«Нам нужна экономика, конкурентоспособная не только сегодня, но и завтра»

Андрей Градецкий
28 марта 2016, 00:00

Первый заместитель председателя правительства Ульяновской области Александр Смекалин рассказывает о политике привлечения инвестиций и внедрения инноваций при построении в регионе новой индустриальной экономики

Первый заместитель председателя правительства Ульяновской области Александр Смекалин

Основа новой экономики Ульяновской области — привлечение промышленных инвестиций, процесс, ставший для региона аспектом государственной политики. Этим объясняется формат работы, выбранный региональным правительством для усовершенствования делового климата — Ульяновская область тоже рассматривает себя в качестве инвестора: инвестиции в инфраструктуру индустриальных парков, в организационное окружение инвестпроцесса приносят прибыль в виде налогов и улучшения среды проживания. Сквозное сопровождение инвесторов от принятия решения о размещении производства до его локализации и создания R&D-центров создает условия для долгосрочного развития бизнеса на территории региона. Аналогичная ситуация — с инновационной деятельностью. В результате инвестиционный и инновационный процессы идут параллельно, принимая форму кластеров, что обеспечивает быструю разработку технологий и их внедрение в производственный цикл. Новая экономика только набирает обороты. Сегодня она требует решения трех ключевых задач. Первая — форсирование инвестиционного и инновационного процессов, а также совершенствование кооперационных связей внутри кластеров. Вторая — создание механизмов целевого инвестирования результатов новой экономики в социальную инфраструктуру региона. И третья — разработка институциональных мер, направленных на стабильное развитие новой экономики в среднесрочной и долгосрочной перспективе.

— Почему в середине 2000-х годов возникла необходимость в кардинальном изменении курса экономического развития Ульяновской области?

— Исторически, с момента своего образования, Ульяновская область развивалась как промышленный регион с упором на машиностроение и металлообработку. Сырьевая составляющая всегда была незначительна. Но в 2004 году по причине глубокого социально-экономического кризиса встал вопрос о сохранении самостоятельности Ульяновской области как субъекта федерации. Дошло до того, что прорабатывались варианты ее слияния с Самарской областью и Республикой Татарстан. Дело в том, что в этот период целостная экономика Ульяновской области практически перестала существовать, распавшись на экономики нескольких моногородов, которые чувствовали себя не очень хорошо. В таком состоянии губернатор Сергей Иванович Морозов в 2005 году принял руководство областью. Возрождение региональной экономики началось с восстановления производства промышленно-строительных материалов, пищевой и перерабатывающей промышленности. Позднее встала задача привлекать принципиально новые технологии, создавать конкурентоспособные предприятия. Именно тогда был провозглашен курс на новую индустриализацию и создание благоприятного инвестклимата.

— Можно подробнее рассказать о политике реиндустриализации?

— Мы двигаемся по трем этапам. Первый — восстановление предприятий, которые по факту прекратили свою деятельность, но сохранили компетенции. Мы либо нашли для них партнеров, либо поддержали руководство предприятия, если оно готово было создавать эффективное производство, способное работать в рыночной среде. Второй этап — привлечение в регион конкурентоспособных предприятий, в том числе мировых лидеров в своей области. Для создания конкурентоспособной экономики в ней должны работать конкурентоспособные предприятия, понимающие рынок. Именно поэтому мы приглашаем в регион компании с мировым именем такие, как DMG Mori, Henkel, Bridgestone и многие другие. Сейчас реализуется третий этап — иностранные компании не просто заходят в регион и локализуют «отверточную» сборку», мы занимаемся полноценным трансфером технологий, стимулируем предприятия к размещению не только производственного цикла, но и R&D-центров. Наиболее ярким примером является та же DMG Mori, которая уже локализовала здесь конструкторское бюро и сейчас по заказу своих российских партнеров-потребителей дорабатывает станки и оборудование. Или компания Mars — сейчас в Ульяновской области строится их научно-исследовательский центр (четвертый в мире НИЦ по кормам для домашних животных). Кроме того, такие компании как Robert Bosch, Fresenius, DMG Mori создают обучающие центры, которые позволяют повышать квалификацию специалистов, учат работать с современным оборудованием и материалами по современным технологиям.

