«Вы обязательно должны производить что-то новое»

22 февраля 2016, 00:00

Нужна ли России университетская наука? Может ли университет эффективно сотрудничать с бизнесом? Об этом «Эксперту» рассказал ректор Сибирского федерального университета Евгений Ваганов

— Что было сделано университетом, чтобы попасть в проект «5-100»?

— Мы попали в программу со второго раза, к этому времени у нас уже был накоплен хороший опыт по оценке рейтингов, по значимости тех или иных показателей. Но рейтинги и тогда не были для нас самоцелью, мы использовали их как инструмент для серьезных преобразований и развития в правильном направлении. Этот процесс также помог выявить наши слабые места: слабую вовлеченность в международное образовательное и научное пространство.

Еще до попадания в программу мы реализовали несколько очень удачных пилотных проектов. Это так называемая элитная магистратура, которая в обязательном порядке включала в себя не только знание английского языка, но и стажировки, проектные решения, работу с зарубежными коллегами и с нашими основными работодателями. Кроме того, мы расширили сеть наших научных лабораторий. Создали лаборатории естественнонаучных методов в археологии, биогеохимии экосистем, биолюминесцентных, геномных методов и других. Мы вложили в их создание пять полученных нами мегагрантов, а также свои средства. Мы также участвовали во многих экспедиционных работах, как внутри России, так и за рубежом, в международных научных конференциях. Сделали первые шаги по организации защит Ph.D. Мы, наверное, третий университет в России, который реализовал у себя эту программу.

Ректор Сибирского федерального университета Евгений Ваганов zzzzzzzzzzz3.jpg
Ректор Сибирского федерального университета Евгений Ваганов

— В каких научных нишах СФУ пытается занять лидирующие позиции?

— Для нас как университета, который расположен в самом центре таежной зоны, одной из основных ниш была экология леса и экология вообще. Поскольку университет всегда ориентировался на очень серьезную подготовку кадров для производств, которые работают в естественных экосистемах и нарушают их, то нашей основной специализацией можно назвать экологосберегающие технологии, или, если использовать новый термин, «природоподобные технологии». Кроме того, разумеется, мы занимаемся исследованиями того, как изменения климата могут повлиять на все текущие процессы, включая социальные.

— Кто ваши основные партнеры?

— СФУ и я лично входим в состав комитета Международной ассоциации исследователей бореальных лесов, которая как раз объединяет все усилия стран по анализу тех изменений, которые происходят с северными лесами. А бореальные леса — это в основном леса Канады, Штатов, России и Скандинавии, где как раз наиболее ранимые экосистемы, которые наиболее медленно восстанавливаются. Нас очень волнует вопрос сохранения бореальных лесов как серьезного функционала для биосферы в целом.

— Как университет обеспечивает себя нужными кадрами?

— Мы комплексно к этому подходим. Начинаем с развития нашей физико-математической школы, а также ведения профессиональных классов «Роснефти» и «Норникеля». Затем это и работа с постодоками (молодыми учеными с кандидатской степенью), и приглашения ведущих зарубежных ученых, и формирование молодой поросли. Мы стараемся удерживать наиболее талантливых своих и привлекать наиболее талантливых со стороны. Это нормальный элемент международной мобильности, когда человек для выстраивания своей научной или преподавательской карьеры выбирает ту лабораторию или то подразделение в каком-то из университетов, где, по его мнению, он будет наиболее эффективно работать. Кроме того, мы сейчас апробировали и собираемся использовать так называемые интернациональные магистерские программы. Новое здесь то, что эти программы будут обязательно включать в себя несколько базовых курсов, которые читаются наиболее сильными российскими и зарубежными специалистами.

— Они уже действуют или это планы на будущее?

— По крайней мере, три программы я могу назвать как уже работающие. Это «Биолюминесценция», вторая программа по экологии и дендроклиматологии и третья по материаловедению.

— Существует ли у вас система взаимодействия с производственным сектором экономики?

— Территориально СФУ в этом отношении очень удачно расположен. Взаимодействие с реальным сектором экономики можно считать нашим коньком. В нашем регионе работают такие гиганты российского бизнеса, как подразделения Роскосмоса и Росатома, «Норникель», «Русал», «Полюс золото», «Русская платина», «Русгидро». И это не считая энергетических и пришедших нефтяных. Всем этим предприятиям нужны и кадры, и научные разработки. И сейчас у нас с ними реализуется стратегическая линия на формирование научно-производственных или учебно-производственных центров либо лабораторий в округе. Многие из этих компаний идут на создание совместных научно-образовательных лабораторий и центров непосредственно на территории кампуса.

— Нужна ли России именно университетская наука?

— Об этом хорошо сказал Владимир Шалаев — наш выпускник, один из сильнейших в мире физиков, работающий в США. Помню, как-то на встрече со студентами он говорил, нет ни вузовской, ни академической, ни немецкой или еще какой-то там науки. Есть просто представители этой науки, которые работают в университете и живут в Германии или в России. Наука либо есть, либо ее нет. То есть вы должны обязательно производить что-то новое, чего до вас не было сделано. Вот так просто сказано.