Новый гедонизм

Благодаря компании Torrefacto десять тысяч жителей России могут удовлетворить свою страсть к кофе изысканной обжарки

Шоу началось. Приемами фокусника Илья достает из рюкзачка электрический чайник, бутылки с водой, весы, ручную кофемолку американского производства (как потом выяснилось, стоящую 30 тысяч рублей), фильтры, пакетики с кофе… Вода полилась в чайник. «Я специально беру Bon Aqua. Она никакая, но именно поэтому ничто не мешает ощущать вкус и аромат кофе», — комментирует Илья. На весы ставится малюсенькая плошка, в нее сыплются кофейные зерна — ровно столько, сколько нужно для заварки на троих. Потом все быстро перемалывается, а параллельно я узнаю, что в электрической кофемолке из-за нагрева механизма кофе теряет львиную долю своей прелести, правда, если она дешевая, однако существуют электрические кофемолки, стоящие не менее 200 тысяч рублей, — вот они дают хороший результат. Затем молотый кофе высыпается в фильтр, поставленный на японский стеклянный кофейник, а тут и чайник вскипел, и круговыми движениями Илья льет горячую воду в это сооружение: «Она стекает по спирали, и кофе лучше проливается». И — последний штрих — на столе появляются бокалы для вина. Илья считает, что только хрусталь позволяет полностью насладиться приготовленным им напитком: «Кофе — самый сложный продукт в мире по числу присутствующих в нем вкусо-ароматических компонентов, в два раза сложнее вина».

 42.jpg

Все оттенки кофейного

Илья Савинов — один из владельцев интернет-магазина кофе свежей обжарки Torrefacto. Отличительная черта бизнес-модели этого магазина — отсутствие склада готовой продукции: на неделе здесь собирают заявки, в уикенд обжаривают кофе, а в начале недели рассылают клиентам. Магазин ориентирован на пришедший к нам из Европы стиль потребления кофе. Суть в обжарке: «Чем лучше кофе, тем светлее его жарят. Во время обжарки нарастает лишь горечь, а кислинка, содержащая в себе все богатство вкуса кофе, разрушается», — поясняет Илья.

По ходу беседы выясняется, что у Ильи уже есть опыт работы в бизнесе, связанным с кофе: «Кофе я не выбирал, он сам меня выбрал. Десять лет я работаю в компании, занимающейся импортом зеленого кофе. Ее основной владелец — мой отец. В какой-то момент я понял, что нужно продолжать и развивать дело семьи. И стал погружаться в кофе…»

Погружался он в него года три. «Стран происхождения множество, я сам объездил половину кофейного мира: в каждой стране урожай собирается в свое время, и в каждой свой вкусовой профиль. На это наслаиваются разные способы обработки, степени обжарки, методы приготовления. И получается огромная головоломка, которая у меня заполнена на десять-пятнадцать процентов. Но есть хотя бы ощущение ее скелета», — рассказывает Илья.

Идея бизнеса в том, чтобы показать, как можно и нужно продавать кофе: «Чаще кофе предлагают в кофейнях. А мы даем вам возможность дома приготовить его самому, для своей семьи. Подход разный: либо кофе готовят вам, либо вы сами погружаетесь в продукт, начинаете понимать его нюансы, обогащаете свой вкусовой и ароматический опыт».

И еще: его команда намеревается представить образец хорошего сервиса, которого сами не смогли получить, пользуясь услугами других. Например, редко, но все же случается, что в кофе попадает кусок бетона с патио, где сушатся кофейные зерна, и у клиента ломается кофемолка. Torrefacto, само собой, оплачивает ремонт. Но сверх того посылает в качестве бонуса, бесплатно, посылку с кофе, исходя из того, что клиенту следует возместить не только деньги, но и затраченные труд, нервы и время. Компания также взяла на себя исправление ошибок службы доставки (потерю посылки или вручение не по тому адресу), посылая за свой счет пострадавшим дубликат не дошедшего до них отправления.

На мой «ехидный» вопрос «Не облегчают ли вашей компании ведение бизнеса родственные связи с поставщиком сырья?» Илья среагировал мгновенно: «Если бы вы пообщались с моим отцом, вы бы поняли, что он не сторонник таких историй. И мне не надо каких-то преференций, я способен победить на общих основаниях. Да, нам дают отсрочку по платежам, что является своеобразным кредитом. Но ведь мы один из лучших клиентов по платежной дисциплине и по ассортименту: берем не только дешевые, но и специальные сорта, пользующиеся меньшим спросом. И по объему закупок мы где-то на десятом месте находимся».

 

Бизнес по системе Станиславского

 

Впрочем, для Ильи собственный бизнес не только вклад в семейное дело. Он видит в нем «продолжение поисков в сфере развития личности: я писал музыку, занимался актерским мастерством. Все спектакли ставились по системе Станиславского и помогли мне проделать серьезную внутреннюю работу. К слову, сейчас репетирую моноспектакль по Шаламову». «Что общего между системой Станиславского и бизнесом?» — недоуменно спрашиваю я. Илья терпеливо разъясняет: «Это, наверное, одна из самых эффективных систем личностного роста, что я видел, потому что учит вызывать в себе мыслительные процессы. Система позволяет глубже залезть в свою внутреннюю природу и лучше реагировать на какие-то события извне». Через призму системы Станиславского он общается с людьми, работающими в компании, стараясь выстраивать для них модели поведения, помогающие стать более эффективными. Что, по признанию Ильи, подпитывает его эмоционально. Бизнес дает ему возможность эмоциональной подпитки и от контактов с клиентами, гораздо большую, по его признанию, чем от показателей выручки. Ведь восемь из десяти отзывов о работе компании — положительные. Да и тянутся люди к завоевавшему их доверие коллективу, в чем-то заменившему им безликие соцсети: один из клиентов вдруг решил поделиться своими впечатлениями от путешествия на Барбадос, прислав фотографии.