Инвестиции в новой экономике

— Привлечение инвестиций — краеугольный камень политики реиндустриализации. В чем суть подхода Ульяновской области к привлечению инвесторов?

— Прежде всего, мы признаем, что привлечение инвестиций — один из основных драйверов развития в регионе. Во-вторых, мы выстраиваем свою инвестиционную политику, основываясь на потребностях инвестора. Все регионы работают в одном правовом поле, у большинства схожее законодательство и меры государственной поддержки. Только вот где-то это работает, а где-то нет. На мой взгляд, дело в том, что меры государственной поддержки должны быть именно такие, какие нужны непосредственно инвестору. В нашем регионе инвестор может найти любую их конфигурацию. Это региональные налоговые льготы, субсидии, обеспеченные инфраструктурой площадки (индустриальные парки, особая экономическая зона, наноцентр). Мы расширяем этот перечень: создаем новые территории опережающего развития, прорабатываем вопрос заключения специальных инвестиционных контрактов совместно с Минпромторгом России.

— Какие инвесторы приходят в регион?

— Их несколько категорий.

Во-первых, признанные лидеры в своих отраслях, брендовые инвесторы. Разумеется, мы рады всем инвесторам, но при этом стараемся работать с лидерами отрасли, потому что сами стремимся быть передовым регионом. Лидер не только имеет возможность реализовать свой проект и выйти на рынок. Он приносит в регион новую культуру менеджмента, культуру производства и приходит в регион надолго, поэтому можно с уверенностью говорить о стабильности предприятия. Разумеется, текучка кадров свойственна любому предприятию. Но если сотрудник принимает решение перейти на другую работу, он, являясь носителем новой производственной и управленческой культуры, распространяет ее на новом рабочем месте.

Инвесторы второй волны — я имею в виду локализацию поставщиков и прочих бизнес-партнеров инвестора, успешно завершившего реализацию проекта на территории Ульяновской области. Нам это помогает создать в регионе более устойчивую экономическую систему, а инвестору — найти путь на рынок сбыта.

В-третьих, это инвесторы, которые впервые рассматривают Россию как территорию для проекта. В начале нашего инвестиционного пути мы были регионом вторых или третьих заводов. То есть инвестор обычно приходит в столичный регион, строит там первый завод. Потом становится на ноги и начинает развиваться в России: строить следующие заводы в Поволжье либо за Уралом. Сейчас мы переломили эту тенденцию — многие компании выбирают именно нас, строят свои первые предприятия в Ульяновской области.

Кроме этого, с недавнего времени мы начали работать с предприятиями, которые уже базируются в России и планируют работать на экспорт.

— Расскажите о мерах по созданию благоприятной среды для инвесторов.

— Когда инвестор выбирает регион, он исходит из минимизации затрат своих основных ресурсов — своих  денег и времени. Чем меньше эти затраты, тем эффективнее будет проект. Для решения именно этой задачи работает «одно окно» для инвестора — Корпорация развития Ульяновской области. Корпорация — это специализированная команда профессионалов, которые сопровождают проекты на всех этапах реализации вплоть до выпуска первой партии продукции. Причем даже после этого мы не бросаем инвестора — дальше мы помогаем ему найти партнеров, выстроить систему сбыта и логистики. То есть стараемся гармонично интегрировать проект в региональную экономику.

В данном случае Ульяновская область сама выступает таким же инвестором — регион так же тратит время и ресурсы для получения прибыли. Чтобы получить эту прибыль в виде налогов, развития потенциала реального сектора экономики, социальной сферы, а также кадрового потенциала региона, мы вкладываем средства в создание инвестиционной инфраструктуры (площадок brownfield и greenfield), тратим кадровые ресурсы на обеспечение деятельности институтов развития бизнеса и снижение административных барьеров, формируем актуальную правовую базу, регулирующую государственную поддержку бизнеса, исходя из его интересов.

