Томский политехнический университет: лучшее — друг хорошего

22 февраля 2016, 00:00

Конкурентоспособность — это умение выстроить модель непрерывного совершенствования, считает Петр Чубик, ректор ТПУ, старейшего технического вуза в азиатской части России

В марте 2015 года Национальный исследовательский Томский политехнический университет (ТПУ) вошел в четверку вузов — лидеров проекта «5-100». Так оценили его работу члены Совета по повышению конкурентоспособности ведущих российских университетов среди ведущих мировых научно-образовательных центров. Подтверждением мнения авторитетных российских и международных экспертов, входящих в состав совета, стал прорыв Томского политеха в топ-300 рейтинга Times Higher Education (THE) 2015 года (попадание в группу 251–300, третье место среди российских вузов) и вхождение в топ-500 рейтинга QS World University Rankings (группа 481–490, девятое место в стране). До заветных высот еще далековато, но динамика продвижения впечатляет. Еще три года назад, когда стартовал проект «5-100», этот сибирский вуз в рейтинге THE отсутствовал совсем, а в рейтинге QS находился на 607-м месте. Каковые причины успеха? Об этом мы поговорили с ректором ТПУ Петром Чубиком

Ректор ТПУ Петр Чубик zzzzzzzzzzz5.jpg
Ректор ТПУ Петр Чубик

— Как можно объяснить столь динамичное продвижение в рейтингах?

— Конечно, за Томский политехнический играет огромный научно-образовательный потенциал, накопленный за сто двадцать лет его истории (юбилей вуз отметит в мае нынешнего года). Достаточно сказать, что первые научные публикации сотрудников вуза (тогда Томского технологического института) в журналах Nature и Science появились еще в 1910–1912 годах. Первооткрывателем был профессор Борис Вейнберг. Но главное не в этом. К моменту старта проекта «5-100» ТПУ уже находился в движении. Стать признанным научно-образовательным центром мирового уровня — такую цель вуз поставил перед собой еще в начале 2000-х, разработав соответствующие программы развития. В 2007 году ТПУ победил в конкурсе инновационных образовательных программ Министерства образования и науки Российской Федерации, в 2009-м — в федеральном конкурсе на установление категории «национальный исследовательский университет». В коллективе сформировался вкус к победе, укрепилась психология лидерства, были отшлифованы умения ставить задачи и системно их решать. Конкурс 2013 года на право получения государственной поддержки для продвижения в число ведущих мировых научно-образовательных центров пришелся кстати: победа в нем подтвердила правильность стратегии развития вуза и позволила превратить абстрактную цель (достижение мирового уровня), не привязанную к датам и определенным показателям, в четкий ориентир, а движение к нему — в «дорожную карту», состоящую из набора конкретных мероприятий и плановых индикаторов.

— Какую роль в развитии вашего вуза играет проект «5-100»?

— Проект «5-100» придал новое содержание деятельности вуза. Можно сколько угодно говорить «мы хотим стать лучшими». Но когда это «лучшее» выражается во вполне осязаемых цифрах, пристегнуто к конкретным временным рубежам — это мобилизует, появляется азарт, творческий поиск, мотивация. Это как в спорте: одно дело ставить перед спортсменом задачу «когда-нибудь как-нибудь добиться наилучшего результата», совершенно другое — нацеливать его на достижение определенного рекорда, скажем преодолеть стометровку менее чем за десять секунд. И тогда ты начинаешь устанавливать соответствующую систему тренировок, стремишься подтянуть слабые места в своей подготовке, занимаешься нужной группой мышц. Именно жесткие требования, поставленные перед участниками проекта «5-100», и желание непременно добиться рекордных показателей заставили вуз пойти на принятие управленческих решений, которые в иных условиях, возможно, были бы отложены в долгий ящик.

— Что конкретно было сделано в рамках программы?

