Сирийская военная дипломатия

Петр Скоробогатый
заместитель главного редактора, редактор отдела политика журнала «Эксперт»
1 февраля 2016, 00:00

Сирийская армия проводит масштабное наступление и выдавливает террористов на территорию спонсоров. Фактор силовой инициативы окажется определяющим на мирных переговорах в Женеве

Сирийские переговоры в Женеве, начавшиеся на прошлой неделе, казалось бы, должны стать решающими для будущего страны: слишком много крови пришлось пролить, чтобы собрать столь представительный состав из формальных делегатов и их региональных покровителей. Однако США так и не определились с тем, на кого делать ставку в этом террористическом конгломерате, а в диалоге Вашингтона с Москвой по-прежнему мало взаимопонимания. Бескомпромиссность двух главных игроков на сирийском направлении делает переговоры сателлитов бессмысленными, тем более что Европа не будет здесь выступать посредником, как при выработке украинских соглашений. Кстати, атмосфера женевского процесса во многом схожа с минской. Армия президента Башара Асада успешно наступает, мятежники морально подавлены, дезорганизованы и испытывают нехватку бойцов и материально-технического обеспечения. Так зачем с ними разговаривать — будто эхом, доносится негодование противников Минских соглашений.

Женевский бесперспективняк

«Ястребов» можно успокоить: быстрого умиротворения сирийской войны ждать не стоит. На данный момент более вероятным кажется сценарий «Женевы-2» — когда в 2014 году стороны конфликта уже согласились поговорить за круглым столом, но в итоге и словом не перекинулись. «Главное не повторить предыдущих ошибок», — постоянно твердит специальный посланник генсека ООН по Сирии Стаффан де Мистура, ответственный за организацию мирной миссии. Поэтому главный посредник будет осуществлять так называемую челночную дипломатию, встречаясь поочередно с делегациями. Главная задача — инициировать старт Женевского коммюнике. Этот документ, принятый 30 июня 2012 года на первой мирной конференции, и заложил базу для нынешнего процесса. Однако пока позиции сторон диаметрально противоположны. Оппозиция будет требовать прекращения огня и создания переходного правительства без Асада. Дамаск после последних побед выставит ультиматум: сложить оружие, вывести иностранных наемников, выдать террористов, замеченных в массовых убийствах гражданского населения. Таким образом, пространство для диалога сейчас совсем узкое.

Не способствует договороспособности сторон и состав делегации. Здесь и «отрезатели голов», и фундаменталисты, и политические движения без «корней», созданные исключительно «под переговоры». В спонсорах этих «умиротворителей» конфликта значатся Турция, Катар, Саудовская Аравия, Иордания — все близкие «друзья» Сирии. Дамаску, в свою очередь, удалось продавить кандидатуру такого знатного оппозиционера, как бывший вице-президент Кадри Джамиль, который возглавляет «Народный фронт за перемены и освобождение» и люто ругает президента Асада за мягкотелость и неспособность выжигать терроризм из повстанцев каленым железом. А вот представителей курдов, которые до войны составляли 9% сирийского населения, на женевской встрече не будет. Отказались и еще некоторые группировки, требуя для начала остановить удары российской авиации. На что пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков заметил, что «для этого нужно окончательно определиться со всеми списками: кто — террористические организации, а кто —умеренная оппозиция». Россия предлагала размежевать таким образом группировки еще осенью, но США так и не смогли внятно ответить, каких боевиков считать «хорошими».

Но больше всего мешает заключению соглашений то, что антиасадовская коалиция еще не осознала до конца своего поражения. И не мудрено, ведь всего четыре месяца назад объединенная конфедерация террористических группировок предвкушала скорый разгром правительственной армии. К тому времени под контролем джихадистов оказались крупные провинции Идлиб и Латакия, многочисленные мятежные анклавы разъедали прибрежную полоску густонаселенных районов Сирии, а основную пустынную территорию с нефтяными месторождениями контролировало Исламское государство (ИГ, или ДАИШ, — организация, запрещенная в России). И если бы не союзническая помощь Москвы, последние бастионы Асада оказались бы сметены еще до конца 2015 года. Сегодня же ситуация противоположная.

