Экспортеры недосчитались денег

Лина Калянина
редактор отдела конъюнктуры отраслей и рынков журнала «Эксперт»
23 мая 2016, 00:00

В этом году Россия экспортирует рекордный объем зерна. Однако в новом сезоне темпы экспорта могут серьезно замедлиться по причине возникших проблем с возвратом НДС экспортерам и сложившейся в аграрной отрасли непрозрачной системы налогообложения

РИА НОВОСТИ

На зерновом рынке разворачивается драма, которая пока в большей степени носит подковерный характер, однако ее последствия могут привести к серьезным изменениям как внутри аграрного рынка, так и в положении нашей страны на мировом зерновом рынке. Вот уже два квартала подряд экспортеры зерна сталкиваются с тем, что со стороны налоговых органов резко увеличилось число отказов в возврате экспортерам НДС при совершении экспортных операций. Не секрет, что возврат НДС даже в сытые для экономики годы был для компаний нелегкой задачей, и зачастую деньги удавалось вернуть только по решению суда. Сейчас же, когда перед государством стоит задача наполнения бюджета всеми правдами и неправдами, ситуация и вовсе обострилась. Экспортеры на условиях анонимности рассказали, что оспариваемая налоговиками сумма сегодня у всех компаний примерно одинакова — от 20 до 30% от причитающихся к возврату средств. В бюджетах серьезного экспортера это миллионы, а то и десятки миллионов долларов в год, и такие потери в корне меняют всю экономику бизнеса, поскольку, как правило, сумма возврата НДС и составляет доход экспортеров.

Пока компании находятся в стадии усиленных разбирательств с фискальными органами (которые по закону могут рассматривать жалобы в среднем до года, а компании все это время несут убытки), однако, по данным Российского зернового союза, уже пошла волна исков в суд по новым случаям невозвратов. В ближайшей перспективе неясность с возмещением НДС может привести к приостановке деятельности компаний на экспортном направлении. Благо что примеры уже есть: развернувшиеся несколько лет назад аналогичные процессы в Украине и в Казахстане, при наличии у этих стран серьезного продовольственного потенциала, привели к потере позиций в глобальной зерновой торговле и закреплении за ними статуса региональных поставщиков.

 Кто виноват?

Решения об отказе возврата экспортерам НДС налоговики мотивируют тем, что в цепочке движения товара от производителя к экспортеру (а товар может пройти через несколько покупателей-продавцов) существуют некие фирмы-прокладки, которые не заплатили НДС, а значит, возврата быть не может. Напомним, что по закону НДС в размере 10% от суммы сделки должны платить все компании, участвующие в торговых операциях: в нашем случае — при осуществлении купли-продажи зерна до того, как оно будет отправлено на экспорт. В то же время сам производитель зерна может выбирать одну из двух схем налогообложения: либо платить единый сельхозналог в размере 6%, либо платить 10% НДС. На сегодняшний день порядка 70% производителей работают по единому сельхозналогу и только 30% платят НДС.

Зерно без НДС от производителя продается по той же цене, что и с НДС. В дальнейшем при последующих товарных проводках зерно без НДС превращается (по документам) в товар с уплаченным НДС, однако зачастую это всего лишь результат мошеннических операций, при которых налог в казну реально не поступает.

Поскольку разбираться с недобросовестными перекупщиками никто не собирается, особенно если они уже юридически не существуют, то претензии предъявляются доступным для проверок, легально работающим экспортерам. При этом экспортеры не имеют возможности проверить информацию о неуплате налога той или иной фирмой, участвующей в цепочке, — рассмотреть конкретные документы можно будет только в суде (через значительный промежуток времени). То, что экспортеры не могут знать всех, кто участвовал в цепочке, и не имеют доступа к финансовым документам всех поставщиков для того, чтобы себя обезопасить (то есть иметь дело только с добросовестными поставщиками, как советует государство), в расчет не принимается. Находить недобросовестных поставщиков и взыскивать с них недостающие суммы — это работа правоохранительных и фискальных органов, что тоже не принимается в расчет, хотя все эти нарушения появились на рынке не вчера (кстати, тот факт, что поиск мошенников — это не обязанность экспортеров, позволяет им в большинстве случаев выигрывать суды у налоговиков).

Все это вызывает, мягко говоря, нервозность на рынке, и часть компаний, несмотря на то, что близится начало сезона, и сейчас самое время заключать контракты, решила приостановить закупки, до прояснения ситуации.

 

 22-02.jpg

Что делать?

Какие есть выходы из этой ситуации? Самое неприятное — если фискальные органы на свое усмотрение начнут решать, кому какую сумму налога возвращать. Очевидно, что у «более добросовестных», по мнению фискальных органов, экспортеров появится ценовое преимущество на рынке, а все остальные окажутся в неравных конкурентных условиях. Любопытно, что в свое время с этого решения начинали власти в Украине и Казахстане. В Украине правительство пыталось создать пул доверенных экспортеров, что привело к закрытию в стране офисов нескольких международных трейдинговых компаний и ухудшению позиций страны на мировом зерновом рынке. В конечном итоге от этой идеи отказались и в дальнейшем возврат НДС вовсе отметили.

