Слишком слабое лекарство

Николай Федотовский
22 февраля 2016, 00:00

Крупнейшие страны-нефтеэкспортеры делают попытку остановить падение нефтяных цен, заморозив добычу на нынешних уровнях. Насколько успешным может оказаться такой план?

Одобренная Москвой и Эр-Риядом заморозка лишь зафиксирует уровень добычи нефти, который многие аналитики считают избыточным при нынешнем уровне спроса

В середине февраля в столице Катара Дохе произошла встреча министра энергетики России Александра Новака с министром нефти Саудовской Аравии Али аль-Наими и с другими представителями ОПЕК — альянса, на который приходится 40% мировой нефтедобычи. Встреча завершилась договоренностью о заморозке добычи нефти на уровне 11 января, если другие страны присоединятся к этой инициативе. Ее цель — сдержать затоваривание рынка и обеспечить повышение цен на нефть.

На фоне этих новостей цены на нефть подскочили на 10% в течение дня: 17 февраля баррель марки Brent подорожал почти до 35 долларов. Однако уже на следующий день, после опубликования статистики Минэнерго США по запасам «черного золота» в стране, цены пошли вниз. Как сообщило ведомство, коммерческие запасы нефти в США (исключая стратегический резерв) за неделю к 12 февраля выросли на 2,1 млн баррелей, или на 0,4%, — до 504,1 млн баррелей. Хотя они увеличились при сокращении добычи нефти в США на 0,55%, или на 51 тыс. баррелей в сутки (до 9,135 млн баррелей в сутки), этого оказалось достаточно, чтобы цены вновь пошли вниз. Так, утром 19 февраля баррель Brent подешевел до 33,9 доллара, а баррель американской марки WTI — до 30,4.

По рукам!

На переговорах в Дохе участники встречи подчеркнули, что стремятся достичь стабильности цен на нефть. «Это очень важно: мы не хотим значительных подвижек цен, мы хотим, чтобы предложение соответствовало спросу. Мы хотим стабильных цен на нефть», — заявил саудовский министр аль-Наими. По его словам, отказ от наращивания добычи нефти может стать «началом процессов, ход которых мы оценим в следующие несколько месяцев и тогда решим, нужны ли дополнительные шаги для стабилизации и улучшения ситуации на рынке». По итогам встречи в Дохе четыре страны: Россия, Саудовская Аравия, Катар и Венесуэла — заявили о готовности удержать объемы добычи нефти в среднем за 2016 год на уровне января 2016-го и не превышать его. Такое решение о заморозке добычи будет сохранено, если и другие производители присоединятся к инициативе.

Однако есть как минимум несколько причин, почему заморозка может не сработать. Во-первых, сделка не приведет к сокращению добычи на перенасыщенном рынке, а лишь приостановит ее рост на нынешнем уровне, и так существенно превышающем спрос. Во-вторых, сделка потребует согласия других крупных нефтеэкспортеров. И в-третьих, как поведет себя Иран, до сих пор остается под вопросом.

До сих пор усилия ОПЕК по ограничению добычи не повлияли на нефтяные цены, упавшие на 70% с 2014 года zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzz1.jpg
До сих пор усилия ОПЕК по ограничению добычи не повлияли на нефтяные цены, упавшие на 70% с 2014 года

Слишком много нефти

Основная проблема в том, что заморозка лишь зафиксирует уровень добычи, который многие аналитики считают избыточным при нынешнем уровне спроса. «Почему Саудовская Аравия и Россия смогли достичь согласия на переговорах в Дохе — потому, что оба крупнейших производителя хотели бы достичь стабильности на нефтяном рынке. Они не хотят колебаний цен. Они не хотят сокращать добычу или терять долю рынка. Заявления о стабильности выглядят несколько двусмысленными со стороны Саудовской Аравии, которая в январе увеличила добычу на 70 тысяч баррелей в сутки, до 10,21 млн баррелей в сутки», — рассказывает «Эксперту» Кэролайн Бейн, экономист консалтинговой компании Capital Economics в Лондоне.

Ведь основная причина, почему произошел обвал цен в 2014–2015 годах, — это рекордный переизбыток нефти на рынке, который подтверждает как статистика, так и визуальные свидетельства, в частности очереди танкеров под разгрузку в крупнейших портах мира. Все остальные факторы являются вторичными.

Превышение предложения над спросом сейчас составляет около 2 млн баррелей в сутки. Причем это избыток только 2015 года, а избыток 2014-го (около 1 млн баррелей в день) тоже никуда не испарился. Для сокращения переизбытка на рынке мировой экономике нужно существенно наращивать спрос на нефть, что проблематично в условиях непростой экономической ситуации и растущих инвестиций в альтернативные источники энергии. Второй вариант, более реальный, — необходимо уменьшать поставки нефти на рынок. Это можно сделать двумя путями: либо совместно снижая добычу, либо за счет совместного снижения экспорта, что не одно и то же.