— Что предпринимается для упрощения административных процедур, с которыми приходится иметь дело инвесторам?

— Во-первых, мы юридически сокращаем сроки и количество самих процедур. Например, недавно упрощены процессы подключения к электро- и газовым сетям, регистрации прав собственности.

Во-вторых, в Ульяновской области довольно развита институциональная составляющая инвестиционной политики. Кроме, так скажем, надотраслевых институтов развития — Корпорации развития для крупных инвесторов и Корпорации по развитию предпринимательства, ориентированной на малый и средний бизнес, — с узкоотраслевыми проектами работают институты развития при региональных министерствах. Кроме того, эффективно действуют многофункциональные центры, оказывающие консультационные услуги для бизнеса и содействие в оформлении необходимой разрешительной документации. Также у нас есть европейский экспортный центр, который оказывает правовую поддержку и помогает продвигать продукцию ульяновских предприятий за пределами региона и Российской Федерации.

В прошлом году мы всерьез занялись решением проблем надзорной системы. Ульяновская область является единственным регионом, где создается рискоориентированная модель контрольно-надзорной деятельности. Для начала мы создали штаб, куда вошли руководители надзорных органов. Они анализируют, насколько то или иное нарушение несет угрозу жизни и здоровью, насколько взыскания или наказание соответствуют тяжести этого нарушения, какова обоснованность количества проверок и так далее. Кроме того, соответствующим образом изменен региональный административный кодекс — мы дополнили его положениями, позволяющими проводить профилактику нарушений. А именно: если нарушение происходит впервые или оно выявлено в рамках проверки, инициатором которой выступил сам предприниматель, то надзорный орган обязан не сразу накладывать штраф, а вынести предписание об устранении нарушения.

— Изменилась ли инвестиционная политика в связи с новыми геополитическими факторами?

— В прошлом году активность иностранных инвесторов, в первую очередь европейских, снизилась. Однако ни один проект у нас не остановился. В 2015 году в эксплуатацию введены десять новых предприятий, восемь из них — иностранные компании. Сегодня ситуация стабилизировалась. Мы взаимодействуем с нашими партнерами из Нидерландов, Чехии, Германии, Франции. Например, в этом году началось строительство двух крупных торговых комплексов: «Леруа Мерлен» и «Декатлон». В этом году начинается строительство завода немецкой компании Hermle, стартовал проект чешской компании Hestego. То есть и органы власти, и бизнес начинают приспосабливаться к новым условиям.

<h3>В начале нашего пути мы были регионом вторых или третьих заводов. Теперь многие компании строят свои первые предприятия именно в Ульяновской области</h3> 72.jpg

В начале нашего пути мы были регионом вторых или третьих заводов. Теперь многие компании строят свои первые предприятия именно в Ульяновской области

При этом мы стали больше уделять внимания нашим восточным партнерам — работаем с японскими, китайскими, корейскими компаниями, диверсифицируя инвестиционный портфель по страновой составляющей.

Что касается российских компаний, то их инвестиционная активность значительно выросла — в прошедшем году мы подписали соглашения с семью российскими крупными компаниями, в основном в сфере АПК.

Инновации в новой экономике

— Реиндустриализация — базис для строительства в Ульяновской области экономики нового уклада, но что это за экономика?

