«Хороши для стоячей экономики»

23 мая 2016, 00:00

«Хороши для стоячей экономики»

Рабочую группу экономического совета при президенте по структурным реформам возглавил бывший министр финансов Алексей Кудрин. В нее также вошли президент Сбербанка Герман Греф, зампред ВЭБа Андрей Клепач, первый зампред ЦБ Ксения Юдаева и еще несколько человек. Места представителям альтернативной экономической мысли в президентском совете не нашлось. Бизнес-омбудсмен и лидер «Партии роста» Борис Титов считает, что «старая гвардия» не в состоянии выработать перспективную программу развития страны.

 

— Борис Юрьевич, тот же Алексей Кудрин в некоторых своих выступлениях как будто спорил со своей же политикой во главе Министерства финансов, иногда прямо противоречил концепции сбережения и консервирования средств. Есть ли шанс, что этот состав экономического совета при президенте все же родит новые мысли?

— Исходя из выступлений Кудрина и его коллег, я вижу, что они по-прежнему представляют старую парадигму, которая существовала пятнадцать лет их управления экономической сферой. Несколько дней назад Кудрин говорил, что главная задача сегодня — это дефицит бюджета не более одного процента и инфляция четыре процента. Рост до 2019–2020 года в принципе невозможен. А дальше все будет зависеть от институциональных реформ. Это его четкая позиция.

— Есть ли практический смысл в тиражировании групп по экономическому развитию, где заседают одни и те же эксперты?

— Я считаю, что это инициатива Кудрина. Он хочет занять нишу экономического гуру России, главного стратега. Но, к сожалению, та школа, которой он управляет и которая была у руля в течение многих лет, была эффективна, когда были гарантированы серьезные доходы от экспорта сырья. Та школа была направлена на то, чтобы обеспечить стабильность, обеспечить правильное освоение этих ресурсов, чтобы не дать разворовать или неэффективно использовать деньги. Поэтому на Минфине долго висела табличка «денег нет». Главное — сформировать резервы на черный день, чтобы обеспечить затыкание дыр в случае чего, обеспечить социальную стабильность в стране.

Все это неплохо работало до тех пор, пока был источник — нефть. Сейчас этот источник сократился. И наша экономическая политика должна быть сориентирована на другие цели: как по-новому зарабатывать деньги для страны, для бизнеса, для людей, где искать новый источник средств. Его-то они как раз и не ищут. Они не нацелены на это, они не инвестиционные люди. Они не понимают, как надо инвестировать, они понимают только, как надо сохранять. Они хороши для стоячей экономики, а для растущей экономики эта школа не годится. Нужна новая школа, нужна смена поколений в экономическом блоке нашей страны.

— Находится ли место для альтернативных экономических взглядов? Не так давно в правительстве обещали внимательно изучить доклад Столыпинского клуба.

— Мы сейчас завершили работу в межведомственной рабочей группе при правительстве. Туда вошли не только представители министерств, ведомств, Центробанка и Минфина, но еще и делегаты от экспертного сообщества (не только из Высшей школы экономики), аудиторских, консалтинговых компаний, инвестиционного сообщества. Мы проштудировали экономику роста, было порядка десяти заседаний. Получили немного адаптированный текст, который мы сегодня можем выставить на всеобщее обозрение. Отправили его Медведеву. Конечно, получили серьезное мнение Минфина — там несогласие практически со всем. И Центробанка — они не согласны по одному пункту, это денежно-кредитная политика. У них оправдание, что они все равно не занимаются ростом. Теперь мы выходим на уровень президента, там будут рассматриваться наши предложения.

— Некоторые положения экономики роста встретила в штыки и часть экспертного сообщества.

— Чаще всего нас обвиняют в том, что мы хотим станок запустить. Это смешно. Во-первых, станок запустил Центробанк, и он в постоянном режиме работает: они помогают крупным банкам, в прошлом году пришлось потратить миллиард (долларов. — «Эксперт») на поддержание денежного оборота. Те суммы, которые мы предлагаем, это капля в море общей эмиссии, которая происходит в стране.

Во-вторых, мы говорим о том, что эти деньги будут идти на производство новой добавленной стоимости. И этим мы компенсируем даже в большем объеме, чем увеличивающаяся денежная масса, объем монетизации экономики, которая даже возрастать не будет, поскольку она и так очень низкая.

И вообще, мы не говорим об эмиссии как о главной цели. Мы говорим: вы обеспечьте сегодня опережающее предложение кредита для инвестиционных проектов. А откуда вы их возьмете… у вас много источников.

— Вы подготовили для президента доклад о сильнейшем за последние годы давлении на бизнес. Вал уголовных дел и проверок усиливается несмотря на то, что президент в своих официальных выступлениях постоянно подчеркивает необходимость ослабить «удавки» на предпринимательское сообщество. Почему указания президента не исполняются?

— У нас очень сильны правоохранительные и контрольно-надзорные структуры, бюрократический аппарат. Бюрократия за 2000-е годы выросла. «Не допустить», «контролировать», «запрещать» — чиновники как бы оправдывают свои должности.

Да, в 1990-е был абсолютный беспорядок, государство практически отсутствовало в экономике, отсутствовала его регулирующая и контролирующая роль. В 2000-х был установлен порядок. Все начали платить налоги, и бизнес был этому рад, потому что начал работать в белую. Именно чиновники, бюрократия обеспечивали этот порядок в стране. Но, к сожалению, маятник качнулся в другую сторону. Чиновники выполнили свою задачу, но продолжали наращивать активность. В результате у нас слишком велика роль бюрократии, которая просто мешает развитию общества.

— В докладе прозвучало предложение передать расследование всех преступлений по экономическим статьям в один правоохранительный орган. Мы не получим одно суперведомство, с которым потом будет сложно договориться?

— Да лучше суперцентрализация, но и при этом и суперпрофессионализм. Понимаете, когда следователь МВД рассматривает одновременно и бытовые преступления, и недоимку по налогам, это неправильно. Должны быть профессионалы в секторе экономических нарушений. Сегодня одна из главных проблем в работе с правоохранительными органами — абсолютное непонимание с их стороны того, что такое экономика, налоги, тарифы и прочее.