— В образовательной сфере произведена оценка программ на соответствие высоким международным стандартам и востребованности на рынке труда. В результате в 2014 году в ТПУ прекратили прием по 17 профилям бакалавриата, специалитета и магистратуры, включая даже те, что приносили ощутимые доходы от «платников» и имели высокий конкурс. Повышен минимальный порог баллов ЕГЭ для абитуриентов — от общероссийского уровня он отличается на десять пунктов и более. Был ощутимый риск недобора первокурсников на бюджетные места, тем не менее Томский политех пошел на этот шаг, заявляя, что в лучшем вузе не могут учиться низкобалльники. В результате за три года средний балл ЕГЭ студентов, принятых на первый курс для обучения по очной форме за счет бюджетных средств, в ТПУ вырос с 62,2 до 75,6. Это одиннадцатый показатель в стране среди технических университетов и первый для нестоличных технических вузов. ТПУ, делая ставку на трансформацию в университет преимущественно магистерско-аспирантского типа, наращивает долю магистрантов и аспирантов в общем числе обучающихся и постепенно отказывается от приема на заочную форму обучения. За последние семь лет количество магистрантов в вузе увеличилось в три раза — с 708 до 2340 человек. Количество аспирантов выросло на 300 человек, их сегодня почти 900. Доля магистрантов, аспирантов и докторантов составляет почти 30 процентов. Цель — к 2020 году довести этот показатель до 45 процентов.

— Насколько я знаю, у вас также очень высок процент иностранных студентов.

— Да, Томск — это не юг и не Европа, это Сибирь, не ближний свет для заграницы. Однако обеспечение высокого качества образования и создание в ТПУ хороших условий для жизни и учебы иностранцев дают неплохой результат. Сегодня в Томском политехе обучается свыше четырех с половиной тысяч иностранных студентов более чем из сорока стран мира (второй показатель в стране после РУДН). Пользуясь тем, что университеты в Томске объединены в Консорциум научно-образовательных и научных организаций (в него входят семь вузов и десять академических институтов) и расположены компактно (в пределах одной мили), здесь сегодня активно реализуются совместные образовательные программы и у студентов имеется реальная возможность получения дипломов не одного, а двух, а то и трех томских вузов. Например, в прошлом году ТПУ заключил соглашения о подготовке магистров по двум сетевым образовательным программам — с Сибирским государственным медицинским университетом и с Томским государственным архитектурно-строительным университетом.

— Программа «5-100» подразумевает не только участие в образовательном процессе, но и активную исследовательскую работу. Можете рассказать об этой сфере деятельности вашего вуза?

— В научной сфере также произошли тектонические сдвиги. Мы проанализировали свою исследовательскую повестку дня и пришли к выводу: много мелкотемья, силы и средства распылены, не хватает современного научного оборудования. Было решено сконцентрироваться на наиболее актуальных, прорывных направлениях исследований, имеющих мировое звучание. В 2014 году в ТПУ создан Международный научный совет (МНС) во главе с нобелевским лауреатом профессором израильского университета «Технион» Даном Шехтманом. Все крупные исследовательские проекты ученых ТПУ отныне проходят жесткую экспертизу МНС и без его положительного вердикта не получают финансирования.

Еще до участия в проекте «5-100» в Томском политехническом совершили организационную революцию, ликвидировав раздельное существование образовательных факультетов и вузовских НИИ, объединив их в научно-образовательные институты (НОИ). Создана система, при которой «чистые» научные сотрудники, ранее не занимавшиеся преподавательской деятельностью, пришли в аудитории, к студентам, и наоборот: «чистые» преподаватели занялись наукой, стали публиковаться в научных журналах, индексируемых в базах данных Web of Science и Scopus.

— Как организовано международное сотрудничество ТПУ?