Другой разговор

Удары российских воздушно-космических сил (ВКС) (200 боевых вылетов в день) нарушили пути снабжения боевиков и заметно сократили их объем вооружения, боеприпасов, топлива, осложнили финансовое обеспечение (боевикам ИГ на 30% скостили жалованье), нарушили связь и координацию группировок. В то же время благодаря российской помощи армию Асада переоснастили современным вооружением. На полях сражений появились наши танки Т-90, минометные батареи и системы залпового огня, в небе — беспилотники «Орлан». Сирийская авиация теперь выполняет больше полетов, как в связке с бомбардировщиками ВКС России, так и самостоятельно. Российские военные инструкторы и советники уже сыграли важнейшую роль в крупных наземных операциях в северной Латакии и провинции Деръа. Из разношерстных армейских частей и иранских, иракских, ливанских, сирийских ополченцев сбивают крепкие регулярные части с претензией на полноценные батальонные тактические группы. Появилась возможность формировать новые бригады, обучать пополнение, маневрировать резервами. Сегодня Дамаск уверенно контролирует территорию, где проживает три четверти населения страны, лояльного и преданного Асаду. Армия, получившая мощный моральный заряд, в начале января организовала крупнейшее за четыре года наступление, возвратив немало родной земли. За 100 дней работы ВКС и ВМФ России в Сирии освобождены 217 населенных пунктов, отвоевано свыше 1 тыс. кв. км территории.

Террористическая оппозиция еще агрессивно сражается, но теперь все больше паникует и по всем каналам умоляет спонсоров о помощи. Массовка постепенно разбегается, предпочитая зарабатывать легкий доллар в более спокойных Ливии или Афганистане. Этот процесс только стартовал, но уже можно говорить о том, что антиасадовского фронта больше не существует: он разбит на тысячи мелких группировок, которые теперь все чаще стреляют друг в друга в спорах за снабжение, территорию и лояльность покровителей. Армия же не спешит и охотно идет на переговоры. Недавно, к примеру, удалось вывести несколько тысяч исламистов из городских кварталов Дамаска и Хамы в другие фронтовые районы, причем без оружия и иных условий.

Латакия zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzz1k1.jpg
Латакия

Мелкие местные группировки вливаются в асадовское ополчение либо остаются независимыми, но координируют действия с армией. Самый же крупный партнер — Сирийская демократическая армия, суннитская массовка, которая сражается на севере страны в плотной связке с курдами и правительственными солдатами. В российском Минобороны признали, что поддерживают эту оппозицию и оружием, и припасами, и ударами с воздуха. В свою очередь, «патриотически настроенная оппозиция передает командованию российской авиационной группы координаты объектов боевиков в зоне боевых действий», — заметил начальник Главного оперативного управления Генштаба России генерал-лейтенант Сергей Рудской.

То есть реальные мирные переговоры с адекватной оппозицией и неадекватными террористами в Сирии уже идут, и весьма успешно, причем без всяких ооновских посредников и капризных спонсоров. Силовой аргумент является решающим и позволяет находить самые удивительные компромиссы. К чему тогда женевские сложности?

Во-первых, Россия последовательно демонстрирует приверженность мирному процессу разрешения конфликтов при обязательном уважении суверенитета государства и легитимной власти. Это позволит усилить позиции нашей страны как гаранта несилового разрешения международных споров. Во-вторых, на территориях, все еще подконтрольных Халифату и джихадистам, проживает в основном враждебное Асаду суннитское население. И с ним придется налаживать диалог, чтобы сохранить целостность страны (а такая цель подтверждена не только Дамаском, но и США с Россией). Поэтому было бы неплохо вычленить из разношерстной делегации в Женеве наиболее адекватных оппозиционеров, имеющих влияние в ряде мятежных районов Сирии. Наконец, рано или поздно этот формат переговоров можно будет использовать для понуждения террористов к окончательной капитуляции с перспективой наладить партнерские отношения с недружелюбными соседями-спонсорами. Для этого Россия, как представляется, станет использовать уже прекрасно показавшую себя на Украине тактику: мирные предложения — отказ — удар — новые предложения, но уже более жесткие. И так по кругу, пока не возникнет взаимопонимание.

