Ракеты вместо автоматов

Ольга Вандышева
8 мая 2016, 00:00

Концерн «Калашников» преодолел многолетние финансовые трудности и уже в этом году намерен вдвое увеличить выручку и заработать 18 млрд рублей. Однако из-за высокой конкуренции на мировом рынке стрелкового оружия и западных санкций ижевский завод делает основную ставку на выпуск высокоточных ракет, штурмовых катеров и беспилотных летательных аппаратов

Противотанковые ракетные комплексы «Вихрь» обеспечивают концерну львиную долю выручки

На днях концерн «Калашников», входящий в госкорпорацию «Ростех», торжественно открыл сразу несколько обновленных производственных объектов. После масштабной модернизации, которая стартовала в 2014 году, введены в эксплуатацию еще пахнущие свежей краской цеха и корпуса производства стрелкового оружия, спецтехники и инструмента, а также логистический центр. По этому случаю на предприятие прибыл большой кортеж, доставивший важных персон, среди которых были гендиректор корпорации «Ростех» Сергей Чемезов и глава Удмуртской Республики Александр Соловьев. Для гостей руководители ижевского предприятия провели специальную экскурсию, в ходе которой продемонстрировали новые перспективные образцы продуктовой линейки концерна. А уже после этого в присутствии небольшого коллектива сотрудников состоялась короткая, но полная оптимизма официальная церемония. Как отмечали руководители концерна, будущее ижевских оружейников в отличие от недавнего прошлого внушает большие надежды.

Оправданные инвестиции

Еще пять лет назад знаменитый на весь мир «Ижмаш», как честно признался Сергей Чемезов, пребывал в удручающем состоянии. Предприятие находилось на грани банкротства и практически погибало. Производственные площади использовались неэффективно, оборудование было изношено, а технологии устарели. Например, по территории предприятия были разбросаны 33 склада, что весьма удлиняло производственную цепочку. При этом помещения были настолько старыми, что хранившиеся там металлические комплектующие часто ржавели и превращались в брак. Теперь же и металл, и готовая продукция сосредоточены в одном логистическом центре площадью 11 тыс. кв. метров, где организована автоматизированная система хранения и полностью исключена вероятность прихода изделий в негодность. Сократилось и время на логистические операции.

Аналогичные изменения произошли на других объектах, благодаря чему ижевский завод изменился до неузнаваемости. Модернизация позволила существенно оптимизировать производственные процессы, на 20% уменьшить расходы и ровно вдвое — с шести до трех месяцев — сократить время освоения новой продукции. Снижению себестоимости способствует и переход на так называемые МIМ-технологии, которые позволяют изготавливать детали сложной формы без дополнительной механической обработки методом прессования специальной смеси, состоящей из наполнителя и металлического порошка.

Серьезные изменения на концерне «Калашников», который в 2013 году объединил под своим брендом НПО «Ижмаш» и Ижевский механический завод, начались после привлечения частных инвесторов. В 2014 году генеральный директор «Аэроэкспресса» Алексей Криворучко, который возглавил концерн «Калашников», и совладелец «Трансмашхолдинга» Андрей Бокарев выкупили у «Ростеха» 49% акций предприятия. Уставной капитал концерна был увеличен до 2,6 млрд рублей. Наконец, в мае прошлого года Бокарев уступил 12,25% акций из своего пакета президенту УГМК Искандеру Махмудову. При этом контрольный пакет акций «Калашникова» в 51% остался у «Ростеха».

Новые собственники нашли необходимые средства, благодаря чему и стартовала мощная модернизация. За полтора года на строительство, капитальный ремонт и закупку нового оборудования ушло более 3 млрд рублей. Затраты на новый этап модернизации обойдутся еще примерно в такую же сумму — ее планируется привлечь в виде банковских кредитов. И хотя уже потрачено немало денег, это, как подчеркнул Чемезов, того стоило: прославленный оружейный завод превратился в современное предприятие и увеличил свою мощность. Тем более что сегодня «Калашников» производит не только стрелковое оружие, но и целые комплексы, которые могут работать и на воде, и на суше, и в воздухе.

