Человек и время, которые мы вряд ли поймем

Книги
Москва, 16.05.2016
«Эксперт» №20 (987)
Авантюрист, террорист, революционер, разведчик, приятель Есенина и Маяковского, он любил, представляясь, напоминать, что именно он убил Мирбаха

Граф Мирбах — посол Германии в большевистской России, назначенный на этот пост после заключения в 1918 году Брестского мирного договора. Тогда против него выступили все — правые партии, уверенные, что большевики распродают Россию; левые, в том числе в самой большевистской партии, считавшие, что это предательство мировой революции.

В частности, против Брестского договора резко выступили левые эсеры, недавние соратники большевиков по Октябрьской революции. Они не желали дожидаться революции в Германии и хотели подтолкнуть ее каким-нибудь отчаянным шагом. А левые эсеры не были партией, согласной довольствоваться лишь парламентскими процедурами. До революции они наводили ужас на царскую администрацию своим террором. Он был для них рутиной. Правда, стоит отметить, что эсеровский террор, в отличие от современного терроризма, никогда не был направлен против обывателей, а только против «слуг режима». Это не оправдывает левых эсеров в глазах людей нашего времени, но, как ни странно звучит это сейчас, оправдывало в глазах их современников. Образ Овода из одноименного романа, жегший сердца нескольких поколений, был списан не только с итальянских, но и с русских террористов.

Убийство Мирбаха, по замыслу руководства партии левых эсеров, должно было послужить немедленным толчком если не к мировой революции, то хотя бы к германской: пролетарии Германии должны наконец понять, что Брестский мир направлен против их русских братьев. Лидер левых эсеров Спиридонова бралась лично застрелить немецкого посла. Но в конце концов руководство партии решило доверить «великую миссию» Якову Блюмкину. Ему только-только исполнилось восемнадцать, однако молодой эсер уже был известен своей активностью (успел поучаствовать в революционных событиях в родной Одессе) и к тому же служил в ЧК ни много ни мало начальником отделения по борьбе с международным шпионажем. И Блюмкин партийное поручение исполнил. Левые эсеры наивно полагали, что большевики обрадуются ликвидации Мирбаха, ведь они тоже революционеры, правда заблуждающиеся.

Однако большевики, в первую очередь Ленин и Троцкий, своего счастья не поняли, объявили выступление эсеров мятежом и решительно их разогнали. Блюмкин сумел скрыться и ушел в подполье. Но партия левых эсеров, члены которой запутались в своей политической ориентации, стала рассыпаться. Часть левых эсеров решила отречься от своих вождей и примкнуть к коммунистам. Тем более что в Германии произошла революция, и разногласия с большевиками были исчерпаны. Этот же путь выбрал Блюмкин. И советская власть его амнистировала, ведь Мирбах был не тот человек, из-за которого стоило портить жизнь честному революционеру. Блюмкин вступает в партию большевиков, и уже новая партия посылает его в Персию руководить местной революцией, а когда эта революция терпит поражение, отправляет в Монголию помогать тамошним революционерам. А потом в Палестину — искать, чем можно навредить англичанам, с конечной целью добраться до Индии.

В промежутках между этими загранкомандировками Блюмкин

У партнеров

    «Эксперт»
    №20 (987) 16 мая 2016
    Скоро будет рост
    Содержание:
    Дождались?

    Переход к устойчивому росту очень вероятен уже во второй половине этого года. Предпосылки — в накоплении свободной ликвидности всеми акторами хозяйственной жизни, и эта ликвидность начинает выталкивать инвестиции. Формирующийся сейчас бизнес-цикл может быть не менее мощным, чем цикл 2000-х. Его смысл — накопление капитала в целом ряде секторов обрабатывающей промышленности

    Экономика и финансы
    Потребление
    Реклама