Касперский на смену Калашникову

Алексей Грамматчиков
обозреватель журнала «Эксперт»
1 февраля 2016, 00:00

За последние шесть лет экспорт российского программного обеспечения вырос почти втрое и достиг 7 млрд долларов. На увеличение зарубежных поставок ИТ-продуктов из РФ влияет сокращение внутреннего российского ИТ-рынка, а также девальвация рубля

Объемы поставок российского программного обеспечения на экспорт уже превысили размеры продаж софта на внутреннем рынке

«Если раньше из российских экспортных продуктов все знали Калашникова, то теперь все знают Касперского», — в таких формулировках участники российского ИТ-рынка говорят о развитии экспорта программного обеспечения (ПО) из РФ, которое идет хорошими темпами.

По данным некоммерческого партнерства «Руссофт», в ушедшем году объемы экспорта российского софта выросли на 16% и достигли 7 млрд долларов. Это при том, что в 2009 году объем поставляемых за границу программных продуктов был втрое меньше — на уровне 2,8 млрд долларов (см. график).

Получается, что зарубежные поставки российского программного обеспечения если не догнали, то уже соизмеримы с экспортом оружия из РФ (который сейчас составляет около 17 млрд долларов в год). Интересно также отметить, что в 2015-м объем экспорта программных продуктов уже превысил объем продаж российских софтверных компаний на внутреннем рынке: при экспорте в 7 млрд долларов объем внутренних продаж российского ПО в ушедшем году, согласно оценкам «Руссофта», составил порядка 5 млрд долларов.

Экспорт российского софта динамично растет zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzz1g1.jpg
Экспорт российского софта динамично растет

Наступление по всем фронтам

По данным «Руссофта», на сегодняшний день в той или иной форме поставки программного обеспечения на экспорт осуществляют более двух тысяч российских компаний. Они активно развиваются в таких сферах, как заказная разработка ПО под нужды конкретного зарубежного клиента, мобильные приложения, решения в сфере информационной безопасности, навигационные и геоинформационные системы, системы управления предприятием, разработка сайтов и проч.

К самым известным российским ИТ-экспортерам можно отнести такие компании, как «Лаборатория Касперского» (информационная безопасность), Parallels (виртуализация), Acronis (резервное копирование, восстановление и защита данных), CBOSS (автоматизация биллинга), Abbyy (электронные словари, системы распознавания), Paragon (утилиты для работы с данными на жестких дисках, ПО для карманных устройств), Spirit (встроенное ПО для передачи голоса, видео и данных), PROMT (системы автоматического перевода), Центр речевых технологий (синтез и анализ речи), Рrognoz (системы бизнес-аналитики), Naumen (решения для call-центров). В сегменте заказного ПО все более широкую известность на мировых рынках приобретают такие фирмы, как Luxoft (впрочем, последняя позиционирует себя уже не как российская, а международная компания со штаб-квартирой в Швейцарии), в мировую элиту стремятся такие российские производители, как Mera, DataArt, Auriga, First Line Software, Reksoft.

Что же касается географии поставок российского софта, то она весьма широка. Российские программные решения экспортируются как в развитые страны, например в США, Канаду, Западную Европу (Германия, Австрия, Швейцария и др.). Также активизируются поставки российских программных продуктов в Латинскую Америку, Индию, Китай, страны Ближнего Востока.

Например, на днях крупный российский экспортер — компания Abbyy заявила о подписания соглашения с китайским ИТ-гигантом Huawei, в рамках которого на китайские серверы теперь будут устанавливаться российские системы потокового ввода данных и документов (решение Abbyy FlexiCapture). А российская компания Spirit, которая уже позиционирует себя как ведущего в мире разработчика программных движков для передачи голоса и видео по IP-сетям, недавно объявила о сделке с одним из крупнейших мировых телекоммуникационных холдингов — AT&T. В рамках этого контракта (его сумма не разглашается) AT&T расширил закупку лицензии на решения российской компании, которое теперь используется в ряде сервисов AT&T, прежде всего в области видеоконфернцсвязи. Еще одна известная российская ИТ-компания Softline (ИТ-решения и сервисы) объявила на днях о серьезном расширении бизнеса в Бразилии. Для этой цели она приобрела крупного местного игрока Compusoftware (пятый по величине ИТ-дистрибутор и поставщик ИТ-решений в Бразилии).

Санкции тормозят, но не критично

Важным фактором активизации поставок софта из РФ на экспорт, увы, является сокращение внутреннего российского ИТ-рынка. По предварительным итогам ушедшего года, в долларовом выражении он сократился на 18% (в рублях падение ниже). «Российский рынок впервые за последние годы начал сокращаться, и его игрокам становится здесь тесно, — говорит Тагир Яппаров, президент группы компаний “АйТи”. — Чтобы сохранить темпы развития, российские ИТ-компании, в том числе наша, активно ищут новые выходы на международные рынки. Еще пять-десять лет назад у нас такой сильной мотивации выхода на экспорт не было, внутри страны все покупали очень хорошо».