Сегодня уже можно говорить о том, что тактика постоянного давления постепенно отрезвляет некоторых участников сирийского конфликта.

На фронте

С десятых чисел января Сирийская арабская армия осуществляет в ряде регионов страны при поддержке российской авиации масштабное наступление, причем практически без пауз, что красноречиво свидетельствует о возросшей боеспособности частей. Вырисовывается стратегия коалиции на этом этапе войны: выдавить террористические группировки с прибрежных густонаселенных территорий, обеспечить связанность районов, захватить основные логистические маршруты и, главное, восстановить контроль над южными и северными границами, чтобы пресечь пополнение отрядов боевиков пехотой и вооружением из Турции и Иордании.

Самые внушительные успехи асадовцы продемонстрировали в северной Латакии, практически полностью освободив ее от террористов. На карте хорошо видно, как изменился фронт: темно-красная пунктирная линия показывает линию контроля на 7 октября 2015 года. Здесь была проведена грамотная операция, очевидно, не без помощи российских военных советников. Сначала авиация и артиллерия тщательно обработали горные укрепрайоны, склады с боеприпасами, террористические базы, затем спецназ и ополчение сломили сопротивление боевиков в региональном форпосте — городе Сальме, а после, несмотря на подкрепление из Турции, без промедления двинулись зачищать регион, попутно взяв еще одну крепость в Рабии. Со дня на день ожидается штурм последнего укрепленного поста в Кинсабе, после чего армия, обеспечив надежный тыл, займется террористами в провинции Идлиб.

Именно здесь, в северной Латакии, базировались группировки сирийских туркоманов, расстрелявших российского летчика, после того как турецкие ВВС сбили наш бомбардировщик. Ликвидировать этих террористов было делом чести не только для ВКС России — некоторые сирийские военные шли в бой в футболках с фотографией погибшего командира Су-24 подполковника Олега Пешкова. Многим санкции Москвы в адрес Анкары казались недостаточными, но не прошло и двух месяцев, как Турция получила боевой ответ. Тем более что вместе с туркоманами был ликвидирован и отряд турецких ультранационалистов «Серые волки», активно промышлявший в местных горах.

Впрочем, одними соображениями мести подчеркнутое внимание российской армии к Латакии не исчерпывается. Это важная стратегическая территория, контроль над которой позволяет снять угрозу для центральных районов страны и для российской авиабазы Хмеймим, перекрыть поток терроризма из Турции, а также обеспечить внутреннюю безопасность. Не секрет, что именно в Латакии орудовали самые многочисленные и активные отряды чеченских боевиков, общим числом в 300–400 человек.

Потеря Латакии для турецкого Генштаба — удар болезненный, но он бьет скорее по амбициям, а вот ситуация на сирийском севере угрожает уже национальной безопасности. За последний месяц курды, получив военную и политическую поддержку от США и России, начали наступление на позиции Халифата, прекратив обращать внимание на своеобразную красную черту, когда-то установленную Анкарой: предупреждение о том, что курды не должны захватывать у Исламского государства территорию на западном берегу Евфрата. Недавно же Отряды народной самообороны и отряды суннитской сирийской оппозиции захватили плотину ГЭС Тишрин, форсировали Евфрат и закрепились на противоположном берегу с перспективой атаковать стратегический форпост — город Манбидж. И если на своей территории Анкара продолжает кровавую зачистку курдских городов, то границу Сирии перейти пока не решается, опасаясь российского зенитно-ракетного зонтика, развернутого после атаки на наш бомбардировщик.