Амбициозная стратегия

С приходом новой команды была выработана и новая стратегия развития предприятия. В соответствии с ней уже к 2020 году планируется удвоить производственные мощности, во столько же раз сократить себестоимость продукции и в четыре раза увеличить валовую выручку. Один из важных приоритетов новой стратегии — укрепление позиций на внутреннем рынке, где в сегментах гражданского стрелкового оружия (ГСО) доля импорта составляла от 15 до 50%, а также активное продвижение продукции на новые зарубежные рынки. Это стало особенно актуальным в связи с западными санкциями. До их введения, в 2003–2007 годах, доля ижевского завода на мировом рынке штурмовых винтовок составляла около 30% в натуральном выражении, тогда как общий объем продаж боевого стрелкового оружия (БСО) оценивался в 250–500 млн долларов и 300–500 тыс. единиц. В 2014 году доля концерна в сегменте штурмовых винтовок упала до 2–3% в натуральном выражении и до 1% — в денежном. Подобная ситуация сложилась и на глобальном рынке ГСО. Его объем оценивается в 5 млрд долларов, или 8,5 млн единиц, при этом доля «Калашникова» составляет менее 1%. При этом еще три года назад 80% гражданского стрелкового оружия концерн поставлял на ключевой тогда американский рынок. Но из-за санкций вместо запланированных 90 тыс. единиц в США было продано лишь 36 тыс. Впрочем, почти все эти остатки удалось реализовать за счет выхода на новые рынки сбыта. Это позволило удержать экспорт практически на прежнем уровне — он снизился лишь на 2%. А продажи оружия в страны Азии, Африки и Латинской Америки выросли вдвое, в страны СНГ — почти в четыре раза. Не подкачал и внутренний рынок: здесь рост продаж ГСО составил около 80%. В результате в 2014 году объем производства «Калашникова» вырос до 3,4 млрд рублей, а выручка увеличилась на 28%, до 3 млрд рублей. Еще более впечатляющие результаты концерн продемонстрировал по итогам работы в прошлом году: выручка превысила 8 млрд рублей, а прибыль увеличилась до 2,1 млрд рублей. Таким образом, «Калашников» впервые за десять лет смог наконец выбраться из убытков и увеличил стоимость своих активов с 4,6 млрд рублей до 7,6 млрд. В дальнейшем ожидается еще более существенный рост производственных и финансовых показателей. Уже в 2016 году общий объем производства, как заявил Алексей Криворучко, должен увеличиться вдвое, до 18 млрд рублей. Кроме того, в серийное производство планируется запустить не менее десяти новых продуктов. Что это за продукты, в концерне не раскрывают, но говорят, что благодаря им вложенные инвестиции могут окупиться за четыре-пять лет.

Фактор дисбаланса

Транспортно-десантный катер БК-16 можно использовать для борьбы с пиратами и террористами 34-02.jpg
Транспортно-десантный катер БК-16 можно использовать для борьбы с пиратами и террористами

