Урок мужества

Вячеслав Суриков
редактор отдела культура журнала «Эксперт»
23 мая 2016, 00:00

В МХТ имени А. П. Чехова в рамках фестиваля «Черешневый лес» состоялась премьера спектакля по пьесе Ивана Вырыпаева «DreamWorks. Мечта сбывается».

«ЧЕРЕШНЕВЫЙ ЛЕС» / ЕКАТЕРИНА ЦВЕТКОВА
Главную роль в спектакле «DreamWorks. Мечтасбывается» играет Филипп Янковский

Иван Вырыпаев пишет пьесы как будто сразу на экспорт в маленькие европейские театрики, виртуозно смешивая излюбленные темы: измену, насилие, любовь, каннибализм, Бога — и протаскивая контрабандой в страны победившего феминизма идею патриархальных устоев, как это происходит, например, в его пьесе «Летние осы, которые кусают нас даже в ноябре»: «Женщина должна подчиняться мужчине. В этом ее предназначение. Женщина отдает, мужчина берет. Но проблема нашего демократического <…> общества в том, что она никак не может найти мужчину, который достоин того, чтобы она ему подчинялась». Ему удалось пройти путь от выпускника Иркутского театрального училища, отработавшего год в Магаданском театре драмы, до художественного руководителя столичного театра «Практика» — этот пост он покинул совсем недавно — и самого популярного за пределами России русского драматурга — сразу после Чехова: его пьесы поставлены в 20 театрах мира.

В России помимо «Практики» пьесы Вырыпаева идут одновременно на сценах МХТ имени А. П. Чехова, БДТ имени Г. А. Товстоногова и Мастерской Фоменко. Спектакль «Пьяные», поставленный Андреем Могучим в БДТ, в этом году получил сразу две «Золотые маски»: за режиссерскую работу и за актерский ансамбль. Основной интерпретатор пьес Вырыпаева на московской сцене Виктор Рыжаков. Больше десяти лет назад он первым поставил пьесу Вырыпаева «Кислород» на сцене Театра.doc: главную роль играл сам драматург и он получил «Золотую маску» как спектакль-новация. «Dreamworks. Мечта сбывается» их новая совместная работа. На этот раз Вырыпаев пытается разобраться в том, что такое любовь, и для этого помещает своих персонажей в антураж голливудской драмы. Виктор Рыжаков ни на йоту не отступает от драматургического замысла, пытаясь донести авторский текст до зрительских сердец, не расплескав по пути ни капли смысла.

В одном из интервью Вырыпаев утверждал, что в «Практике» не приступают к работе без молитвы, поют псалмы и постятся. В своих драматургических опытах он тяготеет к восточным религиозным системам. В «Dreamworks» Вырыпаев даже выводит на сцену буддистского ламу, который, впрочем, играет скорее комическую роль: декларируемые им тезисы об иллюзорности человеческого бытия, которое ограничивается пределами его собственного ума, и сами, по его собственному определению, часть иллюзии. В художественном пространстве «DreamWorks» иллюзия не возникает сама по себе, а воспроизводится голливудской машиной, которая для Вырыпаева является метафорой Бога. По Его воле бытие ускользает от персонажей пьесы с такой скоростью, что они не в состоянии осознать происходящее с ними. У главного героя умирает жена, но и три месяца спустя он отказывается в это верить. Он цепляется за любовь к ней как за нечто, что может спасти его от ужаса перед непостоянством этого мира.

Филипп Янковский — главное открытие спектакля «DreamWorks». Это его первая главная роль на сцене МХТ. Янковский создает образ балансирующего на грани безумия вдовца Дэвида, обходясь при этом без театральных приемов. Он в ней максимально естественен. Роль сидит на нем, как хорошо сшитый костюм. Словно бы сам Филипп Янковский под чужим именем мечется между парадоксальными буддистскими истинами о сути человеческого бытия и ушедшей из-под ног вместе со смертью жены повседневной реальностью. Исключительный по продолжительности монолог персонажа по имени Элизабет, виртуозно произнесенный Ириной Сухорецкой, обращен не только к нему, но и ко всей сильнейшей половине человечества сразу, и это характерно для драматургии Вырыпаева последних лет: «Современный мужчина стал считать страх абсолютно нормальным состоянием. Для него стало нормальным быть слабым, капризным, несобранным, потому что современный мужчина считает, что так он устроен. Но на самом деле мужчина устроен совсем не так. Он не должен позволять страху овладеть собой». Однако самую живую реакцию зала вызывает другая реплика: «У каждой порядочной женщины должен быть яд». Вырыпаеву нельзя отказать в остроумии.