В Казахстане также сначала пытались создать пул «наиболее достойных», однако иностранные компании, также составлявшие там костяк ведущих экспортеров, отказались участвовать в «праймериз», и было принято решение обложить НДС производителей зерна. Тем не менее проблемы с возвратом НДС остались, и это немаловажная причина того, что Казахстан сегодня поставляет зерно в основном бывшим советским азиатским республикам и некоторым странам Ближнего Востока с маргинальными режимами, то есть на свои локальные рынки сбыта, с которыми казахские предприниматели могут сами работать без конкуренции со стороны мировых трейдинговых компаний — при том, что качество казахстанской пшеницы очень высокое и у нее есть значительный экспортный потенциал.

Сегодня после целого ряда обсуждений решение об отмене единого сельхозналога и введение НДС для производителей предлагается и у нас, что было бы логичным с точки зрения борьбы с коррупцией и уходом от налогов. В частности, на этом настаивает Российский зерновой союз. В свое время введение единого сельхозналога для крестьян было продиктовано желанием властей облегчить крестьянам жизнь, упростив систему налогообложения. «Сегодня эта система налогообложения себя исчерпала. Она ничего, кроме вреда, не приносит. Мы давно предлагаем ввести НДС и для производителей, зерно будет выходить на рынок уже с налогом, не будет почвы для злоупотреблений», — говорит Аркадий Злочевский, президент Российского зернового союза.

Однако это решение вступает в некую конфронтацию со стратегией нашего правительства по поддержке сельхозпроизводителей, многие из которых неизбежно будут выступать против перехода на НДС (но не потому, что не имеют ресурсов содержать бухгалтерию, а потому что либо давно сами встроены в определенные схемы, либо в прошлом завышали свои показатели производства, запасы и т. д., что при резком переходе на общую систему налогообложения приведет к необходимости заплатить налог с несуществующего товара). В правительстве отмену единого сельхозналога пока считают преждевременной. Хотя, по мнению экспортеров и экспертов аграрного рынка, переход на уплату НДС выгоден нормально работающим хозяйствам, инвестирующим в свое развитие.

В итоге сегодня в правительстве рассматривается и уже одобрен многими ведомствами вариант, когда при оборотах до 120 млн рублей в год крестьянин имеет право платить единый сельхоз налог, а при более высоких оборотах обязан будет перейти на схему налогообложения с уплатой НДС. По словам Аркадия Злочевского, в ближайшее время это решение будет оформлено на законодательном уровне. Тем не менее Российский зерновой союз выступает против введения подобного рода ограничений. «Я все равно продолжаю настаивать на отмене вообще ЕСХН как системы налогообложения. С моей точки зрения, мы порогом ограничиваем саму схему мошенничества, но при этом все равно оставляем поле для злоупотреблений», — говорит Аркадий Злочевский.

В свою очередь экспортеры предлагают как вариант и вовсе отказаться от возврата НДС. «Это бы нам очень сильно облегчило жизнь, поскольку ценообразование на рынке стало бы более понятным для нас, у экспортеров не было бы отложенных доходов, риски снизились бы, не нужно было бы постоянно взаимодействовать с фискальными органами, нам не пришлось бы держать штат бухгалтеров, которые каждый раз готовят безумные кипы документов по возврату НДС и так далее», — говорит один из экспортеров. Однако, по мнению Аркадия Злочевского, это может привести к потере доходов производителями, потому что экспортеры будут строить свою рентабельность не на возврате НДС, а получат ее за счет снижения закупочной цены, поскольку продажная цена зависит от уровня мировых цен и повышать ее, когда нужно, экспортеры не могут.

В любом случае необходимо устанавливать прозрачные правила игры. «Нам абсолютно все равно, как нас сейчас приведут к общему знаменателю. Нам нужны понятные, прозрачные условия ведения бизнеса», — говорят экспортеры. В этом году Россия выходит на рекордные показатели экспорта зерна — порядка 33 млн тонн. Необоснованные налоговые претензии, а также сохранение ситуации нестабильности и высоких рисков уже приводят к тому, что экспортеры приостанавливают свои закупочные программы по урожаю нового сезона. И по опыту прошлых лет любые проблемы с регулированием на нашем рынке всегда сказываются на наших позициях в мировой торговле. Ведь мировой рынок зерна — это не рынок нефти, где покупатели вынуждены ее закупать у нас из-за отсутствия собственной. На глобальном рынке продовольствия — перепроизводство, российское зерно — самое дешевое, репутация России на международном рынке — ненадежный поставщик. В общем объеме мировой торговли зерном (порядка 300 млн тонн без учета соевых бобов) Россия сегодня занимает значительную долю (порядка 9%). И наши конкуренты — европейские страны, США, Канада, Аргентина и прочие — будут просто счастливы, если у нас будут проблемы и мы сократим свое присутствие на международном рынке, ведь у них расширится рынок сбыта и вырастет маржа. А мы будем сидеть и с усердием устанавливать границы прозрачности рынка.