Однако столь радужные результаты удастся получить отнюдь не счет продаж автоматов и винтовок. Все дело в том, что боевое стрелковое оружие концерна не пользуется прежним спросом и не приносит столь серьезных заработков, как в советские годы, когда «Ижмаш» выпускал ежегодно по 300–500 тыс. самых популярных в мире автоматов АК-74. Эти автоматы уже давно устарели. Но и последующие модификации АК, в том числе «сотой серии», не имеют перспектив на поставки в зарубежные страны, сопоставимые с былыми временами. В лучшем случае общие продажи боевого и гражданского стрелкового оружия к 2017 году будут увеличены вдвое, до 165 тыс. единиц, на сумму 5,8 млрд рублей. «Мировой рынок массового стрелкового оружия уже несколько лет пребывает в глубокой стагнации. Производителей очень много, конкуренция между ними слишком высока. Многие всемирно известные фирмы обременены долгами и переживают финансовые трудности, а некоторые из них и вовсе находятся в состоянии банкротства, — объясняет директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов. — Тяжелое положение сегодня у немецких компаний Heckler & Koch и Carl Walther Sportwaffen, и даже американская Colt Defense столкнулась с проблемами». В такой ситуации о прежних масштабах производства остается только мечтать. К тому же на складах Минобороны России скопились громадные запасы автоматов Калашникова — по некоторым данным, более 17 млн единиц. Именно поэтому для нашего военного ведомства в постсоветские годы, когда не хватало финансовых ресурсов, закупка автоматического оружия нового поколения не была приоритетной задачей. Правда, в середине девяностых на вооружение номинально был принят автомат Никонова (АН-94), однако он не прижился в войсках из-за высокой сложности и стоимости при неочевидных преимуществах. В то же время ориентация на высокомеханизированные способы ведения боевых действий создавала впечатление, что стрелковое вооружение заведомо второстепенно. Но сегодня ситуация изменилась. Последние военные конфликты, особенно на Донбассе, показали, что огонь из стрелкового оружия остается важным фактором нанесения потерь противнику. Большое значение это имеет и для антитеррористических операций, где применение тяжелого вооружения зачастую носит ограниченный характер. При этом сохранение автоматов АК-74 в войсках приводит к серьезному дисбалансу и существенно ослабляет боевые возможности мотострелковых подразделений. Тогда как новое поколение автоматического стрелкового оружия позволяет значительно повысить эффективность, дальность и точность огня за счет эргономических улучшений, широкому внедрению новых прицелов и средств целеуказания. А наличие планок Пикатинни для установки дополнительных приспособлений позволят постоянно модернизировать оружие и поддерживать его потенциал на современном уровне длительное время.

Острая необходимость

Всеми этими преимуществами в полной мере обладает разработанный «Калашниковым» автомат пятого поколения АК-12, который сегодня наряду с АЕК-971 завода им. Дегтярева участвует в конкурсе на включение в состав боевой экипировки солдата будущего «Ратник». Оба конкурента успешно прошли государственные испытания, в ближайшее время начнется их опытно-войсковая эксплуатация. А Министерство обороны, которое будет учитывать не только технические характеристики, но и то, насколько разработчикам удастся снизить стоимость своих изделий, обещает определиться с выбором осенью нынешнего года. Пока оба автомата значительно превышают по цене штатные образцы, такие, например, как АК-105. Однако эксперты считают, что экономия здесь недопустима, а сам конкурс чрезмерно затянулся. «Перевооружение российской армии автоматами нового поколения остро необходимо и должно проводиться как можно в более сжатые сроки максимально широким фронтом, — считает Руслан Пухов. — Это позволит нашим войскам получить качественное преимущество над вооруженными силами других бывших советских республик, которые не располагают средствами на массовую замену автоматов АК-74. Мы также получим преимущество и над армиями ведущих западных стран, где вопрос о переходе на стрелковое автоматическое вооружение нового поколения, судя по всему, будет решаться еще долго. В первую очередь это касается США».

Но начнется ли массовое производство АК-12 для нужд Минобороны, еще не ясно. А пока ижевские оружейники производят автоматы Калашникова «сотой серии», снабжают спецподразделения страны модернизированными снайперскими винтовками Драгунова (СВДМ), выпускают для правоохранителей пистолеты-пулеметы «Витязь» и карабин 18,5 КС-К. В сегменте гражданского оружия в последние годы разработаны охотничий карабин «Сайга-МК107», карабины «Сайга-9» и «Сайга-12» (исполнение 340) для практической стрельбы. При этом все спортивное оружие, включая знаменитую винтовку «Биатлон», теперь производится под брендом Izhmash, а гражданское и охотничье (в том числе «Тигры», «Лоси» и «Барсы») — под брендом Baikal.

