Диалог о диалоге

Геворг Мирзаян
доцент Департамента медиабизнеса и массовых коммуникаций Финансового Университета при правительстве РФ
18 апреля 2016, 00:00

Представители Москвы и Брюсселя заявили о возобновлении работы Совета Россия—НАТО. Речь идет не о примирении, а о начале конструктивного обсуждения нового формата российско-западных отношений

В Брюсселе пройдет первый за два года Совет Россия—НАТО

Прерванный в 2014 году по инициативе альянса, Совет должен снова собраться 20 апреля. Это мероприятие можно рассматривать как первый институциональный сигнал восстановления российско-западных отношений но взаимоприемлемого уровня.

Эксперты давно воспринимали это восстановление как безальтернативное: стороны фактически отыграли сценарий конфронтации до логичного конца. Москва сделала то, что должна была сделать, — использовала историческую возможность для возврата одной из важнейших с точки зрения российского сознания территорий, а также разрушила мировой порядок, который Запад не хотел добровольно менять. В свою очередь, и США с Европой сделали то, что должны были, — ввели против России санкции и заморозили отношения. Им нужно было либо принудить Кремль склеить обломки порядка и отдать Крым Укриаине, либо заставить его заплатить такую политическую и экономическую цену, чтобы Китай, Иран и другие потенциальные нарушители и не помышляли о подобном. И теперь, когда можно отчитаться о многомиллиардных потерях российской экономики от санкций, конфронтацию пора заканчивать. В ином случае она может перейти в неконтролируемое русло. И если раньше такой риск исходил только из Украины (где Петр Порошенко своими действиями мог вовлечь Москву и Брюссель в войну), то сейчас к числу возможных провокаторов присоединилась и Турция. Не говоря уже об агрессивной риторике и действиях самих участников конфликта.

Судя по всему, первые заседания Совета будут посвящены именно снижению рисков, а также развенчанию мифов, которые за время нынешней конфронтации сложились у сторон относительно друг друга. С этой точки зрения прямой диалог всегда важнее и полезнее, чем обмен заявлениями через СМИ или пресс-секретарей министерств (особенно сейчас, когда в моду вошли резкие высказывания лиц, по долгу службы обязанных быть дипломатичными). Так, по мнению некоторых арабистов, именно после серии прямых переговоров между Москвой и монархиями Залива сторонам удалось преодолеть фобии и начать более-менее конструктивное сотрудничество. Возможно, некий modus vivendi Кремлю удастся выработать и с альянсом. Если, конечно, стороны найдут способ совместить свои интересы.

В Европе вам не место

Инициатива возобновить работу Совета исходила от стран НАТО, причем руководство альянса отказывается рассматривать это как свою капитуляцию перед Москвой. «Я считаю, что диалог — это проявление не слабости, а силы», — полагает генсек НАТО Йенс Столтенберг. Чиновники говорят скорее о желании проявить больше прагматизма в отношениях с Кремлем. «Есть много вопросов и тем, по которым даже формальный диалог союзников с Россией не только полезен, но и необходим», — считает министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер. Даже западные политики признают, что Россия на сегодняшний день является важным и ответственным игроком на международной арене. Москва смиренно терпит украинские провокации и воздерживается от эскалации конфликта на Донбассе. Кроме того, Россия активно участвует в войне против терроризма. Причем действует ответственно — не в отрыве от Запада, а пытаясь находить общий знаменатель с теми же американцами и европейцами. При этом Кремль регулярно со всех площадок призывает страны Запада сотрудничать в этой войне.

С другой стороны, у НАТО есть к России ряд претензий. И дело здесь даже не в Украине и не в Крыме — в этих вопросах, судя по всему, между сторонами уже есть взаимопонимание. Тот же Йенс Столтенберг отметил, что «возврата к нормальным отношениям не будет до тех пор, пока Россия снова не станет уважать международное право». Даже сама формулировка показывает: альянс готов конструктивно подойти к этому диалогу и не будет выставлять Москве абсолютно неприемлемые условия (наподобие передачи Крыма Украине). Возможно, через какое-то время в альянсе посчитают неприличным и требовать от России полного выполнения Минских соглашений: все прекрасно понимают, что его срывает именно Киев.

