Крымская планка

Политика
Москва, 21.03.2016
«Эксперт» №12 (980)
Возвращение Крыма усилило запрос общества на эффективность и патриотичность власти. Несоответствие элит историческому событию двухлетней давности способно вызвать тяжелейший кризис государства

Алексей Павлишак/ТАСС

Очень хочется вернуть эти эмоции. Хотя бы через яркие воспоминания. Месяцами переливающееся по Крыму хоровое «Россия, Россия». Внезапные триколоры на окнах и балконах по всей стране. Слезы в прорезях балаклав громадных спецназовцев из «Беркута», которые приехали с закопченного Майдана под скандирование «Спасибо!». Фантастический образ вежливого русского солдата, вернувшего крымскому «кiту» достойную букву о. Эмоции многосоставные, глубокие, образные, но схлынувшие и превратившиеся в глубокое общенародное чувство, имя которому «Крымнаш». Плохо идентифицируемое, но тотально внедрившееся в национальное сознание. Сегодня поддержка вхождения полуострова в состав России близка к абсолютной — 95%. Чем же обернулся «Крымнаш» для страны и народа спустя два года?

Что такое «Крымнаш»

Сейчас есть ощущение, что Крым из России никуда и не уходил. И это, по сути, не так далеко от истины. Для граждан страны и для большого количества жителей соседних республик тезис о «разделенном русском народе» является просто оборотом речи: и благодаря условности постсоветских границ, и вследствие размытой национальной идентичности. Украину и Белоруссию мы считали частью «Русского мира» задолго до того, как это понятие ворвалось в медийное пространство. «Там» жили «наши», пока антироссийский демон не узурпировал Киев. Крым же всегда был и оставался русским — Владимир Путин просто назвал вещи своими именами и формализовал процесс. Что нисколько не умаляет исторической значимости данного решения. Для простого люда все было проще: мы вернули свое. А потому это стоит любых издержек, будь то экономические санкции или внешнее давление.

Два года российские интеллектуалы пытались подвести идеологическую базу под мощное консолидирующее чувство, возникшее в русском обществе после возвращения полуострова. «Крымский консенсус» объединил бизнесмена и рабочего, домохозяйку и телезвезду, социалиста и настоящего либерала. Что же это за чувство? Связь времен и память о христианских корнях, уходящих сквозь советский интернационализм в царскую Россию вплоть до крещения князя Владимира в Херсонесе? Взрыв патриотизма, внезапно пробивший закупоренное потребительским благоденствием самосознание? «Русская весна», давшая старт тяге к собирательству русских земель?

«Эмоция, вызванная возвращением Крыма, была и будет всегда, — убежден российский философ, профессор философского факультета МГУ Федор Гиренок. — Дело в том, что у русского народа не сформировано национальное сознание, хотя его пытаются сформировать. Мы развивались не как нация. Русское сознание в большей части имперское, оно сформировалось за последние 200 лет. Нужно понимать, что, когда имеешь дело с русскими, имеешь дело с имперским сознанием со всеми его плюсами и изъянами».

Разве не удивительно, что рыхлое, раздробленное, аморфное, потерянное общество внезапно выкинуло мощную консолидирующую эмоцию, причем не в ответ на угрозу извне (мотив противостояния внешнему врагу появился позже), а реагируя на созидательную, позитивную, интеграцио

Новости партнеров

    «Эксперт»
    №12 (980) 21 марта 2016
    Домой
    Содержание:
    Сирийский тест пройден

    Операция российских ВКС в Сирии завершилась победой. Момент вывода основной части группировки был определен целым рядом внешнеполитических обстоятельств

    Главная новость
    Потребление
    Специальное обозрение
    Реклама