Общая стоимость модернизации «Калашникова» превысит 6 млрд рублей 34-03.jpg
Общая стоимость модернизации «Калашникова» превысит 6 млрд рублей

В 2017 году «Калашников» надеется запустить в серийное производство и самозарядный пистолет Лебедева (ПЛ-14), который разрабатывается по заказу Минобороны и призван заменить устаревший пистолет Макарова. ПЛ отличает оптимальная эргономика и баланс, что делает его комфортным с точки зрения отдачи, подброса после выстрела и возвращения на линию прицеливания. А двустороннее расположение органов управления позволяет одинаково удобно стрелять как с правой, так и с левой руки. Испытания ПЛ планируется начать в ближайшее время и завершить к осени. В то же время, как говорят представители концерна, предприятие ведет работы более чем по 50 проектам в интересах силовых структур и гражданских заказчиков. Разрабатываются новые автоматы, пистолеты, самозарядные снайперские винтовки и автоматические гранатометы. 

Однако главные перспективы ижевского завода в сегменте стрелкового оружия зависят от того, будет ли принят на вооружение нашей армии АК-12. Но даже если Минобороны отдаст предпочтение этому автомату, в ближайшие годы на большой внутренний заказ рассчитывать не приходится. И прежде всего потому, что военное ведомство собирается закупать в год не более 50 тыс. комплектов «Ратник».

Перспективная диверсификация

Все эти обстоятельства вынуждают ижевский завод диверсифицировать производство, расширять продуктовую линейку и дрейфовать в сторону создания непрофильного вооружения, что происходит уже не первый год. Сегодня «Калашников» — это не фирма, которая выпускает только стрелковое оружие, а крупный холдинг, разрабатывающий и производящий широкий спектр интегральных комплексных систем вооружения. Основная ставка сделана на высокоточное оружие — противотанковые ракетные комплексы «Вихрь-1», разработанные тульским КБП. Это одни из самых удачных и эффективных ракет нашей оборонки. Они способны поражать объекты на дистанции до 10 км с высокой сверхзвуковой скоростью и предназначены для оснащения вертолетов Ми-28Н «Ночной охотник» и Ка-52 «Аллигатор». В нынешнем году «Калашников» завершил выполнение трехлетнего контракта на «Вихри» для Минобороны на общую сумму 13 млрд рублей. И именно на этот заказ приходится львиная доля выручки концерна. Теперь ижевский завод получил еще два больших заказа на эти комплексы. Один, трехлетний, — от российского военного ведомства и один экспортный, доля которого в общем производственном объеме предприятия, по словам Алексея Криворучко, может составить 60% в денежном выражении. При этом в концерне не раскрывают иностранного заказчика. Но, скорее всего, речь идет о Египте, который ранее подписал с нами контракт на поставку 46 вертолетов Ка-52.

 34-04.jpg

Большие надежды в концерне возлагают также на производство десантных катеров, беспилотных летательных аппаратов и дистанционно управляемых боевых модулей наземного и водного базирования. Эти новые сегменты вооружений концерн начал осваивать после того как в 2015 году за 800 млн рублей приобрел контрольные пакеты акций группы компаний «Рыбинская верфь» и ZALA Aero. Катера (транспортно-десантный БК-16, десантно-штурмовой БК-10 и не имеющий аналогов в России катер огневой поддержки БК-9) предполагается поставлять спецслужбам и МЧС для борьбы с пиратством и терроризмом, а также для патрульных и поисково-спасательных операций. При этом на этих катерах могут размещаться роботизированные боевые модули и разведывательные беспилотники легкого класса, такие как ZALA 421–16ЕМ. С помощью БПЛА «Калашникова» планируется осуществлять охрану государственных границ, проводить разведывательные и другие операции специального назначения. В этом сегменте концерн также имеет хорошие шансы заработать, так как потребности российского рынка в беспилотниках составляют несколько тысяч единиц. Кроме того, ижевский концерн договорился о приобретении НПО «Высокоточные системы и технологии», которое разрабатывает и производит управляемые ракеты ближнего радиуса действия, а также бортовые и наземных элементы зенитных ракетных комплексов. Сумма сделки еще не обнародована, но в результате этой покупки оружейный концерн окончательно сформируется в многопрофильный оборонно-промышленный холдинг. А реализация намеченных планов по новым продуктам позволит не только вдвое увеличить объем производства, но и при определенных обстоятельствах достичь почти всех поставленных в стратегии развития «Калашникова» целей.