Российские вузы на пороге «большого скачка» в глобальных рейтингах

Вадим Пономарев
22 февраля 2016, 00:00

Российские вузы активно включились в гонку за мировыми рейтингами. Правила игры на этой арене задают англосаксы. Тем не менее у российских университетов все же есть шанс отвоевать кусок мирового научно-образовательного пирога

Конец XX века ознаменовался кардинальными изменениями в мировой системе образования. Повсеместное распространение интернета и окончательный крах «железных занавесов», выстроенных после Второй мировой, сделали эту систему глобальной. Например, только в колледжи и университеты США, по данным Института международного образования этой страны (IIE), в 2014/15 учебном году поступил почти 1 млн студентов из-за рубежа. Кроме того, само понятие «образование», опять же в глобальном масштабе, за это время из духовно-нравственной категории явно переместилось в категорию «образовательные услуги», то есть стало рассматриваться в первую очередь как выгодный бизнес — как для самих университетов, так и стран, где они расположены. В тех же США в 2014 году иностранные студенты принесли экономике этой страны более 30 млрд долларов.

Оба этих процесса потребовали появления неких ориентиров для движения людей и денег в мировом океане высшего образования. И такими ориентирами стали рейтинги университетов, три из которых — QS, THE и ARWU — сегодня признаны академическим сообществом глобальными. Методология этих рейтингов обеспечивает безусловное лидерство в них вузов из США и Великобритании. Однако российские вузы не согласны с ролью отстающих. 

Методология борьбы

В мире сегодня существуют около десятка различных рейтингов университетов, которые претендуют на роль глобальных (мировых), и огромное количество национальных «шкал», по которым вузы меряются меж собой внутри тех или иных стран. Но по-настоящему глобальными, которые признаны и на Востоке, и на Западе, на которые ориентируется Минобранауки РФ и которые стоят в «дорожных картах» российских вузов, являются три указанных выше рейтинга (см. справку). Абсолютное лидерство в них занимают вузы из США, такие как Гарвард, Стэнфорд, Массачусетский технологический институт (MIT) и британские Кембридж и Оксфорд.

Из российских вузов в этих рейтингах с самого начала участвуют только Московский госуниверситет им. Ломоносова (МГУ), Санкт-Петербургский госуниверситет (СПбГУ) и Новосибирский госуниверситет (НГУ). Лучшие рейтинговые показатели — у МГУ. В рейтингах 2015/16 учебного года он занял 86-е место в ARWU, 108-е в QS, и 161-е в THE. Однако, по мнению ректора МГУ, президента Российского союза ректоров Виктора Садовничего, эти места не отражают действительного «веса» вуза на мировой образовательной арене. «Один пример: был проведен рейтинг, выпускников какого университета охотнее берут на работу зарубежные компании: Siemens, IBM, Mercedes… Московский университет в этом списке на 42-м месте в мире. А MIT, который во всех рейтингах занимает первое место, в этом рейтинге оказался на 242-м. Тогда почему мы в тех рейтингах находимся на обратных позициях?» — негодовал Садовничий на недавнем заседании Совета по науке и образованию при президенте РФ.

Позиция главы Российского союза ректоров и его коллег понятна. Методология глобальных рейтингов учитывает прежде всего научно-исследовательские достижения университетов. А в российских вузах силен прежде всего образовательный компонент, поскольку, согласно сложившейся еще в СССР системе распределения труда, наукой в нашей стране должны были заниматься в первую очередь структуры РАН и отраслевые НИИ. «В англосаксонских рейтингах QS и THE на первое место выходят легендарные университеты с глубокой историей. Азиатский рейтинг — Шанхайский — измеряет быстрые победы, технологические прорывы. И наше место в их системе ценностей именно такое, какое мы показываем. Просто у нас немного другая система ценностей, которую надо сделать понятной всему миру», — заявил «Эксперту» проректор Сибирского федерального университета (СФУ) Сергей Верховец.

