Из директоров в ханы

Политика
Москва, 30.05.2016
«Эксперт» №22 (989)
Эмомали Рахмон превращает Таджикистан в наследственную монархию, чем ставит под вопрос сохранение таджикской государственности

Авторитарные режимы в Средней Азии, по сути, себя исчерпали. Они уже не способны обеспечить государству достаточный экономический рост, а населению — ощущение сопричастности к этому государству. Пока эти режимы жили в относительно тепличных условиях, особой проблемы от их неэффективности не было. Но сейчас они вынуждены конкурировать с силой, обладающей куда более мощной и привлекательной идеологией, — запрещенной (в том числе в России) террористической группировкой ИГ, которая эксплуатирует идею халифата. Выдуманные общенациональные символы и архетипы (среднеазиатских государств в нынешних территориальных и этнических границах до возникновения СССР просто не существовало) объективно уступают исламизму и прописанной в нем концепции социальной справедливости — особенно на фоне колоссальной несправедливости, коррупции и кумовства среднеазиатских режимов. А ликвидация всей умеренной оппозиции приводит к тому, что за исламистами идут даже остатки национальной интеллигенции, которые просто не видят иного варианта канализации своего протеста.

Самые умные и прозорливые лидеры постсоветского пространства всерьез восприняли эту угрозу и просчитали, что лучшим рецептом от превращения их страны в халифат или территорию гражданского конфликта является, во-первых, повышение уровня жизни населения с укреплением среднего класса. А во-вторых, постепенная политическая либерализация и медленное превращение страны в настоящую демократию. Такую политику, например, проводят в Казахстане. Другие же среднеазиатские лидеры идут по совершенно иному пути — занимаются укреплением личной власти и закручиванием гаек. Пути крайне опасному, поскольку он может как раз ускорить дестабилизацию этих государств. Прежде всего того же Таджикистана.

Рахмон умел быть благодарным

22 мая в Таджикистане прошел референдум о внесении 41 изменения в конституцию страны. Одной из важнейших поправок была возможность Основателю Мира и Лидеру нации — президенту Эмомали Рахмону баллотироваться на высший пост (читай: переизбираться) неограниченное число раз. Другая поправка снижала возрастной порог кандидата в президенты с 35 до 30 лет, дабы таджикский «кронпринц» — 29-летний сын президента Рустам Эмомали — мог участвовать в следующих выборах, если что-то произойдет с 64-летним Основателем Мира.

Население, судя по официальным данным, с самого раннего утра решило выполнить национальный долг. Уже к полудню явка составила 66% (для того чтобы референдум объявили состоявшимся, достаточно было и 50%), а итоговый показатель достиг 92%. То есть на избирательные участки пришло в общей сложности четыре миллиона граждан. Получается, даже около миллиона таджикских гастарбайтеров, работающих в России, не поленились уйти с работы, зайти в таджикское посольство или консульства (в Екатеринбурге и Уфе) и там проголосовать.

Конечно, теоретически превращение Таджикистана в наследственную монархию не является чем-то странным или даже опасным. Это скорее закономерный итог последних двадцати пяти лет государственной

Новости партнеров

Уступите место реалистам

Президент Путин начал искать выход из экономического тупика. Вопреки принятому представлению у программ Минэкономразвития, Центра стратегических разработок и Столыпинского клуба есть пересечения — совпадают многие цели и некоторые методы их достижения. На этой политической основе можно построить работающую систему стимулирования экономики

Главная новость
Наука и технологии
Потребление
Реклама