе не повод поддерживать и развивать миф о том, что они друг другу не нужны.

Предприниматели не спешат кредитоваться... zzzzzzzzzzzzzzzzzzz1g3.jpg
Предприниматели не спешат кредитоваться...

С импортом — на выход

Перспективы МСБ в наступившем году туманны и неясны. Так, индекс самочувствия бизнеса RSBI, который Промсвязьбанк рассчитывает совместно с «Опорой России» среди предприятий МСБ, в четвертом квартале прошлого года продемонстрировал минимальное значение за всю историю наблюдения — 38,2 пункта (значение индекса ниже 50 свидетельствует о падении деловой активности). Наибольшее падение показали компоненты индекса, отвечающие за продажи и инвестиции. 42% опрошенных предпринимателей ожидают, что их выручка продолжит сокращаться. «Число предпринимателей, которые расширяли свой бизнес за счет собственной прибыли, снизилось с 20 до 12,7 процента по сравнению с кварталом ранее, — отмечают в Промсвязьбанке. — Это минимальное значение за всю историю наблюдения. Предыдущий минимум был зафиксирован в четвертом квартале 2014 года». Готовы наращивать инвестиции сегодня только 15% опрошенных предпринимателей. Хуже всего, согласно исследованию, чувствуют себя компании в сфере торговли и услуг. Многие опрошенные «Экспертом» банкиры отметили, что стали осторожнее работать с сегментом грузоперевозок и, разумеется, со всеми предприятиями, завязанными на импорт. «Банк “Зенит” в части МСБ в первую очередь оценивает репутацию, стабильность работы, кредитную нагрузку, диверсификацию клиентской базы самого предпринимателя и в меньшей степени учитывает макроэкономическое положение в отрасли, — перечисляет Дмитрий Дьяков. — В то же время в 2015 году мы больше внимания начали уделять анализу доли импорта в структуре затрат предпринимателя. Меньше стали работать с компаниями строительной отрасли и с любыми компаниями, которые осуществляют импорт товаров или сырья».

«К сегментам с высоким риском мы относим строительство и отделочные работы, управление доходной недвижимостью, ряд направлений инфраструктурного строительства, автомобильную отрасль, транспортно-логистические услуги, полиграфию, ресторанный и туристический бизнес и ряд других», — рассказали «Эксперту» в одном из федеральных банков.

Между тем определенные ростки оптимизма в малом и среднем бизнесе все же присутствуют. Так, исследование НАФИ показало, что треть (!) опрошенных предприятий рассматривают для себя возможность расширения деятельности и только каждый десятый планирует сокращать производство. О каких-то позитивных тенденциях на рынке говорят и сами банкиры. Речь, конечно же, идет о пресловутом импортозамещении. «Мы видим по нашим заемщикам, что есть стремление к созданию импортозамещающих производств, — говорит Ирина Григорьева, первый зампред правления Локо-банка. — Как бы ни было плохо, кризис — это время оптимизации. Для части компаний модернизация и разворот ориентиров на внутренний рынок стали точками роста. В нашем кредитном портфеле есть такие клиенты, которых мы кредитовали именно в 2015 году. В основном это пищевое производство. Во многом такой подход определили специальные госпрограммы по стимулированию неторгового сектора и импортозамещения, почти все они реализованы через механизм партнерства с МСП-банком и активно нами использовались в 2015 году».

Дмитрий Дьяков также подтверждает, что в СМБ есть успешные проекты по импортозамещению. «В частности, один из заемщиков банка в Калининградской области использовал снижение конкуренции на рынке продуктов со стороны импорта и привлек финансирование для инвестиций в расширение производства зерновой продукции, приобретя на заемные средства сельскохозяйственную технику. Это позволило компании увеличить прибыль от реализации зерновых культур на 40 процентов», — рассказывает представитель банка «Зенит». А вот в Промсвязьбанке отметили, что исторически не работают с МСБ в сегменте сельского хозяйства, не видя смысла конкурировать на этом поле с Россельхозбанком и Сбербанком.

Райффайзенбанк сделал для «Эксперта» подборку заявок на финансирование, поступивших в прошлом году от компаний среднего бизнеса, чью продукцию условно можно отнести к импортозамещению. Таких кейсов набралось чуть меньше тридцати. Большинство компаний работают на российском рынке уже не первый год, и сфера их деятельности крайне обширна: от строительных материалов, фурнитуры и бытовой химии до оборудования для нефтегаза и текстильной промышленности.

