Кислородное голодание

11 апреля 2016, 00:00

Значение инвестиций для экономики можно сравнить со значением кислорода для человеческого организма. Недостаток кислорода ведет к сонливости, спаду физической и умственной активности. Так и недостаток инвестиций в экономике ведет к спаду и деградации

Игорь Шапошников

Наш инвестиционный обзор показал очевидную тенденцию: деньги вроде есть — у банков, у фондов, у ряда неких инвесторов, — но вкладывать они их пока не очень-то хотят. Исключение могут составлять уж очень «вкусные» проекты или производства в определенных отраслях, например в агропроме, или, наконец, истории с господдержкой. Компании со своей стороны готовы инвестировать опять-таки лишь в том случае, если им удастся приобщиться к господдержке. Или если уж совсем нет выбора. В целом же приходится констатировать инвестиционную паузу. Правительство пытается ее заполнить по мере сил — но силы эти явно не безграничны. Да, есть 100 млрд, выдаваемые Банком России, да есть 40 млрд у Фонда развития промышленности. Есть Фонд национального благосостояния и средства федерального бюджета, выделяемые на целевые программы, наконец. Но очевидно, что в масштабах такой огромной страны этого критически мало. И лишь отдельным предприятиям удается получить доступ к маске с кислородом.

К концу этого — середине будущего года станет очевидно, насколько эффективными оказались меры господдержки. Авось Банк России согласится на расширение программы поддержки инвестиционных проектов, реализуемых с помощью проектного финансирования, — в конце концов, в ней все равно участвует только узкий круг банков. Но вопрос не только в продолжении программы — вопрос в изменении всей экономической реальности. Банки должны выдавать кредиты, а не сидеть на межбанке и на валютном рынке. Рынок облигаций должен быть в разы больше, чем сейчас. Эти облигации кто-то должен постоянно покупать и продавать. Должен быть нормальный, развитый денежный рынок.

Руководитель направления анализа и прогнозирования развития отраслей реального сектора ЦМАКП Владимир Сальников отмечает, что сегодня инвестирование проекта во многом зависит от того, на какое оборудование он ориентирован — импортное или отечественное. Если в проекте задействовано отечественное оборудование (или импортное, но доля затрат на него невелика), то инвестиции возможны. В противном же случае проект становится слишком дорогим. Поэтому очевидно, что новым «агропромом» для государства, то есть отраслью, получающей дешевые кредиты, должно стать станкостроение.

«Это непростое время для развития, — говорят в Генерирующей компании (строит Казанскую ТЭЦ в рамках программы поддержки проектного финансирования Банка России). — Но бывают моменты, когда вне зависимости от текущей ситуации не развиваться нельзя. Такая ситуация у нас: наши станции имеют надежное оборудование, позволяющее бесперебойно снабжать потребителей энергией, но в нынешних экономических условиях мало обеспечить надежность и бесперебойность в работе генерирующего оборудования, нужно поставлять на рынок конкурентоспособную по цене продукцию. А старое оборудование этого не позволяет. Именно поэтому для Казанской ТЭЦ-1 нет иного варианта, кроме модернизации. Помимо этого после ввода нового энергоблока мы сможем обеспечить столичный энергодефицитный регион республики достаточным потенциалом для дальнейшего развития экономики и социальной сферы».

Примерно так же ответили на вопрос об удобном моменте для инвестиций в компании «Агропромкомплектация» (строит животноводческий комплекс на 6000 голов КРС в Тверской области в рамках той же программы). «Относительно “оживления инвестиционного процесса в экономике в ближайшее время” делать прогнозы не беремся, — сказали в компании. — Для нас это проект, который позволит практически двукратно увеличить объемы производства. Инвестирование в собственное развитие всегда плодотворно».

Вопрос в том, что мы можем сделать для развития.