В результате турки вынуждены накачивать оружием подконтрольных им джихадистов и племена туркоманов. Эти отряды пытаются отвоевать у Халифата широкую буферную зону при поддержке турецкой артиллерии из приграничных районов. Однако дела идут не очень. Группировки ИГ, в свою очередь, стремятся расширить коридор для нелегальной торговли и поставок вооружения. Не дремлет и сирийская армия, которая после впечатляющих успехов в районе авиабазы Кувейрис проводит перегруппировку и передислокацию. Здесь, на севере страны, продолжается военный хаос, в котором нет единого фронта и одного соперника, и такой замес, безусловно, выгоден как раз Дамаску. Не выдерживая накала войны, деморализованные боевики всех мастей уже бегут в сторону Турции, и Анкаре приходится выдвигать заградительные отряды. На границе то и дело возникают перестрелки. По слухам, в ближайшее время силы Асада начнут очередное широкомасштабное наступление. Целей может быть несколько: восстановление контроля над Алеппо, рассекающий удар в провинцию Идлиб, прорыв к турецкой границе или амбициозный марш в сторону столицы Халифата Ракки.

Север Сирии zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzz1k2.jpg
Север Сирии

Проблемы с вооруженными джихадистами, которые покидают фронт в поисках более спокойной жизни, испытывает и Иордания, также создавшая пограничные заградотряды. На юге Сирии идет мощное наступление армии Асада. Впервые за полгода взят действительно большой и хорошо укрепленный город — Шейх-Мискин. До войны здесь проживали 80 тыс. горожан, сегодня — ни души. Для южного фронта это знаковая победа. Захват Шейх-Мискина позволит контролировать потоки оружия и боевиков с юга и даст возможность начать операцию по восстановлению границы. Активность Асада на этом направлении вызвала удивление. Казалось, Дамаск не хотел вступать в конфликт с Израилем и Иорданией, по-хозяйски орудовавшими в здешних местах. Но, осмелев, сирийские власти уже поднимают вопрос о Голанских высотах, оккупированных произраильскими боевиками.

Тактика постоянного давления приносит свои плоды. Так, Амманский центр военных операций, координирующий действия повстанцев в Сирии, приказал Южному фронту и аффилированным с ним группировкам прекратить нападения на силы режима и сосредоточить свои усилия на противостоянии боевикам. Сирийских беженцев в Иордании на сегодняшний день уже более 30% от всего населения, и еще больше палестинцев. Вместе они представляют серьезную угрозу для иорданского королевства. И уж лучше стабилизировать ситуацию в Сирии, чем грезить планами свержения Асада и подпевать аравийским монархиям.

На других отрезках фронта успехи не так заметны, а кое-где Дамаск даже теряет инициативу. Не хватает сил, средств и пехоты. Скажем, на ликвидацию котлов: нет выучки, чтобы аккуратно разрезать их на несколько частей и нет в разы превосходящих сил, чтобы просто «сварить». Вот и приходится долгими месяцами откусывать понемногу, отжимая противника к сердцевине. Элитные части концентрируются на важных направлениях, сегодня это Латакия и Алеппо. На остальных — молодое пополнение и ополчение, часто не имеющее даже бронежилетов. С этим связано, например, долгое «бодание» под Пальмирой. Там силы Асада подступили вплотную к древнему городу, но на штурм сил нет, а пограничные поселки и высоты, а также ключевой город Махин регулярно переходят из рук в руки.

США: одни амбиции

Всего за четыре месяца Россия показала, как нужно эффективно бороться с терроризмом, что сегодня уже придало Москве статус главного ближневосточного миротворца. Помимо прочего опубликован текст договора с Дамаском от 26 августа 2015 года, в котором оговорены условия пребывания на территории Сирии российских военных сил. Так, наша авиабаза Хмеймим может находиться в Латакии бессрочно и бесплатно. Москва получает право ввозить на территорию Сирии неограниченное количество людей и материалов, проводить собственные военные операции, не привлекая к ним сирийские силы. Это означает, что Россия всерьез и надолго закрепляется в регионе, контролируя важнейший логистический узел (для переброски нефти или газа с Аравийского полуострова или из Ирана в Европу, например). Передовая военная база, оснащенная «Калибрами», «Искандерами» и С-400, позволяет участвовать в формировании новой зоны безопасности в регионе, меняет военно-политические расклады для Ирака, Ирана, Израиля, США, аравийских монархий и, конечно же, для Турции. Любые попытки устроить демарши на Северном Кавказе или в тюркоязычных регионах страны будут иметь последствия. По-новому представляется и конфигурация дискуссий вокруг Босфора.