Между тем у большинства банкиров довольно скептическое отношение к самому понятию импортозамещения. В августовском исследовании МСП-банка, проведенном среди финансовых организаций, говорится: «Часть респондентов отмечает, что существующее импортозамещение можно охарактеризовать скорее как расширение производства, которое наблюдается с конца 2014 — начала 2015 года. При этом за рядом исключений любая продукция, которая производится в стране, и есть импортозамещение. Такие респонденты не проводят различий между производством и импортозамещением, не считают необходимым вводить такую категорию клиентов, как “компания, занимающаяся импортозамещением”, и полагают, что нужно поддерживать именно создание новых или расширение действующих производств». Забавный момент: почти 80% участвовавших в исследовании финансистов отметили, что в течение первого полугодия 2015 года к ним обращались компании, описывающие свою продукцию в категориях импортозамещения, — но за все полгода таких обращений было не более десяти.

... И не пользуются господдержкой zzzzzzzzzzzzzzzzzzz1g4.jpg
... И не пользуются господдержкой

Система, которая должна заработать

Несмотря на давние заверения властей о готовности поддерживать МСБ, предприниматели пока не почувствовали всей прелести государственной заботы. В НАФИ отмечают: 72% опрошенных предпринимателей в прошлом году не пользовались абсолютно никакими мерами государственной поддержки. При этом желание воспользоваться такими мерами есть у многих. 50% предпринимателей были бы не прочь получить в 2016 году налоговые льготы, 40% — имущественные, 41% не отказались бы от льготного кредитования. Таким образом, логично, что в основе формирующейся системы поддержки МСБ должен лежать не большой набор инструментов, а система информирования бизнеса об их существовании.

Об этом сказано и в свежепринятой программе Корпорации МСП. Но особого внимания заслуживают содержащиеся в этом документе новые для российской экономики подходы — например, стремление довести долю малых и средних предприятий в закупках крупнейших госкомпаний с 18% в 2016 году до 25% в 2018-м. Есть, правда, очевидный риск, что в России не найдется небольших предприятий, у которых госкомпании смогут закупать необходимую продукцию. Возможно, имеет смысл подойти к реализации этой меры творчески. «Крупнейшие корпорации на западе в течение десятилетий выводили все, что могли, на аутсорсинг, создавая вокруг некие технопарки, — рассказывает Владимир Шаталов из Промсвязьбанка. — И то, что сейчас делается на уровне Корпорации МСП в части доли малого бизнеса в закупках госкорпораций, как раз об этом. Процесс длительный, но этим нужно заниматься: брать условный АвтоВАЗ и говорить, что вот эти условные сальники необходимо выводить в аутсорсинг, создавая небольшие производственные компании и обеспечивая их гарантированными контрактами. Это кропотливая работа, но шаг за шагом ее нужно делать, налаживая кооперацию вокруг госкомпании, оказывая ей юридическую поддержку, если у нее возникнут проблемы с крупным заказчиком».

Еще одно важное новшество 2016 года: Центральный банк наконец-то разродился инструментом, позволяющим снизить ставки по кредитам без использования бюджетных средств. Речь идет о рефинансировании кредита заемщику МСБ под 6,5% — «на выходе» ставка не должна превышать 11%. Первый такой кредит объемом 300 млн рублей в прошлом году выдал банк ВТБ — на реконструкцию спорткомплекса в Уфе.

«Дополнительных требований к заемщикам как таковых нет, есть четкие критерии, — рассказывают о программе в подключившемся к ней Промсвязьбанке. — Программа предусматривает разумные требования в части целевого использования: торговым предприятиям средства будут предоставлять на инвестиционные цели, для неторговых — существует возможность пополнения оборотных средств. То есть задача не просто раздать “дешевые” деньги, а именно поддержать и развить».

Единственная проблема — доступна такая щедрость будет далеко не всем заемщикам. Более того, участвовать в программе смогут лишь избранные банки. «К сожалению, банк “Возрождение” не имеет возможности принимать участие в программе по причине установленных жестких критериев отбора банков-партнеров: собственный капитал банка должен превышать 100 миллиардов рублей, — сетует Ирина Семенова. — Ограниченный перечень банков, которые могут транслировать эту программу и предоставлять кредиты под 10–11 процентов годовых, лишает возможности получить эти средства множество субъектов МСП. Мы считаем, что эти требования нужно в ближайшее время пересмотреть, ориентируясь не просто на капитал банка, но в первую очередь на его опыт работы с малым бизнесом, портфель кредитов субъектов МСП, а также на иные параметры, подтверждающие финансовую устойчивость и стабильное положение банка на рынке».

Хотя господдержка им бы не помешала zzzzzzzzzzzzzzzzzzz1g5.jpg
Хотя господдержка им бы не помешала