 54_1.jpg

Претензии НАТО заключаются и в том, что она называет деструктивным поведение России в Европе. «Кризисная ситуация последних лет заставила российскую дипломатию активизироваться на европейском направлении и выстраивать особые отношения с рядом европейских стран, и, нужно сказать, эти усилия были небезуспешными», — говорит доцент Высшей школы экономики, европеист Дмитрий Офицеров-Бельский. Однако на Западе эти двусторонние отношения вызывают вопросы. По мнению ряда европейцев, Москва хочет подорвать или ослабить Евросоюз. Так, по данным одного из опросов, 58% тех, кто cобирался проголосовать за евроассоциацию Украины на референдуме в Нидерландах, считают, что Москва приложила руку к его организации. Некоторые немецкие политики обвиняют Кремль в финансировании ультраправых немецких партий, играющих на ослабление позиций Ангелы Меркель. Кое-кто даже утверждает, что Путин стимулирует Брекзит (выход Британии из ЕС).

Кроме того, НАТО требует от Москвы не препятствовать евроинтеграции стран, находящихся на европейской периферии. В альянсе считали и продолжают считать, что Россия не имеет права препятствовать суверенному решению независимых государств (хотя сами, например, выступают против проведения в Черногории референдума о вступлении в альянс). Не случайно «укрепление отношений с нашими восточными партнерами и другими соседями» явилось одним из принципов новых отношений с Россией, озвученных еврокомиссаром по иностранным делам Федерикой Могерини.

 

"Возможно, через какое-то время в альянсе посчитают неприличным и требовать от России полного выполнения Минских соглашений: все прекрасно понимают, что его срывает именно Киев"

 

Наконец, НАТО хочет минимизировать участие России в создании системы коллективной безопасности. «В Европе считают, что европейская архитектура безопасности, экономики и тому подобного должна стоять на двух ногах: НАТО и Европейский союз. Третьей ноги тут нет и не предполагается. Между тем Россия ни в одну, ни в другую организацию просто по определению войти не может, а значит, оказывается вне европейской архитектуры на следующие десятилетия, а может быть, и столетия», — говорит немецкий политолог Александр Рар. Этого требования, безусловно, не разделяет абсолютное большинство европейских политиков, однако пока именно в таком векторе действуют самые влиятельные люди по обе стороны Атлантики. 

Кому нужна НАТО?

Москва в принципе согласна со Столтенбергом, заявившим, что Россия получит больше от сотрудничества с НАТО, чем от противостояния. Проблема в том, что стороны по-разному понимают некоторые аспекты этого сотрудничества. Так, в понимании Кремля речь идет о необходимости уважать российские национальные интересы — то есть об отказе НАТО от расширения на восток. «Россия устами и действиями Владимира Путина (на Мюнхенской конференции, в Грузии и на Украине) обрисовала свою красную линию, через которую Запад переступать не может, — речь о расширении НАТО на все постсоветское пространство», — говорит Александр Рар.

Кроме того, Москва хочет, чтобы НАТО отказалась от позиционирования себя как организации, защищающей мир от «агрессивной России». «Никакого возвращения к делам “как обычно” с НАТО быть не может, пока в альянсе не пересмотрят политику сдерживания России», — сказал постпред РФ при НАТО Александр Грушко. Альянс не может пойти на такой шаг: Кремль предлагает Брюсселю отказаться от взаимного конфликта, что, по сути, лишает смысла дальнейшее существование альянса. Да, нынешнее заявление Дональда Трампа о бессмысленности НАТО было скорее вбросом, чем констатацией, однако этот вброс спровоцировал весьма острую дискуссию в западных СМИ. «Трамп прав, НАТО устарела» — говорится в заголовке статьи, опубликованной в британской Independent. «НАТО не устарела, она просто должна вести себя более живо» — гласит заголовок в новостном агентстве Bloomberg.

По словам Генсека НАТО Йенса Столтенберга, Москве выгоднее сотрудничать с альянсом, а не конфликтовать с ним 54_2.jpg ТАСС
По словам Генсека НАТО Йенса Столтенберга, Москве выгоднее сотрудничать с альянсом, а не конфликтовать с ним
ТАСС

