Рецессия в экономике РФ длится уже шесть кварталов

11 апреля 2016, 00:00

Снижение инфляции опережает график Банка России

Росстат объявил первую оценку динамики ВВП в последнем квартале прошлого года. По расчетам статведомства, общий объем добавленной стоимости, созданной в экономике РФ в октябре–декабре 2015 года, был (в постоянных ценах) ниже показателя годичной давности на 3,8%. Если пересчитать цифры Росстата в более привычной в практике международных сопоставлений метрике динамики «к предыдущему кварталу после сезонной и календарной корректировки», то окажется, что российский ВВП в четвертом квартале прошлого года снизился по отношению к третьему кварталу на 2% в годовом выражении. Таким образом, небольшой прирост ВВП в третьем квартале (на 0,6% по отношению ко второму) не стал точкой завершения нынешней рецессии. Это было ожидаемо большинством аналитиков, отмечавших начало новой волны промышленного спада в ноябре и углубление провала реальных доходов и покупок домохозяйств в четвертом квартале.

Итак, нынешняя рецессия в российской экономике статистически подтвержденно длится уже шесть кварталов (предкризисный пик зафиксирован во втором квартале 2014 года), а накопленная глубина спада ВВП составляет 4,8%. При этом наблюдается крайне неоднородная картина динамики выпуска по секторам экономики. В эпицентре кризиса находятся обрабатывающая промышленность (сжатие добавленной стоимости в четвертом квартале прошлого года по отношению ко второму кварталу 2014-го достигло здесь уже 7,1%) и строительство (минус 6,7%). При этом сельское хозяйство и добывающие отрасли демонстрируют положительный прирост выпуска в целом за рассматриваемый период (+2,5% и +1,7% соответственно).

Важно отметить, что в 2008–2009 годах рецессия в нашей экономике продлилась всего четыре квартала, но при этом накопленный спад ВВП был существенно — более чем вдвое — глубоким, чем нынешний: от «пика» во втором квартале 2008 года до «дна» во втором квартале 2009-го ВВП сжался почти на 11%.

Похоже, в отличие от 2009 года, когда макроэкономический кризис протекал по типу V (резкий глубокий спад, затем быстрый отскок), сегодня мы имеем дело с затяжным кризисом по типу L: менее глубокий спад или череда сменяющих друг друга спадов и плато с неопределенным таймингом перехода к росту. Ни правительство, ни Центробанк, ни реальный сектор экономики, ни банки не готовы рискнуть первыми и выступить застрельщиками экономического подъема.  При этом каждый квартал продолжения вялой стагнации умножает эффекты привыкания к ней — в виде сжатия и примитивизации товарного спроса, расширения теневой и неформальной экономики.

Текущая инфляция к концу первого квартала снизилась до целевого уровня ЦБ в 4% годовых (после сезонной коррекции). Рекордно низкая сезонно скорректированная инфляция начала 2016 года — в значительной мере результат отрицательного вклада плодоовощных цен; последние были ниже соответствующих прошлогодних. Более информативна для понимания текущей инфляционной ситуации очищенная от влияния продовольствия и административно регулируемых тарифов так называемая базовая инфляция. Ее текущий сезонно скорректированный уровень в марте сложился в размере порядка 6% годовых.

По итогам марта индекс потребительских цен по отношению к марту 2015-го снизился до 7,3% (против 16,9% год назад и 12,9% в декабре). Торможение роста цен — естественный результат вялого потребительского спроса, сжавшегося в реальном выражении на 12% к уровням 2014 года из-за падения доходов домохозяйств и сдутия кредитного пузыря. Из-за низкой покупательской активности населения реакция цен на скачки обменного курса рубля была существенно менее выраженной, чем в прошлом году.

Покомпонентное продовольствие вносит главный вклад в дезинфляцию. Еда даже без учета плодоовощной продукции подорожала за год лишь на 6,7%. Это самый низкий показатель удорожания данной товарной группы с начала 2012 года. Наиболее значительное сдерживающее влияние на рост продовольственных цен, помимо овощей и фруктов, оказывают мясные продукты и алкоголь.

Непродовольственная инфляция (8,8% в годовом сопоставлении) продолжает оставаться выше общей, несмотря на сдерживающее влияние на цены укрепления рубля в феврале–марте. Наиболее подорожавшими за год, помимо представляющих избирательный интерес табачных изделий, остаются ткани, одежда и особенно обувь, электротовары и бытовая техника.

Стоимость услуг в марте практически не выросла, что предопределило снижение до 8,2% годового прироста цен на них, в целом типичного для 2013–2014 годов.

 72.jpg

Благодаря эффекту базы (низкой инфляции во втором квартале 2015-го) годовая инфляция в апреле–июне текущего года, скорее всего, останется в коридоре 7–8% годовых. В дальнейшем вероятен некоторый рост продовольственной инфляция. Тем не менее в четвертом квартале 2016 года уровень инфляция, вероятно, не будет превышать 6% — уровня, прогнозируемого ЦБ на первый квартал 2017 года. С учетом сохраняющихся рецессионных тенденций в реальном секторе экономики отмеченный тренд к дезинфляции делает высоковероятным снижение ключевой ставки уже на следующем заседании совета директоров Банка России в конце апреля минимум на 50 базисных пунктов.

 73.jpg