Пурпур снова дает власть

Геворг Мирзаян
доцент Департамента медиабизнеса и массовых коммуникаций Финансового Университета при правительстве РФ
8 мая 2016, 00:00

Президентские выборы в США выиграет тот, кто возьмет «фиолетовые» штаты. Которым пока одинаково противны и Дональд Трамп, и Хиллари Клинтон

TASS/AP PHOTO/CHARLES REX ARBOGAST
Первая леди у Дональда Трампа симпатичнее, чем у Хиллари Клинтон

В Древнем Риме пурпурный цвет был символом власти. Одежду с фиолетовой полосой носили сенаторы, в этот цвет облачались императоры. В сегодняшней Америке аналогичная ситуация: кто обладает пурпуром, тот и владеет Белым домом, а также Капитолием. Правда, на этот раз речь идет не об одежде, а о так называемых фиолетовых штатах, избиратели которых не имеют четко устоявшихся партийных предпочтений и голосуют просто за понравившегося кандидата.

Именно за счет преимущества в этих штатах республиканцы и демократы могут получить большинство в Конгрессе, и именно за эти штаты развернется основная борьба между уже практически определившимися кандидатами на пост президента США.

Проблема в том, что оба кандидата имеют достаточно высокий антирейтинг. Республиканец Дональд Трамп часто говорит неполиткорректные вещи (про мексиканских нелегалов-насильников, например), а Хиллари Клинтон вызывает отторжение как «патологически лживая дама», для которой закон не писан. И поскольку оба они не только нестандартны, но и непредсказуемы, многие аналитики не готовы дать серьезный прогноз относительно того, кто в ходе ноябрьских президентских выборов возьмет американский пурпур.

Индиана определила

Третье мая 2016 года оказалось поворотным днем в истории Республиканской партии. В этот день прошли выборы в Индиане, по итогам которых кандидатом от Великой старой партии стал эксцентричный миллиардер и ни разу не сторонник консервативных ценностей. Причем не только в понимании республиканцев: ведь степенный консерватор не обновляет регулярно жен (нынешняя супруга — бывшая модель Мелания Кнаус — младше его на 23 года) и не участвует в шоу «Рестлмания», избивая там местного промоутера Винса Макмахона с последующим принудительным бритьем последнего налысо.

Республиканец Дональд Трамп часто говорит неполиткорректные вещи (про мексиканских нелегалов-насильников, например), а Хиллари Клинтон вызывает отторжение как «патологически лживая дама», для которой закон не писан

Да, формально Индиана не обеспечила кандидату Трампу необходимое число голосов для автоматической победы в номинации (1237 голосов). После полученных 57 индианских выборщиков миллиардеру не хватало еще около 180 голосов, и с математической точки зрения все, как и раньше, должно было решиться в июне в Калифорнии — последнем штате в цепочке праймериз, который обеспечил бы победителю аж 172 выборщика. Однако победа Трампа в Индиане показала бесперспективность антитрамповской стратегии республиканцев в гонке. Они надеялись, что два оставшихся кандидата: сенатор от Техаса Тед Круз и губернатор Огайо Джон Кейсик — объединят усилия и просто не дадут Трампу получить 1237 голосов (у республиканцев в значительной части штатов действует принцип «победитель получает все), после чего на открытом конвенте партия аккумулирует антитрамповские голоса и изберет другого кандидата.

«Штат гостеприимства» в этом плане должен был стать полигоном: Джон Кейсик призвал своих избирателей поддержать Теда Круза. И поскольку отрыв Трампа от Круза в Индиане составлял лишь около 10% (42% против 32%), а у Кейсика было примерно 15% голосов, стратегия могла бы сработать. Однако избиратели решили по-другому: 54,6% отдали свои голоса Трампу, тогда как за Круза выступили лишь 36%. Учитывая, что в Калифорнии преимущество Трампа над Крузом составляет целых 25%, его победа на праймериз стала фактически неминуемой.

И в этой ситуации республиканский истеблишмент решил капитулировать. Сначала Тед Круз, обещавший до конца бороться за партийную честь против выскочки Трампа, принял решение «с тяжелым сердцем, но с безграничным оптимизмом на будущее» взять самоотвод. «Я с самого начала говорил, что пойду до самого конца, если только будет путь к победе. Сегодня я с сожалением говорю, что, похоже, этот путь закрыт. Избиратели выбрали иной путь», — отметил сенатор.

Затем его примеру последовал и Джон Кейсик. Трамп фактически остался единственным кандидатом, после чего председатель Национального комитета Республиканской партии Рейнс Прибус уже призвал коллег сплотиться вокруг неприятного, но безальтернативного кандидата. «Дональд Трамп будет фактическим номинантом Республиканской партии, мы все должны объединиться на том, чтобы нанести поражение Хиллари Клинтон», — заявил он.

