Уязвимая альтернатива

30 мая 2016, 00:00

Дискуссия о принципах управления развитием экономики вышла на высший политический уровень. Есть определенные шансы, что дело не ограничится очередным экспертным мозговым штурмом, а последуют и практические оргвыводы. На это указывают и определенные зоны компромисса концепций, обсуждавшихся на заседании Экономического совета при президенте, да и крайне серьезная ситуация в российской экономике, требующая действий, а не только обсуждений.

Последний раз, по крайней мере в доступном для внимания заинтересованной публики формате, президент устраивал сшибку наличных парадигм экономической политики чуть больше трех лет назад, на совещании в Сочи в апреле 2013 года. Тогда в роли анфан террибль, взорвавшего статус-кво политики либерального мейнстрима, выступил Андрей Белоусов, тогда возглавлявший МЭР, а Владимир Путин запомнился весьма тонким пониманием проблемы хронически высокого уровня кредитных ставок в России.

С тех пор президенту было, по большому счету, не до тонкостей экономического стратегирования. Последние месяцы подготовки к Олимпиаде требовали его почти ежедневного ручного администрирования, наслаждение сочинским триумфом оказалось минутным — последовали срочная крымская операция, восстание Донбасса, обмен санкциями с Западом, резкое обострение ситуации на Ближнем Востоке и сирийская кампания.

В последние месяцы на фоне некоторой передышки на внешнеполитическом фронте внутренние экономические проблемы страны вновь вышли на первый план. Не прекращающийся уже два года кризис, не столь глубокий по процентам спада ВВП и промышленного производства, как в 2009 году, но существенно более болезненный для населения. Разрастание зон бедности плюс очаги острого хозяйственного неблагополучия в ряде регионов: самый яркий пример — Самарская область со схлопнувшимся кластером вокруг АвтоВАЗа. Все это очевидно требует уже системных решений.

Налицо и расширение предложения идей и концепций. В декабре представительный пул экспертов и предпринимателей выступил под эгидой Столыпинского клуба с консолидированной концепцией «Экономика роста». Активизировался и экс-глава Минфина Алексей Кудрин, возглавивший месяц назад совет Центра стратегических разработок и введенный указом Путина в состав Экономического совета при президенте.

Притом что более или менее системную альтернативу нынешнему экономическому мейнстриму представляет программа Столыпинского клуба, надо отдавать себе отчет, что она тоже небезупречна. Что касается денежно-кредитной политики, то столыпинцы, к чему скрывать, сильно подставились. Само упоминание в их программе термина «эмиссия» дало немедленный и неотвратимый повод оппонентам заклеймить их ярлыком запускателей печатного станка, что в сегодняшнем контексте равносильно вредительству.

И уже неважно, что программа «Экономика роста» содержит низкоинфляционный механизм рефинансирования банков и институтов развития в адрес конкретных проектов, прошедших рыночную экспертизу, риски по которым уже взяты на себя неэмиссионными финансовыми институтами.

Равно неважно и то, что бесконтрольная и нецелевая эмиссия идет полным ходом уже сейчас: кредиты ЦБ Фонду страхования вкладов, ставшему хронически дотационным, и кредиты банкам-санаторам на реабилитацию предбанкротных фининститутов в сумме подбираются уже к 2 трлн рублей, что заметно больше 1,5 трлн «безопасной» адресной эмиссии столыпинцев в рамках механизма проектного финансирования.

Дело в скверном, предельно упрощенном характере дискуссии о денежно-кредитной политике. Представители мейнстрима и ныне действующей парадигмы денежного зажима отвергают любую содержательную дискуссию о тонкостях операционных процедур денежного предложения, о тонкостях и оттенках эмиссии. Гораздо проще заготовить коллективный мем «они призывают запустить печатный станок» — и долбить им по оппонентам. К несчастью, столь бессовестный прием оказался эффективным. Зазомбированными недопустимостью эмиссии оказались не только широкие народные массы, но, похоже, и политическое руководство страны.

Возможно, было бы разумно сегодня оставить за скобками точки непримиримых противоречий между альтернативными концепциями и сконцентрироваться на решении конкретных масштабных задач, стоящих перед российской экономикой, — развития инфраструктуры, жилищного строительства, технологической модернизации ЖКХ. В процессе их решения практика покажет дееспособность тех или иных инструментов управления хозяйством.

Сходства и различия основных концепций экономического развития 13-02.jpg
Сходства и различия основных концепций экономического развития