Кроме того, в силу традиционной ориентации советско-российский высшей школы на потребности «внутреннего рынка» и большого объема работ в интересах военных заказчиков российские вузы просто незнакомы многим экспертам глобальных рейтингов. А это очень важно, поскольку экспертные мнения занимают от 30 до 60% «веса» глобальных рейтингов «большой тройки». «Это англоязычные рейтинги, и направлены они в первую очередь на учет достижений англоязычных ученых, англоязычных публикаций. Кроме того, против российских университетов играет то, что подавляющее большинство экспертов, которые опрашиваются, — это эксперты из стран англоязычного региона (США, Великобритания и ряд других государств). Многие из них мало знают о российской системе высшего образования и имеют слабое представление о российских университетах», — подчеркнул в беседе с «Экспертом» ректор Уральского федерального университета им. Б. Н. Ельцина (УрФУ) Виктор Кокшаров.

Есть и еще ряд особенностей, которые на руку англосаксонским вузам. Например, 49% цитирования в базе данных Scopus (а этот показатель составляет 20% от итоговой оценки вуза рейтингом QS) приходится на медицину. Однако даже в самой Великобритании, по данным Мартина Инса из QS, в этой области задействовано всего 14% студентов университетов. А в России, как известно, медицина вообще сосредоточена исключительно в медицинских вузах.

Правда, в последние годы мировые рейтинговые агентства вносят некоторые коррективы в методологию глобальных университетских рейтингов, которые позволяют чуть больше учитывать иную, нежели в США и Европе, специфику. Появились даже отдельные рейтинги университетов стран БРИКС, стран «развивающейся Европы и Центральной Азии» (ЕЕСA), где российские вузы, естественно, представлены куда шире, чем в общих рейтингах. В THE решили расширить также список отраслевых и предметных рейтингов. «В последнее время среди международных экспертов в области рейтингования университетов растет число сторонников предметных и отраслевых рейтингов, которые представляют более объективную картину конкурентоспособности университетов. В 2016 году THE будут представлены рейтинги по восьми областям вместо шести. В дальнейшем планируется представить 24 предметных рейтинга»,— объяснила «Эксперту» директор программы развития НИУ ВШЭ Ирина Карелина. Это, безусловно, хорошая новость для российских вузов, поскольку многие из них традиционно специализируются в каких-либо узких областях — математике, физике, социальных науках и т. д.

Однако эти изменения не затрагивают основополагающие, базовые принципы, которые лежат в основе рейтингов QS, THE и ARWU и по которым ежегодно отбираются 800 лучших университетов мира (500 в Шанхайском рейтинге). Минобрнауки вместе с российским академическим сообществом, правда, пытается сейчас создать новый международный рейтинг со штаб-квартирой в Москве, базой которого должен стать набор легкопроверяемых, доступных и независимых показателей. Но даже если рейтинг будет суперхорош, пройдет не менее шести-семи лет, прежде чем его начнут принимать за пределами России. Поэтому волей-неволей российским университетам на мировой арене сейчас приходится играть по тем правилам, которые установлены англосаксами. 

Накануне «большого скачка»

Еще один «камень преткновения» для российских вузов при их вхождении в глобальные рейтинги — сроки. Только на то, чтобы научная статья попала в базу данных Scopus, может уйти два года. Если проанализировать достижения участников «спецотряда» российских вузов — участников федеральной программы повышения конкурентоспособности «5–100» (см. таблицу), в «дорожных картах» которых стоит цель попасть в топ-100 либо общих, либо предметных (отраслевых) рейтингов «большой тройки»), то там в соответствующих колонках стоят прочерки. Достижения этих вузов просто не успели отразиться в мировых рейтингах, поскольку наши образовательные учреждения начали принимать в них участие буквально год-два назад.

