Расцепленный состав

Русский бизнес
Москва, 14.03.2016
«Эксперт» №11 (979)
Сколько бы ни продлилась кризисная стоянка «Восточного экспресса», свою миссию в истории российской финансовой отрасли этот банк уже выполнил. В стране практически не осталось не окученных банкирами хороших заемщиков. Пришло время разбирать кредитные пирамиды. Идеолог «Экспресса» Сергей Власов собирается именно на этом построить свой новый бизнес

Это была красивая история. История непостижимого, феерического взлета банка из дальневосточной глубинки на самые вершины федеральных рейтингов. Логотип «Восточного экспресса», уютная прописная «тэ» под крышечкой, стал привычным атрибутом быта для жителей сотен провинциальных городков, где, кроме Сбера, банков не видывали. История, пожалуй, даже слишком красивая, чтобы не казаться обреченной на неглянцевый финал задолго до своего апогея.

Без малого тридцатилетнюю ретроспективу российской рыночной банковской системы не раз расцвечивали кейсы взрывного роста масштабов бизнеса тех или иных финансовых институтов. В 1990-е звездную динамику на интервалах двух-трех лет, бывало, демонстрировали олигархические кэптивные банки, по существу являвшиеся кредитно-казначейскими дивизионами финансово-промышленных групп. В 2000-е рекорды укрупнения стали ставить госбанки. Абсолютный лидер в этой дисциплине — группа ВТБ, за 2004–2011 годы купившая 12 банков, в том числе четыре из первой тридцатки, и группу росзагранбанков, причем в значительной степени на государственные же деньги. Однако примеров абсолютно рыночного, без всякого участия государства, масштабирования банковского бизнеса за счет эффективной эксплуатации уникальной бизнес-модели до «Восточного экспресса» почти не было. Запомнился, пожалуй, только Сибакадембанк Игоря Кима, доросший до федерального УРСА-банка. Но неудачное слияние последнего с МДМ-банком в 2008 году поставило крест на той истории успеха, а в прошлом году и сам МДМ стал объектом поглощения со стороны Бинбанка.

Ким оказался причастен и к звездной истории «Восточного». Именно он в 2005 году пригласил возглавить свой микроскопический Дальвнешторгбанк Сергея Власова, 43-летнего хабаровчанина, инженера-строителя по образованию, волею судеб в начале 1990-х переквалифицировавшегося в банкиры. Дал карт-бланш на реализацию его замысла и первые три года здорово помогал по бизнесу — вливал капитал, выкупал кредиты. Автором бизнес-модели «Восточного» Власов считает себя, уточняя, что подсмотрел ее у банков семейства ОВК (старожилы банковской отрасли помнят эту реинкарнацию не пережившей крах 1998 года банковской империи «СБС-Агро» Александра Смоленского). Главой Дальневосточного ОВК Власов успел поработать до поглощения Росбанком в 2003 году.

«Фишкой» бизнес-модели «Восточного экcпресса» был региональный арбитраж: сбор денег во вклады в богатых регионах (Сахалин, Якутия, Москва, Магадан, Красноярск и др.) и кредитование небогатых клиентов, включая пенсионеров и бюджетников в малых городах и бедных регионах. «Мы должны быть в каждом городе страны с населением свыше 30 тысяч человек. Это дает оценку сети продаж примерно в 1500 отделений. Наша задача — конвертация размера сети в прибыль», — четко формулировал свое кредо Власов в интервью «Эксперту» в 2008 году. Излишне говорить, что дерзкий замысел невозможно было бы реализовать в отсутствие идеально выстроенной территориально распределенной и масштабируемой системы управления банком и ее операционной

У партнеров

    «Эксперт»
    №11 (979) 14 марта 2016
    Уроки французского
    Содержание:
    Не упустить момент для диверсификации города

    В Тольятти действительно развит средний бизнес. Это его текущее серьезное преимущество перед многими другими городами России. Надо быстро начать его использовать, иначе это сделают другие города и через пять лет, а то и через три года уже будет поздно

    Русский бизнес
    Реклама