Теперь, судя по всему, партия займется консолидацией электората, который она сама же поляризовала своими попытками выбить Трампа из гонки. С этой точки зрения очень важно будет выбрать Трампу правильного кандидата в вице-президенты, который должен быть «настоящим» республиканцем, а также компенсировать другие электоральные недостатки миллиардера. Например, его крайне низкий рейтинг среди белых женщин и белых выпускников колледжа (29 и 23% соответственно).

В роли потенциальных напарников уже называют, например, губернатора штата Нью-Мексико Сюзанну Мартинес. Помимо того что она республиканец и женщина, она еще и латиноамериканского происхождения (а республиканцам очень нужен этот сегмент электората — нехватку его они даже считали ключевой причиной поражения на выборах в 2008 и 2012 годах). Правда, Мартинес нужно еще уговорить: в ходе праймериз она выступала против Трампа и поддержала сенатора от Флориды Марко Рубио.

 

Кого будут ненавидеть меньше

Если Трамп угадает с выбором напарника (или напарницы), то он не просто консолидирует республиканский электорат, но и возьмет «фиолетовые» штаты, от решения которых зачастую и зависит имя следующего президента.

С точки зрения избирательной кампании в США существует три типа штатов. «Синие» — их жители традиционно голосуют за демократов (например, Нью-Йорк), «красные» — республиканские, скажем тот же Техас. Третий вид штатов — «фиолетовые» (смесь красного и синего), или колеблющиеся, где население не имеет четких партийных предпочтений и выбирает исходя из ситуации. Классическим примером такого штата можно считать Огайо. Губернатором которого, кстати, является Джон Кейсик — еще один кандидат в вице-президенты для Трампа. И который имеет мистическое значение в американских выборах: с 1964 года тот, кого поддерживали избиратели Огайо, брал Белый дом. На сегодняшний день Хиллари опережает Трампа, но лишь на 3%. Теперь, когда Кейсик больше не противостоит Трампу, предпочтения жителей штата могут измениться.

Проблема республиканцев в том, что им нужно взять не только Огайо, но и множество других «фиолетовых» штатов. Гораздо больше, чем тем же демократам. В ходе последних шести президентских кампаний 18 штатов, а также округ Колумбия придерживались «синих» настроений и в совокупности давали демократам 242 голоса выборщиков. Для победы демократам оставалось набрать 28 голосов в других штатах. Для сравнения: у республиканцев «красных» штатов было лишь 13, и они в совокупности давали всего 102 голоса. Соответственно, им нужно набрать около 160 голосов «фиолетовых». А для этого обеим партиям необходимо заняться даже не столько консолидацией собственного электората, сколько работой с беспартийными избирателями, многим из которых не симпатичен ни Трамп, ни Хиллари.

В итоге сложилась уникальная ситуация. По данным одного из опросов, лишь около половины сторонников Трампа голосуют за него из симпатий лично к нему (6%) или к его идеям (43%). Вторая половина его сторонников поддерживают его из-за нежелания видеть президентом Хиллари Клинтон. У демократов аналогичная история: 11% сторонников Клинтон голосуют из личных симпатий к ней, 40% — из-за ее политических позиций и 46% — против Трампа. Дошло до того, что сторону идейного конкурента выбирают даже однопартийцы кандидата. Из-за этого, например, Трамп может проиграть традиционно «красную» Аризону, а Хиллари Клинтон — «синюю» Пенсильванию. Поэтому нынешние президентские выборы выиграет тот кандидат, кто сможет максимально снизить свой антирейтинг.

И с этой точки зрения шансы Трампа выглядят предпочтительнее. И дело даже не в том, что ему проще поменять свою позицию, поскольку у него нет за плечами «политического багажа», как у Хиллари. И не в том, что Мелания Кнаус в роли первой леди будет посимпатичнее, чем Билл Клинтон. А в том, что в его пользу играет конкурент Хиллари Клинтон Берни Сандерс.

У Сандерса положение настолько же отчаянное, как было у Круза. Благодаря колоссальному преимуществу над Берни Сандерсом в голосах суперделегатов (520 против 39) для полной победы над ним Хиллари осталось набрать лишь около 180 голосов выборщиков. Которые она с легкостью получит, даже если в ходе праймериз проиграет все оставшиеся штаты (у демократов, напомним, выборщики от штата распределяются пропорционально набранным голосам, поэтому в той же Индиане проигравшая Хиллари получила 37 выборщиков).

Однако Берни оправдывает свой имидж упертого революционера и хочет идти до конца. У него есть лишь один шанс победить — максимально дискредитировать Хилари, чтобы суперделегаты от нее отвернулись и отдали голоса ему. Соответственно, Сандерс будет вести грязную кампанию, которая еще сильнее увеличит антирейтинг Хиллари. Что и нужно Трампу для того, чтобы взять у нее не только свое красное, но и значительную часть электорального пурпура.