Однако общая динамика роста российских университетов в глобальных рейтингах впечатляет. Если в сезоне 2014/15 в THE WUR было два российских вуза, то годом позже их стало уже 13. Втрое за год увеличилось присутствие российских вузов в топ-200 предметных рейтингов QS. А в предметном рейтинге по физике THE в этом году МИФИ шагнул с 95-го сразу на 36-е место. Показательны итоги и последнего интернет-рейтинга Webometrics (Испания). Он не входит в «большую тройку», но его статистика учитывается составителями QS, THE и ARWU. В топ-1000 этого рейтинга в нынешнем году вошли уже семь российских вузов (МГУ, СПбГУ, НГУ, МИФИ, МФТИ, УрФУ, Университет ИТМО). А рекордсменами по скорости рейтингового роста стали КФУ (+311 пунктов), СГАУ (+216), МИСиС (+131), ДВФУ (+487). «В последние годы Россия предпринимает значительные усилия для развития своей системы высшего образования, включая запуск проекта “5–100”. Очевидно, что национальные университеты уже выиграли от этой программы, однако Россия продолжит двигаться вперед», — убежден главный редактор THE Фил Бейти.

При этом, судя по результатам проведенного «Экспертом» опроса, российские вузы убеждены, что рейтинги — это не самоцель, а один из способов отслеживать движение в правильном направлении. Потому что российский «рейтинговый залп» в сезоне 2015/16 — следствие, например, того, что за последний год вузы, входящие в «5–100», вдвое (!)увеличили количество научных публикаций в десятке наиболее авторитетных научных мировых журналах. «В два с половиной раза за это время выросло и число иностранных студентов, обучающихся за деньги», — подчеркивает замминистра образования России Александр Повалко. Причем не только в Москве, куда молодежь из других стран традиционно едет учиться. «Приезжие студенты ежегодно добавляют в экономику Томска более пяти миллиардов рублей, немалая часть этих средств — валюта. Это такая же экспортная позиция, как и продажа нефти и газа, при этом образовательные услуги — очень наукоемкий и высокотехнологичный продукт», — заявили «Эксперту» в управлении программ развития Томского политехнического университета (сейчас почти каждый четвертый студент здесь — иностранец).

Что дальше? «Дорожные карты» большинства вузов — участников программы «5–100» (а именно эти вузы имеют наиболее реальные шансы продолжить успешное восхождение по ступеням глобальных рейтингов) предполагают концентрацию сил и средств в основном на двух направлениях: развитие «центров превосходства» и ускоренная интернационализация науки и образования.

«Центры превосходства» — это концентрация и усиление научно-исследовательской деятельности в тех сферах, где наши университеты традиционно сильны в мировом масштабе. МИФИ — это ядерные исследования, МИСиС — материаловедение, СГАУ — космические технологии и т. д. То есть это те «точки роста», где есть задел и где можно быстро совершить научный прорыв. А благодаря этому не только придать ускорение национальной экономике, но и популяризировать тот или иной российский вуз на мировой арене. «Интернационализация» — это не только развитие образовательных программ, в том числе онлайн, на английском языке, переориентация научных публикаций на мировые англоязычные журналы, приглашение зарубежных преподавателей и иностранных студентов. Главное — изменить образ мышления преподавателей и сотрудников российских университетов. «Это шире и даже более значимо, чем динамика увеличения в вузе числа иностранных студентов. Потому что люди начинают понимать, что они работают в ведущем вузе, который реально конкурирует на мировых площадках. И это побуждает их каждый день добиваться все лучших результатов в науке и образовании, и делать это честно и с любовью», — убежден проректор СГАУ Владимир Богатырев.

Таким образом, благодаря накопленному потенциалу и действуя по понятным алгоритмам в рамках своих «дорожных карт», больше двух десятков российских вузов сейчас вплотную подошли к тому, чтобы совершить «большой скачок» в глобальных рейтингах. И в этой ситуации критически важным становится продолжение финансирования этого движения из федерального бюджета, в том числе в рамках программы «5–100». За примером далеко ходить не надо. В середине девяностых в КНР были запущены две программы — «Проект 211» и «Проект 985» по превращению при поддержке федерального бюджета ста китайских вузов в научно- образовательные центры мирового уровня. В тот момент словосочетание «китайский университет» у многих вызывало ироническую улыбку. Сейчас 30 университетов КНР входят в QS WUR, 37 — в THE WUR, 32 — в ARWU WUR. И еще почти 1,5 млн китайцев ежегодно отправляются на учебу за пределы КНР.

