И снова рейтинг

28 марта 2016, 00:00
МГУ — первый среди российских вузов в рейтинге Quacquarelli Symonds и 107-й среди мировых университетов

Российские вузы укрепили свои позиции в международном рейтинге, регулярно составляемом британской компанией Quacquarelli Symonds. В нем вузы оцениваются с точки зрения качества обучения по 43 дисциплинам. Как пояснил «Эксперту» зам. проректора МГУ Леонид Гусев, рейтинг учитывает несколько параметров, каждый из которых имеет определенный вес при подсчете окончательного результата: на академическую репутацию приходится 40%, на работодателей — 10%, соотношение численности преподавательского состава и числа студентов — 20%, индекс цитируемости равен 20%, долю иностранных преподавателей — 5% и на долю иностранных студентов — 5%.

 В 2016 году восемь отечественных университетов заняли 20 мест в первой сотне рейтингов по различным предметам. В прошлом году их было вдвое меньше: тогда только четыре высших учебных заведения из России вошли в сотню по восьми предметам. Сейчас в лидерах среди наших — МГУ: он в первой сотне по 12 предметам. И первая среди этих дисциплин лингвистика: МГУ занимает здесь 17-е место среди вошедших в рейтинг 300 мировых университетов. О том, что стало основой лидерства МГУ в лингвистике, «Эксперту» рассказал заведующий кафедрой теоретической и прикладной лингвистики филологического факультета МГУ член-корреспондент РАН Владимир Плунгян.

Рейтинг адекватно отражает место лингвистики МГУ в мировом академическом поле?

— Я, честно говоря, скептически отношусь к разного рода рейтингам вузов: часто в их основе формальные количественные оценки: публикационной активности, индекса цитируемости и других показателей. Хорошо известно, что такие оценки — вещь ненадежная. Только специалисты могут по-настоящему определить, кто чего стоит. Но именно этот рейтинг основан в большей степени на экспертной оценке уровня развития той или иной дисциплины в университетах. Так что высокий рейтинг в этом случае может и правда свидетельствовать о том, что теоретическая лингвистика в МГУ пользуется авторитетом в мировом научном сообществе. И действительно, теоретическая лингвистика — это наряду с теоретической физикой и математикой, пожалуй, один из немногих островков, где российская наука с трудом, но все же продолжает удерживать какие-то значимые позиции в мире.

— Как же вы добились такого авторитета?

— Наверное, это связано со всей историей нашей кафедры. Ее создали в 1960 году (тогда она была известна как кафедра структурной и прикладной лингвистики) по инициативе математиков. А поскольку математическая школа в МГУ всегда была сильной, то и это направление достаточно быстро достигло высокого уровня. Наши специалисты известны и работают во всем мире. Например, такая авторитетная международная организация, как Ассоциация лингвистической типологии, множество раз присуждала премии за лучшие диссертации именно нашим выпускникам.

Нас знают и как сильных специалистов в полевой лингвистике. На нашей кафедре была заложена традиция лингвистических экспедиций, участники которых побывали на Кавказе, в Сибири, на Дальнем Востоке, на Камчатке, на Крайнем Севере и в других местах, описали множество бесписьменных и малых языков России, опубликовали грамматики и словари, на которые теперь опираются исследователи всех стран.

Один из самых знаменитых наших преподавателей — академик Андрей Анатольевич Зализняк, который сейчас, наверное, наиболее известен тем, что сумел по-новому прочесть новгородские берестяные грамоты и доказал существование особого новгородского диалекта древнерусского языка. А много лет назад он же составил грамматический словарь русского языка, который оказался основой практически всех поисковых программ в интернете (такие программы должны уметь, например, опознавать разные формы слов, что отнюдь не простая задача). Так что теоретическая лингвистика имеет очень важное прикладное значение в современном мире — в области компьютерных технологий. Хотя и теория в нашей науке очень важна: что может быть интереснее изучения человеческого языка!

Насколько я знаю, в этом рейтинге направления оценивают не только ученые, но и работодатели.

— С этой точки зрения мы в мире тоже на хорошем счету. Многие наши выпускники успешно работают в современных ИТ-компаниях — в том числе в таких гигантских, как Яндекс и Google. Автоматический перевод, автоматическая обработка информации, распознавание речи, голосовой поиск — все это прикладные для нашей специальности сферы.

Как вы добиваетесь высокого уровня подготовки выпускников?

— Во-первых, мы реализуем уникальную учебную программу, в которой обобщен результат и мирового, и нашего многолетнего опыта; с такой полнотой и интенсивностью теоретическую лингвистику преподают всего в нескольких университетах в мире. Во-вторых, мы изначально взяли за правило приглашать для преподавания работающих ученых, прежде всего сотрудников академических институтов, которые лучше всего могут рассказать студентам о последних достижениях в той или иной области науки. Это распространенная практика в сильных вузах: в американском MIT, у нас в Физтехе. Хотя в последние годы, к сожалению, бюрократических препятствий для такой практики стало больше, и нам это делать все сложнее. Но нужно понимать, что именно в результате такого подхода наши студенты почти сразу включаются в научную работу, уже со второго-третьего курса принимают участие в полноценных исследованиях, публикуют статьи, участвуют в конференциях. Так что к четвертому курсу лучшие из них — это уже практически сложившиеся специалисты, скорее даже не ученики, а наши младшие коллеги.