— Следующий этап развития после реиндустриализации — создание среды, которая не только привлекала бы имеющиеся технологии, но и вырабатывала новые, которые бы потом применялись в реальном секторе экономики. Нам надо построить экономику, которая была бы конкурентоспособна не только сегодня, но и завтра. Новая экономика, по нашему мнению, основана на знаниях и науке, в первую очередь науке прикладной. Имеющийся потенциал мы задействуем в сфере ИТ, материаловедения, машиностроения. Будем развивать межотраслевые направления на стыке дисциплин — альтернативную энергетику, e-health (электронное здоровье), ядерную медицину. И, разумеется, никуда не уйдем от развития традиционной для региона промышленности. Поэтому мы и стремимся, чтобы пришедшие в регион компании локализовали здесь свое производство и создавали исследовательские центры. Но чтобы эта среда производила новые технологии, требуется наличие именно своих специализированных научно-исследовательских центров, технокампусов, R&D-центров. Уже в ближайшее время мы сконцентрируемся на создании такой инфраструктуры для новой экономики. Первым опытом является нанотехнологический центр, который уже доказал свою эффективность. Есть планы тиражировать этот проект, консолидировав все необходимое для создания стартапов и коммерциализации технологий в одной точке, чтобы сформировать инфраструктуру для постоянного общения, зарождения и реализации этих идей, подкрепленную современной социальной инфраструктурой.

— Чтобы технологии работали на экономику, они должны быть внедрены в нее. Что собой представляет процесс внедрения?

— Здесь несколько направлений. Во-первых, в Ульяновской области довольно прочны научные связи между производственными предприятиями и учебными заведениями. Это находит выражение в совместных проектах, базовых кафедрах в учебных заведениях, создании временных коллективов для решения конкретных задач предприятий. Во-вторых, создание технологий производства конечного продукта, так называемых стартапов. Это задача нашего нанотехнологического центра и технопарков, существующих в каждом университете Ульяновской области. В-третьих, выстроена система взаимодействия со всеми федеральными институтами развития, которые имеют ресурс для поддержки проектов на каждой стадии процесса «идея — прототип — разработка технологии — продажа конечного продукта». Это «Роснано», РВК, фонд Бортника (Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере), «Сколково» и другие фонды. Только за последние пять лет в Ульяновской области появилось более 60 малых инновационных предприятий, которые уже вышли на серийное производство инновационной продукции и продают ее в России и за рубежом.

— Внедрение инноваций в промышленность может осуществляться через инжиниринг. Есть ли такие примеры в Ульяновской области?

— Инжинирингом у нас активно занимается компания «Халтек», которая сотрудничает с компаниями Yamazaki Mazak и Sumitomo. Инжиниринговые услуги оказывает также компания DMG Mori.

Мы ставим перед собой задачу локализации инжиниринговых компаний, которые не просто занимаются разработкой технологий, но и встраивают их в реальный сектор экономики, — ведем с ними переговоры, планируем создавать для них исследовательскую инфраструктуру по аналогии с нанотехнологическим центром.

— От новой экономики мы плавно перешли к инновационной политике. Что она представляет собой применительно к Ульяновской области?

— У нас сформирована законодательная база, регулирующая сопровождение инновационных проектов. Она была разработана по аналогии с инвестиционной законодательная базой, но имеет особенности, связанные с поддержкой выхода продуктов на рынок. Это касается сертификации и внедрения инновационной продукции. Мы стараемся поддерживать инновационные проекты любого уровня, начиная с проектов школьников и студентов начальных курсов. Поддержка таких проектов в основном осуществляется по линии программ фонда Бортника «Умник» и «Старт», тогда как дополнительное инвестирование более крупных проектов осуществляется через Ульяновский центр нанотехнологий — наноцентр не только сопровождает проекты, но и консультирует проектные команды по вопросам коммерциализации разработок.

В Ульяновской области функционируют два кластера федерального масштаба: авиационный и ядерно-инновационный (оба включены в 125 ведущих инновационных кластеров России). Также мы работаем над созданием региональных отраслевых кластеров — в сфере ИТ, станкостроения, производства стройматериалов и стекла. Именно кластерная модель используется для внедрения инновационных проектов в действующую экономику. Этот формат позволяет не только поддержать проект путем создания специализированных центров компетенций, прототипирования, коллективного пользования, но и решить вопрос подготовки кадров для нужд новой экономики и социального окружения инновационных проектов — это и решение вопросов с жильем, и, в общем, все, что касается комфортного проживания сотрудников высокотехнологичных компаний. А их ожидания относительно уровня жизни достаточно высоки, поскольку специалисты привыкли работать в Европе, Америке или в ведущих азиатских странах. Кроме того, через кластерную модель проекты могут быть интегрированы в глобальные бизнес-цепочки крупных российских и зарубежных компаний.