— Благодаря проекту «5-100» эта система подкреплена многими новыми и дополнительными возможностями. Например, возможностью прохождения сотрудниками ТПУ стажировок в ведущих мировых научно-образовательных центрах. Не так давно, к примеру, трое молодых ученых Томского политехнического отправились на долгосрочную стажировку в Европейский центр ядерных исследований (ЦЕРН), где будут принимать участие в эксперименте ATLAS на Большом адронном коллайдере. Двадцать два сотрудника вуза сегодня обучаются в Ph.D.-докторантуре зарубежных университетов. И обратный процесс. Появилась возможность привлечения в университет как молодых, так и уже состоявшихся ученых и преподавателей из-за рубежа. В ТПУ работает более 120 иностранных исследователей и постдоков. Создано несколько международных научно-образовательных лабораторий, которые возглавляют ученые с мировым именем. В 2015 году на базе ТПУ открыт центр RASA (Международная ассоциация русскоговорящих ученых). Из шести открытых в этом центре лабораторий две возглавляют сотрудники ЦЕРНа. По объемам средств от реализации зарубежных контрактов и грантов ТПУ уже пять лет находится на первом месте среди российских вузов, а по общим объемам выполняемых НИОКР (свыше двух миллиардов рублей) — в тройке лидеров. В целом консолидированный бюджет университета достиг в прошлом году внушительного размера — 8,15 миллиарда рублей, это на 2,5 миллиарда больше, чем три года назад.

— Как меняется система мотивации? Вообще подход к кадровому вопросу?

— Ключевым управленческим решением в рамках реализации программы повышения конкурентоспособности вуза у нас считают перевод научно-педагогических сотрудников на эффективный контракт, осуществленный в 2014 году. Контракт стал персональной «дорожной картой» для каждого политехника. В обществе продолжаются дискуссии: можно ли ставить перед ученым задачу достижения конкретных показателей, ведь научные открытия не поддаются планированию, не совершаются по заказу? Как писал классик, «не продается вдохновенье, но можно рукопись продать». Безусловно, научный поиск — процесс творческий, непредсказуемый, не поддающийся приказам и предписаниям. Но подсчету поддается количество опубликованных научных статей, их цитируемость, участие ученого в научных конференциях, стажировках и курсах повышения квалификации, наличие учеников — магистрантов, аспирантов, докторантов. Эти и некоторые другие критерии были заложены в основу эффективных контрактов сотрудников ТПУ. Когда в прошлом году подвели итоги их выполнения, выяснилось, что почти 750 научно-педагогических работников ТПУ выполнили и перевыполнили показатели эффективного контракта. Это около 40 процентов общей численности НПР. Все они получили приличные премии. А 13,5 процента, сработавших плохо, получили административные взыскания. Но главный «эффект эффективного контракта» заключается не в рублях и не в выговорах. На мой взгляд, он в укреплении корпоративных ценностей, установлении взаимозависимости результатов труда каждого сотрудника и коллектива в целом. Можно привести еще один спортивный пример. В футбольной команде на поле одиннадцать игроков, если из них один-двое пашут, урабатываются, а остальные только делают вид, что работают, толку не будет. Команда проиграет. Если начинает пахать больше половины — уже есть шанс на ничью. А если все сто процентов игроков — победа гарантирована. И согласитесь, очень важно, когда ты ощущаешь, что твой труд приносит пользу и выгоду не только тебе, но и всему коллективу, сказывается на общих результатах, продвижении вуза в рейтингах, получении различных наград, реализации масштабных проектов — это дает ощущение твоей нужности, мотивацию для дальнейшей работы, достижения новых побед. Несмотря на то что система эффективного контракта действует всего год (с января 2016-го на нее переведен также персонал управленческих и сервисных служб вуза), результат уже есть. Он проявился, в частности, в значительном увеличении количества публикаций сотрудников ТПУ в научных изданиях, индексируемых в базах данных Web of Science и Scopus. Средняя зарплата в Томском политехе составила в прошлом году 47 470 рублей (у ППС — 72 117 рублей). Впрочем, зная, что многим нашим людям нужно время для раскачки, можно предположить, что по-настоящему эффект новой контрактной системы проявится через год-два. Говорят, лучшее — враг хорошего. Зачем российским университетам мировое лидерство, если они и так себя неплохо чувствуют? Зачем нужен стране этот проект «5-100»? В Томском политехническом университете считают, что процесс постоянного совершенствования, стремление быть лидерами в конкурентной борьбе идет исключительно на пользу отечественной высшей школе. И своим примером это доказывают. Потому что движение к лучшему отдаляет плохое и укрепляет хорошее.