Наиболее влиятельные глобальные рейтинги университетов

Российские вузы прорываются в мировые рейтинги через предметы и географию своего расположения zzzzzzzzzzzz1.jpg
Российские вузы прорываются в мировые рейтинги через предметы и географию своего расположения

QS World University Rankings (QS WUR). Разработан британской консалтинговой компанией Quacquarelli Symonds (QS) в 2004 году совместно с британским изданием Times Higher Education (THE). До 2010 года был известен как The World University Rankings. С 2010 года единый рейтинг разделился на два: издание THE выпускает рейтинг лучших университетов мира WUR совместно с агентством Thomson Reuters, а QS продолжает выпускать рейтинг под названием QS WUR. Оценка и отбор 800 лучших университетов мира в рейтинге QS производится на основе шести критериев: академическая репутация (опрос, 40% веса рейтинга), репутация среди работодателей (опрос, 10%), соотношение преподавательского состава к числу студентов (20%), индекс цитируемости научных статей преподавательского состава по базе Scopus (20%), доля иностранных студентов (5%), доля иностранных преподавателей (5%). C 2013 года QS начало составлять отдельный рейтинг (топ-100) для университетов стран БРИКС (QS BRICS), с 2014 года — для университетов развивающейся Европы и Центральной Азии (QS EECA). Каждый год QS также выпускает рейтинги лучших университетов по шести предметам.

 

THE World University Rankings (THE WUR). Выпускается с 2010 года британским изданием Times Higher Education совместно с агентством Thomson Reuters. Оценка и отбор 800 лучших университетов мира в рейтинге THE производится на основе 13 критериев: репутация в области преподавания (15%), отношение количества преподавателей к количеству студентов (4,5%), отношение присвоенных степеней уровня PhD к количеству выданных степеней уровня бакалавриата (2,25%), отношение присвоенных степеней уровня PhD к количеству преподавателей (6%), бюджет университета в расчете на преподавателя (2,25%), доля иностранных студентов в общем количестве студентов (2,5%), доля иностранных преподавателей в общем количестве преподавателей (2,5%), доля публикаций в международном соавторстве от общего количества публикаций (2,5%), объем вложений со стороны компаний в исследования вуза в расчете на преподавателя (2,5%), репутация в области исследований (18%), исследовательский бюджет вуза в расчете на преподавателя (6%), количество публикаций в расчете на преподавателей и исследователей (6%), нормализированное цитирование с региональным коэффициентом (30%). Ежегодно THE также выпускает рейтинг лучших университетов по шести предметам и рейтинг университетов стран БРИКС.

Academic Ranking of World Universities (ARWU) — старейший из общепризнанной «тройки» университетских рейтингов, известный также как Шанхайнский рейтинг. Первая редакция рейтинга вышла в июне 2003 года. Оператор рейтинга: Center for World — Class Universities в составе Школы образования Shanghai Jiao Tong University (КНР). Отбор и оценка 500 лучших вузов ведется по шести критериям: число Нобелевских премий и премий Филдса у выпускников данного университета (10%), количество двух указанных премий у сотрудников университета, работавших в нем на момент присуждения премии (20%), количество высокоцитируемых ученых по базе данных Essential Science Indicators от Thomson Reuters (20%), количество статей, опубликованных в журналах Nature и Science авторами из числа сотрудников университета (20%), валовое количество цитирований организации по Web of Science (20%), сумма пяти вышеприведенных критериев, деленная на FTE (full time equivalent) (10%). Ежегодно выпускается также рейтинг лучших университетов по пяти тематическим областям. ARWU — единственный рейтинг из «большой тройки», на сайте которого информация публикуется на десяти языках, в том числе на русском.