Кадры и социальная политика

— Расскажите о системе подготовки кадров для новой экономики.

— По счастью, в свое время нам удалось сохранить систему среднего профессионального образования. Вопрос в том, что сейчас ее нужно актуализировать — перенастраивать, чтобы выпускники имели возможность работать на современных предприятиях. Для этого на территории Ульяновской области реализуется несколько программ.

Например, дуальное образование. Программа предполагает закрепление групп студентов за потенциальными работодателями. Будущие специалисты получают возможность проходить теоретическую и практическую часть учебной программы в «полевых условиях».

Также мы участвуем в конкурсе по созданию одного из шести всероссийских центров компетенций движения WorldSkills. В случае победы у нас откроется центр принципиально нового профессионального образования.

Если говорить о вузовском образовании, то два наших университета, УлГУ и УлГТУ, имеют серьезные компетенции в сфере авиации, машиностроения, градостроительства. В целом сохранился институт базовых кафедр наших предприятий «Марс», «Утес», УКПБ, «Авиастар». Сейчас мы ищем новые возможности взаимодействия этих вузов с предприятиями. Развивается ресурс еще одного вуза — педагогического университета, поскольку не менее важно повышать компетенции самих педагогов. Будущие педагоги должны мыслить категориями, которые позволят им готовить специалистов для новой экономики. Подготовка педсостава — инвестиции более длительного характера, однако они обеспечат больший эффект именно с точки зрения стратегического планирования в сфере модернизации системы образования и более всего повлияют на качество профориентации школьников.

Для развития послевузовского образования нами разработана программа субсидирования затрат на обучение не только на территории нашего региона, но и за его пределами, в ведущих иностранных учебных заведениях и научно-исследовательских центрах. Эта работа проводится за счет средств регионального бюджета в рамках программ развития основных кластеров — авиационного, ядерного и инновационного.

— Как новая экономика будет влиять на улучшение качества жизни населения Ульяновской области?

— Как известно, потребности человека ранжируются в соответствии с пирамидой Маслоу. Первый уровень потребностей — потребность в безопасности с точки зрения жизнеобеспечения. Она была удовлетворена в первые годы работы команды губернатора: тогда были решены вопросы с теплоснабжением, продовольственной безопасностью, транспортной инфраструктурой. Второй уровень — удовлетворение основных потребностей, то есть получение достойной работы, жилья и так далее. Связанные с этим вопросы мы решаем сейчас. Но теперь жители Ульяновской области начинают планировать на перспективу и совершенно законно требовать более комфортных условий проживания. Теперь необходимо заниматься благоустройством, повышать качество бытовых услуг, восстанавливать парки, объекты социально-культурного наследия. Сервисы и услуги должны стать доступными, комфортными и разнообразными.

Постепенно Ульяновская область перестает быть исключительно поставщиком кадров в другие регионы. Новые крупные игроки, новые предприятия позволяют нам разворачивать поток миграции в обратную сторону. Но чтобы люди сюда приехали или вернулись, их нужно не только обеспечить качественной работой, но и избавить от бытовых проблем. В Ульяновской области, например, действуют специализированные жилищные программы — с НИИ атомных реакторов мы реализовали программу предоставления жилья на льготных условиях; для инвесторов и сотрудников высокотехнологичных компаний начинаем строить жилые поселки. Сейчас приезжают серьезные специалисты, которым привычна более качественная институциональная среда и современные условия жизни. Логично, что они предъявляют к нашему региону завышенные требования и ставят перед нами задачи, о важности которых мы и не подозревали. Для нас это своего рода вызов, что позволяет нам быстрее двигаться вперед и тем самым делать жизнь комфортной для всех жителей региона.