Свет икон и сила молитвы

Вячеслав Суриков
редактор отдела культура журнала «Эксперт»
16 мая 2016, 00:00

В мастерской «Александрия» научились использовать цветное золото в иконописи. Благодаря этой технологии иконы светятся в буквальном смысле слова

БЕДУШ & МАРЕННИКОВА
С 26 по 31 мая иконы мастерской «Александрия» можно будет увидеть на X Юбилейном фестивале изобразительных искусств «Традиции и современность» в Манеже

Цветное золото добавляется в краски, и с его помощью иконописец может передать энергетику святости изображаемой им фигуры. До сих пор святость лишь подразумевалась — ее наличие предполагалось исходя из того, что на иконе изображен святой, статус которого можно подчеркнуть тем или иным символом. Попытки обогащать краски золотом предпринимались неоднократно, но найти нужное соотношение и последовательность действий получилось только у мастеров «Александрии». Десять лет назад путем целенаправленных поисков, но в то же время почти случайно им удалось найти путь, на котором отчетливо просматривалась конечная цель. Сегодня иконописцы руководствуются семью технологическими принципами добавления в краски цветного золота, о которых предпочитают не распространяться. Они даже не патентуют их из опасения, что может произойти утечка информации.

Как в давние времена, хранителями технологии выступают мастера, которые передают технологию своим ученикам, от сердца к сердцу.

В то же время сам метод поиска технологии открыто декларируется, никаких тайн здесь нет. Но это не значит, что его можно легко применить и с ходу достичь желаемого результата. Речь идет об особой методике произнесения христианской молитвы. Она как раз и является тем самым уникальным элементом, который позволил и позволяет технологам «Александрии» добиваться желаемого эффекта. Она не просто проговаривается, а произносится в едином ритме с дыханием. Это техника была разработана старцами с Афона, и ее целью было очищение ума и сердца, контроль всех исходящих изнутри помыслов. Она позволяет человеку преодолевать дисгармонию ума, чувств и физических ощущений, и тогда его «глаза начинают видеть то, что они до сих пор видеть не могли». В первую очередь это божественные энергии, которые, по мнению святителя Григория Паламы (1296–1359) пронизывают мир и, в отличие от образа Творца, доступны чувственному восприятию при условии, что чувства чисты и пребывают в гармонии с умом и телом. С именем Паламы ассоциируется исихазм — мистическое учение о богопознании, включающее в себя систему монашеской практики непрерывного повторения в уме молитвы.

Афонские старцы, а вслед за ними и иконописцы «Александрии» рассматривают молитву как источник огромной силы, преображающей человека, и, как утверждают александрийцы, позволившей им сначала открыть новую технологию, а потом и применить ее. Молитвы общеизвестны: «Пресвятая Троица, Боже наш, слава Тебе»; «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный, помилуй мя грешнаго». Их необходимо произносить не только на выдохе, но и на вдохе, тогда иконописец и достигает вдохновения, которое на него не нисходит по воле случая, а обретается путем целенаправленных усилий. Признаки успешной молитвы проявляются как появление «особого чувства теплоты в сердце», а вместе с ним «озарение и просветление ума». После этого иконописец может перешагнуть за пределы обычных человеческих возможностей. Через него начинает проявляться сверхъестественное.

 76-02.jpg «АЛЕКСАНДРИЯ»
«АЛЕКСАНДРИЯ»
 76-03.jpg «АЛЕКСАНДРИЯ»
«АЛЕКСАНДРИЯ»
 76-04.jpg «АЛЕКСАНДРИЯ»
«АЛЕКСАНДРИЯ»

Только тогда у него получается икона, которая дает образ зримой святости, энергия благодати проявляется на изображении, и человек, входя с ним во взаимодействие, получает молитвенный настрой особой силы. Ему предшествует мистический молитвенный подвиг иконописца. Без молитвы получится всего лишь изображением с блеском, и не более того. Человек, преодолевший с помощью молитвы разделение ума и сердца и обретший сконцентрированный в сердце ум, по словам Макария Великого (300–391), «обретает любовь, которая от Бога, которая приближает к совершенному, и делает сотаинником великой тайны бытия». Эта любовь творит чудеса. Патриарх Александрийский и всея Африки, который также носит титулы Тринадцатый апостол и Судия Вселенной, увидев написанный в «Александрии» иконостас для храма в Йоханнесбурге, не поверил, что он создан человеческими руками с помощью обычных кисточек. Он был уверен, что без «космических технологий» здесь не обошлось. Судии Вселенной, конечно, видней.

«Александрия» ведет не только технологические, но и богословские изыскания. В ее стенах пишутся изображения новых святых. Среди них, к примеру, Евгений Родионов, попавший в чеченский плен, подвергавшийся жестоким пыткам, но отказавшийся переменить веру в обмен на жизнь.

Но событие, которому иконописцы «Александрии» придают особое значение, — это появление образа Новозаветной Троицы. На эскизе иконы, работа над которой будет продолжаться еще не один год, — Бог Отец, Бог Сын и Бог Дух Святой с лицами, похожими друг на друга. Их объединяет свечение, расходящееся в разные стороны. В углах иконы — символы евангелистов. В середине — чаша, которая символизирует собой таинство Евхаристии. Бог открывается человеку через свою энергию. Мы видим Троицу, и ее созерцание, как однажды сказал преподобный Сергий (и это единственные его слова, дошедшие до нас сквозь толщу веков), «помогает преодолеть ненавистное разделение».