Свадьба без невесты

22 февраля 2016, 00:00

«Мы уникальная страна, и с таким размером экономики мы не имеем собственного эффективного долгового рынка

Если мы будем делать упор на частную собственность и рыночные отношения, на предпринимателей, они должны иметь возможность заимствования. Если такой возможности нет, развития не будет», — заявил на Красноярском экономическом форуме президент ОК «Русал» и En+ Group Олег Дерипаска. Нынешний размер внутреннего долгового рынка России: корпоративного — 8 трлн рублей, государственного — 6 трлн рублей, что в сумме дает около 17% ВВП, иначе как недоразумением для страны с гигантскими лакунами в развитии производства и инфраструктуры не назовешь. Однако убедить денежные власти приложить усилия для развития фундамента суверенной финансовой системы пока не удается. Собственно, даже сам диалог — с аргументами, взвешиванием позиций сторон — почти невозможен.

С одной стороны — российские предприниматели, с другой — бюрократия и обслуживающие ее интеллектуалы. Бизнес уверен, что у него есть значительный потенциал развития и роста, что он может при благоприятных условиях резко увеличить объемы производства. И утверждает, что знает, как это сделать. С точки зрения бизнеса сегодня требуется радикально улучшить условия кредитования, развить иные финансовые институты, в частности облигационные, совместно с государством разработать долгосрочные планы развития конкретных областей хозяйственной деятельности, надолго сохранить протекционистские меры, фактически введенные «антисанкциями». Это приземленные прагматичные шаги, понятно каким образом ведущие к продуктивным результатам.

У бюрократии и дружественных ей интеллектуалов-экономистов совершенно иное видение ситуации. Они полагают, что столкнуть застывшую экономику такими прозаическими мерами, которые предлагает бизнес, не удастся. Нужны так называемые структурные реформы, которые только и смогут раскачать хозяйство страны, причем не сразу, а лишь в отдаленной перспективе, поскольку такие реформы требуют времени.

О чем идет речь? Направлений реформ несколько: модернизация сфер здравоохранения и образования: бюджетный маневр, предполагающий существенное сокращение военных расходов; повышение пенсионного возраста; приватизация компаний с госучастием и, конечно же, «истинная независимость суда». И эти направления работы нельзя признать неверными, ложными. Разве что вызывает вопрос требование сократить расходы на оборону, что в условиях жесткого давления на нашу страну выглядит по крайней мере опрометчиво, если не сказать грубее. Образование и здравоохранение находятся не в лучшем состоянии, хотя реформируются практически непрерывно, пенсионный возраст придется повышать, а независимый честный суд, конечно, лучше коррумпированного. Вот только при таком «научном» подходе оказывается потерянным сам предмет управления — российская экономика. Собственно хозяйственные решения отодвигаются куда-то далеко в сторону, они оказываются как бы и не нужными на фоне изящных и грандиозных институциональных построений. Из поля зрения управленцев и экономистов исчезают десятки тысяч российских компаний, которые и образуют хозяйственную ткань страны. Их конкретные сегодняшние потребности, нужды, проблемы, успехи оказываются неактуальны и неинтересны.

Нам говорят: непродуктивна вся система. Нужно перестроить ее основные институты, и только когда эти институты станут «правильными», можно рассчитывать на возобновление экономического роста.

Этот подход, может быть и красивый теоретически, на деле тормозит принятие тех решений, которые переведут экономику в фазу роста не в отдаленной перспективе, а в ближайшее время, что абсолютно возможно!

Такой подход делает акцент на абстрактном (суд как в Англии прямо сейчас) и выхолащивает конкретное. Это как бухгалтерия без счетов, стройка без материалов, школа без учеников, свадьба без невесты.

Бесконечное создание условий для роста, причем небезупречными методами сродни бессмысленной медитации. Пора прогнать этот дурной сон и заняться конструированием собственно роста, а не его условий.