В первом квартале отток капитала частного сектора сошел на нет

23 мая 2016, 00:00

Правило постоянной рублевой цены на нефть не действует. Коридор в 60–70 рублей за доллар может стать долгосрочно равновесным

В начале апреля за баррель нефти сорта Brent давали 36 долларов с копейками, а рубль стоил почти так же, как теперь: 67,14 за доллар тогда и 65 с копейками сейчас. Между тем нефть подорожала за рассматриваемый период примерно на 35%. Ближайший (июльский) фьючерс поднимался уже почти до 50 долларов за баррель. Все более дальние пробивали 50. При этом ЦБ никоим образом не вмешивался в курсообразование: не проводил покупок валюты с июля прошлого года и не менял ставки по валютному рефинансированию банков с апреля 2015-го. Отсюда вопрос: рубль был переоценен тогда, при дешевой нефти, или недооценен сейчас?

Попытаться ответить на этот вопрос позволяет анализ свежих данных платежного баланса, обнародованных Банком России по итогам апреля. Сами по себе агрегаты как сальдо экспортно-импортных операций, так и оттока капитала частного сектора за четыре месяца текущего года остаются значительно ужавшимися против соответствующих показателей годичной давности. Профицит текущего счета (16,3 млрд долларов за четыре месяца) сократился в 2,3 раза, при этом торговый баланс (превышение экспорта товаров над импортом) сжался примерно вдвое, а чистый отток капитала (12,8 млрд долларов за январь–апрель) — еще сильнее: в 3,6 раза, в основном за счет значительно упавших темпов сокращения обязательств перед нерезидентами (выплаты внешнего долга). В то же время размеры приобретения зарубежных активов остаются такими же, как год назад, — и в целом незначительными с точки зрения влияния на платежный баланс и обменный курс.

Сокращение стоимостного объема экспорта в марте 2016 года по сравнению с декабрем 2015-го обусловлено снижением контрактных экспортных цен, которое в незначительной степени компенсировалось уменьшением физических объемов поставок, свидетельствуют расчеты аналитической группы Центра развития под руководством Э. Ф. Баранова. Стоимость экспорта товаров упала у 11 из 19 рассмотренных аналитиками крупных товарных групп, представляющих более 85% общего объема экспорта. Около 90% валового сокращения объемов экспорта пришлось на уменьшение стоимости поставок за рубеж нефти, дизельного топлива, жидких топлив, машин, оборудования и транспортных средств, а также природного газа. При этом увеличились (по стоимости) поставки за рубеж у восьми товарных групп. Наиболее весомый вклад в этот прирост внесли поставки на экспорт минеральных удобрений, каменного угля, рафинированной меди, черных металлов, обработанных и необработанных лесоматериалов.

Падение объемов импорта началось в феврале 2014 года и длилось, с учетом поправки на сезонность показателя, в течение 24 месяцев подряд (по январь 2016-го), а в феврале 2016 года его динамика продемонстрировала рост, который продолжился в марте, подсчитали в Центре развития. Тем не менее с февраля 2014 года по март 2016-го импорт сократился на 44,3% — в основном за счет уменьшения закупок продукции машиностроения и товаров, относящихся к прочему импорту. Кроме того, следует отметить сокращение более чем в два раза закупок легковых автомобилей, доля которых в общем стоимостном объеме импорта упала с 5% в январе 2014 года до 2,9% в марте 2016-го.

В целом за прошлый год на банки пришлось 59,8 млрд долларов сокращения внешних обязательств, тогда как на прочие секторы (корпорации) лишь 7,2 млрд. Можно сказать, что платежи по внешнему долгу, которых сначала опасались все, включая ЦБ, не стали для них сколько-нибудь существенной проблемой. В первом квартале 2016 года чистое сокращение корпоративных обязательств и вовсе сошло на нет (всего лишь 1,3 млрд долларов), а продолжающийся выход банков из обязательств перед нерезидентами (8 млрд долларов) был компенсирован сокращением их зарубежных активов (на 7,8 млрд долларов). Приобретение зарубежных активов прочими секторами составило микроскопический объем в 3,8 млрд долларов.

Можно сказать, с поправкой на сезонный фактор, что отток капитала из России в начале 2016 года прекратился — впервые с начала 2008-го. Следствием этого оказалось значительно более слабое падение импорта и обменного курса в сравнении с падением экспортной выручки, сократившейся в первом квартале 2016 года до размеров кризисного 2009-го. Еще одним фактором, сдерживавшим снижение обменного курса, стало десятипроцентное сжатие внутреннего спроса.

Свежая тенденция: отток капитала возобновляется с удорожанием нефти?

Однако после того, как цена нефти оттолкнулась от локального дна, нащупанного в январе–феврале, похоже, основные агрегаты платежного баланса двинулись к более привычным для себя ориентирам. Оценочный отток капитала в апреле (5,8 млрд долларов) оказался в два с лишним раза больше среднемесячных показателей первого квартала. Сальдо текущего счета было также выше среднемесячных показателей предыдущих трех месяцев, хотя и не до такой степени. Причина этого, по-видимому, в том, что 3–4 млрд долларов в апреле составило чистое привлечение внешних займов органами госуправления / ЦБ, в основном, правда, осевших в резервах ЦБ.

Из-за роста профицита текущего счета курс рубля реагировал на повышение цены нефти значительно мягче, чем можно было предположить исходя из пропорциональности его цене нефти. Тем не менее нынешнее соотношение цены нефти и курса выглядит даже несколько более комфортным для Минфина, чем заложенная в действующем бюджете формула (50д/б × 63,3/долл.), что оправдывает отказ правительства вносить в него поправки (до выборов в ГД), еще пару месяцев назад казавшиеся неизбежными.

Нельзя также исключить, что колебания курса вокруг центра в 60–70/долл. сохранятся в долгосрочной перспективе, на десятилетие или дольше, подобно тому как колебания около 30/долл. удерживались предыдущие 15 лет. Отток капитала продолжит служить буфером, частично уравновешивающим колебания нефтяных цен. 

 72-01.jpg
 72-02.jpg