Одновременно положительным образом на рост экспорта российского софта влияет и девальвация российской валюты. Из-за падения курса рубля производить программные продукты в России становится дешевле, и доступная цена — все более важное конкурентное преимущество на международных рынках. Оказывает влияние на российскую софтверную индустрию и конфликт на Украине. Из-за него сейчас наблюдается переток квалифицированных ИТ-специалистов из этой страны в Россию, что, по мнению участников рынка, дополнительно стимулирует развитие новых интересных экспортных продуктов.

Что же касается санкций и напряженной международной обстановки, то, безусловно, она оказывает влияние на экспорт российского софта. «Да, зарубежные заказчики стали вести с нами более настороженно, юристы зарубежных клиентов задают больше вопросов, — рассказывает Тагир Яппаров. — Например, один из наших проектов в Германии вот уже год висит в режиме ожидания, потому что у европейских компаний появились риски работать с фирмами из России. Я уверен, что еще лет пять назад мы бы давно начали этот проект».

Подтверждая факт влияния санкций на их бизнес, российские ИТ-экспортеры указывают, что это воздействие нельзя назвать критическим. «Если у вас есть хороший и конкурентный продукт, то вы его продадите несмотря ни на какие санкции, — говорит Дмитрий Одинцов, директор по продажам российской компании TrueConf, успешно продвигающей за рубежом решения по видеоконференцсвязи. — Сейчас мы продаем наше решение в 50 странах. Например, за последний год мы удвоили продажи в США, где среди наших клиентов есть даже суды и компании оборонного комплекса. Недавно сделали вложения в турецкий бизнес. Да, в Прибалтике нас иногда просят не афишировать, что мы российская компания. Однако, скажем, в Польше, где у нас очень сильные позиции, мы этого не скрываем. Те, кому надо, в любом случае найдут ваши корни. Но высокий уровень российской школы программирования всем известен, даже тем, у кого с Россией напряженные отношения».

У санкций есть и позитивная сторона: с изменением геополитической ситуации некоторые страны стали относиться к представителям российского ИТ-бизнеса более лояльно. Например, в связи с действиями в Сирии российским ИТ-компаниям стало проще развиваться в странах Ближнего Востока. «За прошлый год экспорт наших продуктов вырос вдвое, — говорит Ярослав Городецкий, генеральный директор компании CDNVideo (услуги доставки контента). — До 2014 года мы пытались сделать упор на поставки в европейские страны, но потом переориентировались на Юго-Восточную Азию. В таких странах, как Индонезия, Сингапур, а также Индия и Китай, все нас любят, а после последних событий стали любить еще больше, так как воспринимают Россию как единственную альтернативу господству США».

Чем помочь?

Участники рынка убеждены, что в ближайшее время высокие темпы экспорта российских ИТ-продуктов сохранятся. При этом экспортеры надеются на поддержку государства. В качестве примера они приводят опыт зарубежных стран. Например, в Китае экспортерам предоставляются налоговые льготы; кроме того, китайские власти оплачивают ИТ-экспортерам участие в международных выставках, предоставляют другие преференции. «У нас есть офисы в США, в Мексике, но мы хотели бы иметь постоянные представительства и в других странах, — говорит Дмитрий Дырмовский, генеральный директор компании “Центр речевых технологий” (системы распознавания речи). — Например, мы недавно просчитывали возможность иметь свой офис в Арабских Эмиратах, но прикинули расходы и прослезились. Для нас это пока слишком дорого, и нам бы очень помогло, если бы усилиями каких-нибудь ассоциаций или российских торговых представительств у нас была бы возможность иметь или делить с кем-нибудь офисную площадь, например, в упомянутой стране».

В российский властных кругах сейчас активно обсуждаются возможные меры помощи экспортерам, в том числе поставщикам российского ПО. В частности, представители Минэкономразвития говорят о возможной финансовой поддержке российских компаний в зарубежных выставочно-ярмарочных мероприятиях. Также обсуждаются механизмы субсидирования затрат банков на финансирование экспорта (в частности, речь идет о новых формах залоговых обязательств, которые позволят выставлять в качестве залога по кредиту интеллектуальную собственность или права требования по экспортному контракту).

Пытаются развивать меры поддержки и различные государственные фонды. Например, фонд РВК (уставный капитал 30 млрд руб., принадлежит Росимуществу) в ушедшем году активно организовывал поездки и деловые встречи представителей российских экспортных ИТ-компаний на крупных профильных международных отраслевых мероприятиях.

«Еще очень важно постараться изменить имидж российского ИТ-рынка на международной арене, — дополняет Тагир Яппаров из “АйТи”. — Сегодня в мире очень распространен образ русского хакера. В принципе, это высокая оценка наших возможностей и потенциала, но она, к сожалению, имеет негативный подтекст. Хакер — он хоть и высокий профессионал, но при этом мошенник. И с таким имиджем сложнее продавать действительно серьезные ИТ-решения известным и авторитетным мировым компаниям».