Об отсутствии собеседника

Александр Привалов
научный редактор журнала "Эксперт"
21 марта 2016, 00:00

Газета «Троицкий вариант» раздобыла и опубликовала стенограмму заседания правительства 27 июня 2013 года, на котором был одобрен проект закона о ликвидации Российской академии наук.

Фото: Эксперт
Александр Привалов

Ничего принципиально нового эти тринадцать страничек не открывают: доводы в пользу прекращения трёхсотлетней истории РАН, приведённые там министром Ливановым и его соратниками, оглашались в те дни и публично. Тем не менее стенограмма производит сильное впечатление: одно дело догадываться, другое — знать. Раньше мы только догадывались, что помимо смехотворной чепухи об освобождении учёных от прозаических забот о недвижимости у авторов реформы нет пригодных для произнесения вслух аргументов за разжалование Академии в маловлиятельный клуб руководимых чиновниками учёных, теперь мы это знаем. Видим мы теперь и настоящее, не показное отношение реформаторов к реформируемым.

Сделав ряд серьёзных возражений против законопроекта, президент РАН академик Фортов говорит в стенограмме: «Этот закон не проходил обсуждения ни в научной общественности, ни в РАН. Я получил его в руки только вчера в полдевятого вечера. Мои коллеги не знают про него ничего. Это как минимум странно и абсолютно неприемлемо. Так обращаться с учёными нельзя». Фортову тут же показывают, что так обращаться с учёными очень даже можно. Его конкретные возражения падают в пустоту. С ним никто не спорит; ему говорят: да-да, разумеется, вы кругом правы — всё будет по-нашему. Что же до требования обсудить реформу науки с учёными, то вице-премьеры Дворкович и Голодец и премьер Медведев указывают академику, что идеи документа и так обсуждены во властных структурах вдоль и поперёк. Особенно удачной вышла фраза: «И вчера мы постарались вовлечь в эту работу Владимира Евгеньевича Фортова». Попросту говоря: отстань, старик. С кем надо, с тем обсудили, а с вами-то зачем?

Тогда ещё, летом 13-го года, видел я злой комментарий незнакомого мне блогера: «Я вот понимаю эффективных реформаторов. Ты их реформируешь, а они суетятся, бегают, маленькие такие — весело! Как в муравейник пописать. Или ноги там оторвёшь, посмотришь, куда поползёт». Судя по обсуждаемой стенограмме, даже не так. Ни веселья, ни любопытства. Этих самых реформируемых просто не видят — и, уж конечно, искренне не считают собеседниками: они никто. Их нету. И это сравнительно новое явление. В прошлом нашем отечестве, например, научная «вертикаль» тоже была никак не равночестна главной, партийной, но она была. Люди, высоко стоящие в учёной иерархии, имели ощутимый вес — особенно в вопросах, прямо связанных с учёностью. В нынешнем же нашем отечестве общеуважаемой научной вертикали просто нет. Пресловутое «я начальник — ты дурак» стало аксиомой, не подразумевающей исключений ни для каких распрознаменитых суперакадемиков. Какой там «учёный, говорящий власти правду»? Какой ещё Павлов? Какой Капица? Забудь! Шевели пальцем в сапоге и помалкивай.

А ведь, казалось бы, что им, реформаторам, стоило соблюсти минимальные приличия, милостиво дозволив научной общественности пообсуждать законопроект? Не могли же они всерьёз думать, будто академики, получи они хоть немного времени, сумели бы организовать действенное сопротивление, — ясно же, что не сумели бы. Вот и дали бы этим ботаникам дня три, а то неделю — пусть бы выпустили пар, а? Учёные крики точно так же можно было проигнорировать, как это и было сделано в реальности, объявив, что «стороны пришли к компромиссу». И правда же пришли: убрали из проекта слово «ликвидация» и отсрочили или усложнили кое-какие процедуры демонтажа Академии. Но вот не дали реформаторы и трёх дней. Видимо, сказалось простое человеческое нежелание лишние три дня слушать неприятное.

Забавно было бы показать эту стенограмму человеку, до сих пор считающему, что в российских верхах борются друг с другом либералы и силовики. Он бы с восторгом понял, что так всё и есть! Либерал Шойгу говорит: я этого проекта не видел; вопрос крайне важен, надо ли принимать решение со слуха? Либерал Колокольцев: будет запредельный всплеск эмоций — может, устроим всё-таки сначала экспертное обсуждение? Либерал Лавров: я тоже увидел проект только на заседании; надо понять, какие механизмы будут использоваться, успокоить тех, кто взволнован… Но силовики настороже, либералам воли не дают. Силовик Улюкаев так прямо и чеканит: «Попытка сейчас не вносить его (проект. — А. П.), с моей точки зрения, только обострит те страсти, которые есть, и даст возможность, может быть, привести к некоторым негативным результатам». В столь глубокой полемике — как силовикам не победить.

К Академии наук к моменту её разгрома действительно были большие претензии. Очень большие. Ну так их и надо было предъявлять — ведь было кому их предъявить: в РАН хватало настоящих учёных, способных адекватно реагировать на доводы рассудка. Теперь про претензии разговору стало меньше. Не столько потому, что «поздно пить боржоми» — кое-где даже не поздно, ещё не все почки поотваливались, — сколько потому, что некому выкатывать претензии. Если, как предельно вежливо сказал недавно «Эксперту» один известный учёный, «из-за во многом непродуманной реорганизации Академии наук оказалось, что центр научных компетенций и центр управления фундаментальной наукой сейчас разнесены», то это, помимо прочего, означает, что спрашивать стало не с кого и серьёзно разговаривать не с кем. Ну давайте, как делают многие, пойдём сейчас к чиновникам Федерального агентства научных организаций или к чиновникам Министерства образования и науки, да и начнём предъявлять им претензии по поводу, например, эпидемии слияний научных институтов, имеющих между собой общего разве что смутную перекличку названий, а то и просто близкие друг к другу адреса. Полагаете, мы добьёмся хоть какого-нибудь результата? Как, по слухам, маршал Тухачевский после доклада о танковых клиньях ответил маршалу Будённому на вопрос о роли конницы, «вам, Семён Михайлович, не всё и объяснить можно».

Триста лет не было в нашем отечестве «эффективных менеджеров», а Академия наук была — теперь, по грехам нашим, всё стало ровно наоборот. Результаты и уже налицо, а уж что дальше будет…