Кроме прочего, ходят упорные слухи о создании новой российской опорной авиабазы в курдских районах в городе Камышлы. Там были замечены наши десантники и военные специалисты. Впрочем, в Минобороны России опровергли такие планы. И тем не менее можно предположить, что Россия действительно закрепляется на севере Сирии, поскольку авиабазу Кувейрис к югу от Алеппо модернизируют уже сегодня, а присутствие там российских военнослужащих почти не скрывают. Все эти действия позволят усилить контроль за огромным районом, оказать давление на амбиции курдов и в перспективе развернуть наступление на столицу Халифата город Ракку, постепенно выдавливая «черных» в Ирак, под ответственность американцев.

Именно Ракка значится в амбициозных планах Пентагона на 2016 год как конечная цель в операции по ликвидации Халифата. Американцы посчитали, что иракской армии и курдским ополченцам при поддержке западной авиации удастся быстро разбить Исламское государство на иракской территории, а затем на плечах убегающих исламистов ворваться в Сирию и завершить дело разгромом в столице ИГ. Теперь этот план признан нереалистичным, поэтому озвучено намерение придать местным военным частям до 1,5 тыс. американских пехотинцев. «Маленькая победоносная война» должна поднять рейтинг демократов перед грядущими президентскими выборами и отмыть репутацию Барака Обамы как нерешительного политика (что в украинской кампании, что в сирийской). Кроме того, это позволит компенсировать очевидное усиление Москвы в Ближневосточном регионе.

На бумаге выглядит красиво, однако американский генштаб явно не учитывает ряд факторов. И первым делом высокую подготовленность и упертость исламистов, которые они вот уже второй месяц демонстрируют в иракском Рамади. В этом окруженном городе, регулярно подвергающемся бомбардировкам и артобстрелам, в окружении сражаются несколько сот халифатчиков. В итоге в конце прошлой недели иракское командование решило приостановить боевые действия ввиду затяжного характера боев и «необходимости пересмотреть методы борьбы». На территории с лояльным ИГ суннитским населением каждый шаг американцев станет сопровождаться кровью, а предвыборная кампания демократов окажется похороненной тем быстрее, чем больше грузов 200 вернется в США. Представляется, что так рисковать Обама не будет.

В этом свете кажутся более реалистичными планы Пентагона усилить свое присутствие в северной Сирии. Спутниковые снимки наглядно демонстрируют, что авиабаза Римелан близ Хасаки (недалеко от гипотетической российской базы) была за последние месяцы существенно расширена. Но США отрицают такие намерения. Тем не менее, похоже, сегодня для американцев это единственная возможность закрепиться на территории Сирии.

Наконец, еще одним направлением для восстановления силового позиционирования Штатов в регионе может стать Ливия, которая под звонкое молчание СМИ быстро превращается в новый оазис Халифата с прекрасной нефтяной, военной, оружейной и рекрутской базой, оставшейся в наследство от Муаммара Каддафи. Здесь партнерами Вашингтона могут стать и европейские государства, обеспокоенные стечением беженцев, террористов и нестабильности на своих южных границах. Но такой сценарий будет автоматически означать капитуляцию США в Сирии, а высадка пехоты в Северной Африке может грозить им еще большими потерями, чем на Ближнем Востоке.

Пока все эти намерения администрации Белого дома кажутся маловыполнимыми, так что, вполне вероятно, лауреат Нобелевской премии мира Барак Обама в конце концов обратит внимание на женевские переговоры, которые при определенном раскладе позволят американской «хромой утке» сохранить лицо.

Расклад противоборствующих сил в Сирии zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzz1k3.jpg
Расклад противоборствующих сил в Сирии