В Москве также хотят, чтобы руководство НАТО и ЕС как-то сдержало власти стран Восточной Европы, которые зачастую выступают с крайне радикальных антироссийских позиций. Сами восточноевропейские элиты, конечно, понять можно. «Они отвергают сотрудничество с Россией в области экономики, безопасности и бизнеса в ущерб своим собственным интересам. Но они это делают не по заказу США, а потому, что хотят отомстить России за эти десятки лет коммунизма. Элиты этим живут, они иделогизированны, и ничего с этим сделать нельзя», — говорит Александр Рар. Однако российские эксперты и политики не совсем понимают западноевропейских и американских лидеров, потакающих этим фобиям. Прибалтика говорит о намерении России оккупировать регион — и тут же американская Rand Corporation проводит симуляционную игру, итоги которой действительно свидетельствуют о том, что Кремль может легко захватить страны Прибалтики в ходе военного конфликта. На фоне этого США заявляют о переброске двух бригад в Восточную Европу, а НАТО рассматривает вопрос об усилении своего воинского контингента в этом регионе. При этом все участники процесса утверждают, что такие шаги нацелены лишь на успокоение стран региона и никак не помешают диалогу с Россией. Скорее, наоборот, они позволят вести его более предметно. «Сначала наращиваем обороноспособность, а уже потом разговариваем», — отметил глава Бюро национальной безопасности Польши Павел Солох. Естественно, в Кремле возникает впечатление, что США намеренно стимулируют антироссийские страхи, для того чтобы упрочить свой контроль над Европой. А значит, Вашингтону вовсе не нужна нормализация отношений.

Давайте без провокаций

Возобновление диалога между Россией и НАТО, конечно, не снимет все серьезные противоречия между сторонами. «Все ключевые вопросы обсуждаются, как правило, в двустороннем режиме и главным образом Москвой и Вашингтоном», — поясняет «Эксперту» Дмитрий Офицеров-Бельский. Не приведет оно и к публичному покаянию Запада в своих ошибках, которые в кулуарах давно и с готовностью признаются. «Германия открыто не говорит, но косвенно признает, что сделала ошибку, заставив Украину выбирать между Востоком и Западом и отказаться от двухвекторной повестки», — говорит Александр Рар. Однако диалог позволит, в частности, решить ряд спорных вопросов, возникших именно из-за конфронтационного фона отношений между сторонами.

Так, полеты российских самолетов возле границ НАТО (которые в альянсе считают провокационными), а также над американскими военными кораблями вызывают в Брюсселе и Вашингтоне серьезные вопросы. В частности, Джон Керри назвал пролет российского Су-24 над американским эсминцем «Дональд Кук» в Балтийском море «безрассудным» и добавил, что экипаж эсминца имел право открыть огонь на поражение. По словам эксперта Валдайского клуба, одного из руководителей Франкфуртского института исследований мира Ханса-Йоахима Шпангера, сторонам нужно «некое джентльменское соглашение по поводу того, как решать этот вопрос».

Кроме того, диалог Москвы и альянса сможет хотя бы отчасти снизить обременительное для всех сторон беспокойство прибалтийских государств. «В перевооружении большого смысла нет. Это очень дорого, и в конечном счете в случае гонки вооружений все будут чувствовать себя еще в меньшей безопасности, — поясняет “Эксперту” Ханс-Йоахим Шпангер. — Нужны меры по установлению доверия и контроль за вооружениями, а также форум, который способствовал бы обмену мнений по этим вопросам. Причем обмен мнений должен стать регулярным».

Наконец, деятельность Совета, вероятно, будет направлена также на недопущение новых серьезных конфликтов между Россией и НАТО. Во-первых, на восточноевропейской периферии альянса. Там есть два конфликта, в которые косвенно вовлечены Москва с Европой: это Донбасс и Приднестровье, и в обоих присутствует риск военной эскалации. Минские соглашения не соблюдаются и не будут соблюдаться даже после проведения Совета Россия—НАТО (поскольку принуждать нужно не Москву, а Киев), и некоторые эксперты уверяют, что Петр Порошенко в какой-то момент будет вынужден возобновить боевые действия. Не для того, чтобы разгромить армии ДНР и ЛНР, а также подразделения «отпускников», а для достижения внутриполитических и внешнеполитических задач. И не исключено, что при определенных обстоятельствах войска НАТО могут принять участие в этом наступлении или в купировании его последствий. Что же касается Приднестровья, то введенная Украиной и Молдавией против республики экономическая блокада также влечет постепенное размораживание этого конфликта. Более того, не стоит исключать и возможного использования войск НАТО в случае негативного развития ситуации внутри Молдавии. И ни Москва, ни Брюссель не хотели бы, чтобы в той же Молдавии возник новый российско-западный конфликтный узел, который может достигнуть масштабности украинского.

В конце концов, «сам по себе факт наличия такого диалога будет вынуждать руководство альянса более взвешенно подходить к вопросам взаимоотношений с Россией и не допускать громких и не очень осмысленных выпадов в сторону России. Придется прислушиваться и к настроениям тех европейских партнеров, которым претит избыточно агрессивная позиция США, Польши и балтийских стран, — они будут использовать диалог, для того чтобы смягчать ситуацию», — говорит Дмитий Офицеров-Бельский. А смягчение ситуации — первый шаг к выработке нового modus vivendi.