Илью не волнует, станет ли Torrefacto когда-нибудь большой, как, положим, Starbucks, или будет «размером со спичечный коробок». Запросы на доходы от бизнеса у него просты: обеспечить комфортный уровень жизни семье, при этом, как и многие из нынешнего городского среднего класса, демонстративное потребление он воспринимает как дурной тон: «Есть рамки, за которые я никогда не выйду: мне не нужна вилла в Монако, частный самолет и прочая хренотень, которая, в общем-то, является тупиковым путем развития личности. Потому что конечная цель человека на земле явно не в накоплении всего того, что с собой в гроб, как известно, не утащишь», — поясняет Илья.

Что же касается бизнеса как дела жизни, то Илья не исключает, что через какое-то время он найдет что-то более для себя интересное. Почему? Да потому, что «бизнес для меня игра, способ самореализации». И в этом случае большие масштабы Torrefacto стали бы помехой: «Чем больше ты растешь, тем сложнее поддерживать эту машину в рабочем состоянии. И тем труднее будет отстраниться: возрастает риск, что компания просто развалится. Но мне все время хочется пробовать что-то, а не тонуть в рутине. А в большой компании рутины вообще-то должно быть больше. Так что масштаб меня больше отталкивает, чем привлекает».

Тем более что игра состоит в том, чтобы его компания стала площадкой для проверки «не то чтобы теорий, а просто обрывочных мыслей»: «Мы можем все попробовать без всяких согласований, какие были бы нужны в большой корпорации. А задавая вопросы и проверяя ответы на практике, ты получаешь опыт, позволяющий тебе становиться лучше, — это тоже личностный рост. Например, мы решили установить у себя зарплаты выше рынка и свободный график работы. Какие-то дома дела, заболел ребенок — это важнее, чем присутствие в офисе. Но та часть работы, за которую ты отвечаешь, должна быть выполнена в установленные сроки. Мы проверили тем самым банальную идею, что не смогли бы сделать, не будь у нас своего бизнеса: нужно относиться к сотрудникам по-людски, и они будут работать как люди. А если к ним относиться, как к скотине, они будут работать как скотина. Наши сотрудники действительно расположены к покупателям. Они без фальши пишут им “Добрый день!”? “Спасибо”, не думая про себя: “Гадина паршивая”. Они искренне стараются помочь, а покупатели это чувствуют. И бизнес, соответственно, растет».

Впрочем, амбиции, связанные с его текущим бизнесом, у Ильи все же есть: «Мне бы хотелось, чтобы Torrefacto вошла в учебники по маркетингу». Принцип маркетинга в компании — вызвать к себе доверие. Так, на сайте — с фото и мобильными телефонами — представлены все партнеры и ключевые сотрудники, рассказывающие о своей текущей работе. Например, «на этой неделе был занят решением вопроса по ускоренной замене бракованной партии пакетов для кофе с зип-локом». «Клиент подсознательно чувствует открытость. И пишем мы разговорным языком — не шаблонами, открыто делимся своими проблемами и точкой зрения», — объясняет Илья.

В компании отказались от модерации отзывов на сайте, если в них не используется ненормативная лексика и не затрагивается политика. «Очевидно, что, когда люди видят в отзывах смесь хорошего и плохого, доверие растет. И на все, даже самые эмоциональные претензии мы вежливо отвечаем. Подсознательно человек избегает конфликтов и, сбросив стресс, потом сам не рад, что сорвался, или ждет хамского ответа. Но ему ответишь спокойно, и он уже твой друг», — подчеркивает Илья.

Сегодня маркетинговые усилия компании сосредоточены на повышении выдачи ссылок на сайт Torrefacto в поисковых системах. Суть в том, чтобы на нем появлялись тексты, где встречаются слова, чаще всего запрашиваемые людьми. Илья забраковал все написанное копирайтерами и пишет сам. Речь опять-таки о доверии: «То, что пишет человек, ничего не понимающий в кофе, для компетентного человека — набор идиотских фраз: везде идеальный климат, потрясающие сочетания высоты и почвы. Я же стараюсь дать объективную оценку. Например, характеризуя самый дешевый сорт, я четко прописываю: этот кофе — дно, ниже которого уже опасно опускаться. Но у него хорошая цена, решать вам».

P. S. Илья угостил меня и мою коллегу, сидящую за соседним столом, тремя сортами торрефактовского кофе. Первый — с чуть-чуть кисловатым привкусом. Второй на вкус похож на слегка подгнившую ягоду. «Ну что ж, — замечает мою реакцию Илья. — Есть же любители сыра с плесенью. А это — смесь с ферментированными свежими ягодами кофе». Третий же — если бы он не готовился при мне, подумала бы, что в него влит свежевыжатый грейпфрутовый сок. Но нет — чистый кофе из Африки.

Спрос на кофе уникального вкуса 42-01.jpg
Спрос на кофе уникального вкуса