Но Россия и ряд стран ОПЕК, как следует из их заявления от 16 февраля, нашли третий вариант: решили заморозить добычу на уровне 11 января. Непонятен выбор даты: почему именно 11-го? Впрочем, некоторые соображения на этот счет есть, по крайней мере у России.

Согласно данным официальной отечественной статистики, 11 января среднесуточный уровень добычи нефти и конденсата в России составил 1,487 млн тонн — это один из самых высоких уровней среднесуточной добычи января 2016 года; последний, в свою очередь, стал рекордным по добыче нефти в новейшей истории страны. Если Россия сохранит подобный уровень на протяжении текущего года, то общая добыча в 2016-м приблизится к 540 млн тонн. Это как минимум на 1,3% больше, чем в 2015 году, — что превышает самые оптимистичные прогнозы. В январе добыча ОПЕК в среднем составляла уже 32,63 млн баррелей в сутки — в основном благодаря росту производства в Саудовской Аравии, Иране и Ираке. Таким образом, дата выбрана обноснованно для всех участников сделки по заморозке добычи. Ведь, с одной стороны, договорились ее не увеличивать, а с другой — могут продолжать сохранять уровень добычи на максимуме.

«Договоренность о замораживании добычи, когда страны на самом деле добывают на рекордных уровнях, в случае с участниками ОПЕК значительно превышая свои квоты, не может оказать ожидаемого воздействия на цены. Нефтеэкспортеры до сих пор производят слишком много нефти, и сохранение добычи на столь высоком уровне не окажет существенного влияния на цены», — утверждает Тарик Захир, аналитик инвестиционной компании Tyche Capital Advisors.

С учетом того что темпы роста спроса на нефть замедляются, аналитики не верят в эффективность подобной меры. «Рынку нужна не заморозка. Ему требуется сокращение нефтедобычи. А нефтеэкспортеры до сих пор не готовы предложить рынку столь радикальный шаг», — заявил Майкл Линч, президент консалтинговой компании Strategic Energy and Economic Research.

В январе 2016 года Россия сохранила первое место в мире по добыче нефти zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzz2.jpg
В январе 2016 года Россия сохранила первое место в мире по добыче нефти

Клуб по собственным интересам

Подписав соглашение в Дохе, Россия, Саудовская Аравия, Венесуэла и Катар отметили, что заморозка произойдет, только если и другие страны согласятся пойти на подобный шаг.

Ирак и Кувейт заявили, что готовы пойти на заморозку нефтедобычи, если такой же шаг сделают остальные страны. «Ирак будет согласен с любым решением, которое приведет к повышению цен на нефть», — отмечается в пресс-релизе министерства нефти страны. Ирак является вторым крупнейшим добытчиком нефти в ОПЕК. И в тот же день, когда власти страны заявили о готовности заморозить нефтедобычу, они отчитались об уровне добычи в 4,7 млн баррелей в сутки в январе — рекордном для Ирака.

Переговоры идут и с другими производителями нефти, в том числе и за пределами ОПЕК, например с Оманом, Казахстаном и Азербайджаном. «Однако договориться с ними о сдерживании роста добычи будет непросто, поскольку в этих странах отмечаются существенные экономические проблемы из-за снижения цен на нефть на 70 процентов за последние два года», — рассказывает «Эксперту» Тимоти Эванс, специалист по энергетическим рынкам инвестбанка Citigroup. По его словам, соглашение было «скорее политическим заявлением, чем мерой в поддержку нефтяных цен». По мнению аналитика, высказанному еще до заявлений властей Ирана, Тегеран, только что вышедший из-под ограничений на экспорт, наверняка отвергнет любые согласованные усилия ОПЕК по снижению добычи.

И этот прогноз моментально оправдался: уже 18 февраля Иран отказался присоединяться к соглашению о заморозке нефти, так как считает, что этих мер недостаточно. Также в Иране полагают, что вначале необходимо уравнять стартовые возможности участников соглашения, — видимо, чтобы сгладить отрицательное влияние санкций на нефтедобычу и экспорт в предыдущие годы. Согласно заявлению министерства нефти Ирана, идею соглашения нужно обсуждать в дальнейшем, но лишь после того, как «страны, которые увеличили добычу (в первую очередь Саудовская Аравия), снизят ее, а Иран выйдет на досанкционный уровень».

Еще в конце января Иран, чьи запасы нефти четвертые в мире, заявил о планах увеличить добычу до конца 2016 года на 1 млн баррелей в сутки, чтобы компенсировать снижение экспорта в период санкций. «Иран не собирается отказываться от своей доли нефтяного рынка. В о же время мы заинтересованы в сотрудничестве между странами ОПЕК и другими нефтеэкспортерами, для того чтобы стабилизировать рынок и поддержать цены», — заявил в феврале министр нефти страны Биджан Зангане.

Как результат, большинство наблюдателей не верят в то, что ключевые страны-нефтеэкспортеры смогут договориться о реальном ограничении роста добычи. Каждая из них будет пытаться действовать в своих интересах, а цены на нефть — реагировать на новости об изменении спроса, например со стороны Китая, чьи темпы роста сейчас замедляются.

Лондон